АПН
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Пятница, 18 октября 2019 » Расширенный поиск
ПУБЛИКАЦИИ » Версия для печати
Учебники от Майдана
2016-04-04 Юрий Щукин
Учебники от Майдана
Реабилитация бандеровского движения в украинских учебниках фактически не прекращалась и при Януковиче

Украинские школьники сталкиваются с Великой Отечественной войной три раза. Первый раз - в пятом классе, когда изучают введение в историю Украины. Второй и третий раз - в 11 классе при изучении истории Украины и всемирной истории. Мы сосредоточимся на двух последних случаях. По каждому из отмеченных предметов существует много учебников с министерским грифом «рекомендовано»: украинская педагогика пока еще исходит из плюрализма в области учебных пособий. Однако министерство образования специальным распоряжением определяет, по каким из них можно обучать детей.

Последнее такое распоряжение было издано уже после февральского переворота, когда министром образования стал бывший сотник «Тризуба имени Степана Бандеры» и друг фюрера «Правого Сектора» Дмитрия Яроша Сергей Квит. Согласно «Информационному сборнику» министерства №31-32-33 за 2014 год для 11 классов разрешены два учебника по истории Украины и три учебника по всемирной истории. Всем им присвоен гриф «рекомендовано» на основании приказа Министерства образования № 375 от 26 апреля 2011 г., то есть когда министром образования был Дмитрий Табачник – антипод Квита. Тем интереснее будет посмотреть, как трактовали Великую Отечественную войну, когда министром образования не был украинский националист.

В учебнике по всемирной истории Т.В.Ладыченко пишет: «Кроме созданных Москвой, на оккупированной территории действовали антифашистские национальные формирования в Латвии, Литве, Эстонии, Белоруссии, России. В Украине в течении десяти лет против нацизма и большевизма боролась Украинская повстанческая армия (УПА)». Так протаскивается мысль, будто УПА принадлежала к движению Сопротивления. Да к тому же Ладыченко пытается выставить в положительном свете других националистов и коллаборационистов на территории СССР.

Учебник по всемирной истории И.А. Щупака называет в числе виновников войны «коммунистические режимы». Рассказывая о начале войны, Щупак приводит статистику якобы массового уклонения от мобилизации на востоке Украины осенью 1941 года, ничего не сообщает о народном ополчении, массовом героизме в тылу и на фронте. Зато ставит акцент на случаях радостной встречи оккупантов, на заградотрядах и штрафных батальонах. Он исподволь формирует у читателя ощущение, что советский народ дрался против врага из-под палки, хотя прямо такого не заявляет.

Характеризуя период оккупации Щупак своеобразно расставил акценты. Он значительно больше внимания уделили Холокосту, чем истреблению славянского населения Восточной Европы. В отношении советских партизан автор еще более скуп. Он уделил им лишь пару строк без приведения имен и фамилий.

Первая тема учебника "Обзор по истории Украины" за 11 класс Струкевича, Романюка и Дровозюка называется «Украина в годы Второй мировой войны (1939-1945) Великая Отечественная война (1941-1945)». Все учебники украинской истории рассматривают Великую Отечественную войну как часть Второй мировой и начинают с объяснения причин войны, раздела Польши и включения Западной Украины в состав СССР. Данный учебник не является исключением. Авторы подчеркивают мысль, что Сталин сознательно помог Гитлеру разжечь Вторую мировую.

Струкевич и его команда всячески стараются привить ученикам негативное отношение к советскому руководству. Описывая отступление и эвакуацию в 1941 г. они негативно оценивают уничтожение урожая и подрыв мостов, утверждая, что это осложняло жизнь остававшемуся на месте населению. Подчеркивают умышленное уничтожение памятников культуры отступающими советскими войсками, варварски непродуманный подрыв Днепрогэса. Подчеркивают, что Сталин запретил сдавать Киев под угрозой окружения, и вообще делают акцент на любых бессмысленных приказах командования.

Не менее мрачными красками расписан процесс освобождения Украины в 1943-1944 гг. Они рассказывают о взятии Киева ко дню Октябрьской революции, о чудовищных потерях при форсировании Днепра, обвиняя командование в стремлении форсировать реку без технической подготовки, пока противник не закрепился на берегу Днепра. Число потерь при форсировании реки почему-то приводят не по опубликованным за последние десятилетия сборникам потерь, а со ссылкой на писателя Астафьева. В подобных эпизодах настойчиво проводится мысль, что победа была одержана лишь потому, что командование не щадило людей. Конечно, у них нашлось место для рассказа, как бросали в бой необученных новобранцев, а вот для сведений о росте военного искусства командиров Красной армии авторы место не предусмотрели. По утверждению этих авторов в 1943-1944 гг. красноармейцам катастрофически не хватало патронов, зимней одежды, еды, а боевой дух солдат поддерживали СМЕРШ и военные трибуналы.

Отдельного разговора заслуживает в данном учебнике тема сопротивления и коллаборационизма. Струкевич со товарищи рассматривают коммунистов и Организацию украинских националистов как два течения в движении сопротивления. Авторы перечисляют коллаборационистские формирования, созданные на территории Украины, но делают это настолько двусмысленно, что читатель не может сделать однозначный вывод, что это коллаборационизм. На стр.42 авторы дают карту, в легенде которой движение сопротивления разделено на «советское» и «украинское». «Украинское» в свою очередь отождествляется с Украинской повстанческой армией, созданной бандеровцами. Таким образом, авторы хотят внушить детям простую мысль, что «советский» - это неукраинский, а «украинский» равнозначен бандеровскому, и никакого другого украинского сопротивления нет.

Характеризуя каждое из выделенных ими движений сопротивления, авторы учебника вообще ничего не сообщают о советских подпольщиках и целенаправленно приуменьшают реальную роль партизан. Якобы летом 1942 г. кроме отрядов Федорова, Ковпака и Сабурова на Украине боеспособных соединений не было, да и те находились в Белоруссии и брянских лесах. Возрождаться же партизанское движение якобы начало только по указке сверху, исходившей лично от Сталина. Численность партизан, интенсивность их поддержки представлены как низкие на всем протяжении войны, подчеркиваются их мнимые неудачи и роль помощи с «Большой земли».

ОУН и УПА в книге Струкевича – это вообще отдельный удивительный сюжет. Как известно, накануне войны ОУН раскололась на фракции мельниковцев и бандеровцев. Первые были последовательными коллаборационистами, а вторые испытывали периоды колебаний, которые и дают их апологетам основание зачислять бандеровцев в движение Сопротивления. Поразительно, но Струкневич со товарищи знают, что созданная бандеровцами УПА не считала себя частью движения Сопротивления и даже прямо говорят об этом в учебнике. Тем не менее они описывают деятельность обоих фракций ОУН в разделе посвященном движению Сопротивления! Даже такие факты прямого коллаборационизма, как создание дивизии «Галичина» почему-то рассматриваются именно там. Кстати, повествуя о дивизии «Галичина», авторы умолчали, что она проходила по ведомству СС, они стыдливо именуют ее «украинской дивизией» и нигде не определяют как коллаборационистское формирование. Так в сознании учеников стирается способность различения коллаборационистов и бойцов сопротивления.

Разумеется, авторы учебника ничего не сообщают о взглядах, которые исповедовали оба крыла УПА, и ученик не узнает, что это две фракции украинских фашистов. Зато он узнает, что в 1943 году бандеровцы якобы резко поменяли свои воззрения и стали бороться за демократию и социальную революцию.

А как же страшная волынская резня, которая стала проявлением подлинной сущности УПА? По мнению Струкевича со товарищи, бандеровцы тут ни при чем. Массовое сожжение сел на Волыни они сперва приписывают исключительно нацистам, а причиной считают активность советских партизан, которые провоцировали оккупантов, подставляя своими действиями мирное население.

Коллаборационизм они специально выгораживают еще в итоговом очерке к разделу. «Оккупационный режим привел к формированию на Украине движения Сопротивления, которое имело два течения: советское и национально-патриотическое. Исторической правдой были также и проявления коллаборационизма. Это сотрудничество обуславливалось наивными попытками возродить государственную независимость Украины, создать украинские вооруженные силы, не допустить продвижения советских войск на запад Украины».

Альтернативой пособию Струкевича стал учебник О.И. Пометун и Н.М. Гупана – пособие, впервые также изданное при Януковиче и Табачнике. Его самое слабое место – проблема УПА и коллаборационизма. Коллаборационизм авторы объясняют недовольством советской властью и стремлением выжить, то есть примерно как и команда Струкевича. Однако есть важный нюанс: стремление лидеров «украинского националистического движения» (так деликатно они именуют украинских фашистов) оценивается как одно из проявлений коллаборационизма. К сожалению, тщетно было бы искать в учебнике примеры такого коллаборационизма: даже о таких бесспорных фактах, как батальоны «Роланд» и «Нахтигаль», дивизия СС «Галичина», заискивание фракции мельниковцев перед оккупантами в учебнике не сказано ни слова. Наоборот, вся ОУН, включая мельниковцев и бандеровцев, рассматривается в этом пособии как составная часть движения Сопротивления.

При этом Гупан и Пометун заявляют: с приближением войны обе фракции ОУН сделали ставку на сотрудничество с немцами. Затем отмечают, что в конце 1942 г. между бандеровцами и немцами произошел разрыв, вследствие чего бандеровцы образовали в 1943 г. УПА. Далее честно рассказывают, что УПА воспринимала фашистскую Германию как относительное зло, а Советский Союз как абсолютное, поэтому с 1944 г. УПА переориентировалась на борьбу против СССР, а с июня 1944 г. вновь вернулась к сотрудничеству с немецкими оккупантами… Но всё это написано в разделе о движении Сопротивления!

Вслед за тем авторы учебника заявляют, что в 1944 г. УПА якобы продолжала нападать на немецких оккупантов, а с советскими частями столкновений избегала. И якобы не УПА начала борьбу против советской власти, а НКВД первая атаковала УПА. И тут же подробно рассказывается о засаде и нападении УПА на генерала Ватутина, которое произошло сразу после выхода Красной армии на Западную Украину в феврале 1944 г. Это все рассказано на одной и той же странице. Так кто с кем избегал столкновений, и кто на кого первым напал? Остается лишь пожалеть подростков, которые вынуждены учиться по такой логичной книге...

Авторы ни словом не напомнили, какого рода идеологию исповедовали бандеровцы, зато рассказали, как в 1943 г. их фракция провозгласила поворот к идеалу демократии и социальной справедливости. Да еще и дополнили этот сюжет рассказом о социальной демагогии Украинского главного освободительного совета, сконструированного бандеровцами в 1944 г. для дальнейшего пускания пыли в глаза. После этого становится понятно, почему после переворота новый режим сохранил в школе учебники, утвержденные при Табачнике. Впрочем, нет оснований думать, что обучение по этим учебникам будет продолжаться долго.

Не нужно прибегать к фантазии, чтобы точно сказать, что придет им на смену. Еще в 2013 году большой коллектив львовских историков под руководством А.Козицкого издал при поддержке местного облсовета дополнительные материалы к курсу истории Украины. В предисловии авторы проклинают политику неких безымянных «политических кругов»: «Одним из элементов такой антиукраинской политики стали изменения в школьных учебниках по истории. В течении 2010-2011 годов из них были изъяты важные для понимания исторического развития темы, а часть событий получила новую, неадекватную историческим реалиям трактовку».

По интересующей нас проблеме авторы сочли необходимым дать два дополнительных параграфа «Партизанское движение на Украине. Деятельность УПА» и «Украинцы на фронтах второй мировой войны». Их объединяет раздел, названный «Украина в годы Второй мировой войны». Никакой Великой Отечественной войны, по мнению львовских историков, не было – борьбу СССР против Германии они величают Немецко-советской войной. Освобождение Украины в результате наступления Красной армии именуют советской оккупацией. Вторая мировая война рассматривается как «борьба двух тоталитарных империй», которые ее и развязали.

Коллаборационизм и сопротивление, борьбу на стороне держав Оси и антигитлеровской коалиции авторы книги не различают вообще. Для них это просто вооруженные формирования, в которых украинцы воевали и совершали героические подвиги. Причем очень подробно описано именно участие украинцев в коллаборационистских формированиях. Такое участие не осуждается, а наоборот мягко оправдывается непоследовательными соображениями борьбы за украинскую государственность.

Партизанское движение на Украине преподносится не как результат народного сопротивления, а как результат целенаправленной активности НКВД. Численность партизанских отрядов в учебнике занижают примерно в 6 раз. А целью партизанских рейдов на Западную Украину якобы была не борьба с нацистами, а борьба с УПА.

УПА вообще поставлена в центр всего материала. Все вращается вокруг нее. Вывод к первому параграфу гласит: «В годы Второй мировой войны Украинская Повстанческая Армия была единственной военно-политической силой, которая последовательно отстаивала украинские национальные интересы».

Приводится там и пространное объяснение волынской резни. Дескать, украинцы пытались найти общий язык с поляками, но не смогли договориться из-за польских территориальных претензий, «к тому же обострению конфликта между украинцами и поляками тайно способствовали нацисты и большевики».

Вот что появится в украинских учебниках, если только майданный режим сумеет найти деньги на бумагу для их издания. Благодаря его политике украинская гривна обесценилась в четыре раза, а бумага для школьных учебников на Украину импортируется. Потому пока денег на новые учебники нет.

Юрий Щукин

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Эхо истории
ПУБЛИКАЦИИ » Все публикации
16.10.2019 Юрий Нерсесов
Реваншизм. Вместо убранной со Шпалерной улицы мемориальной доски главнокомандующего финской армией и участника блокады Ленинграда маршала Карла Маннергейма, в нашем городе может появиться целый музей. Хочу предложить для него экспонаты, которые отсутствуют в музее Маннергейма в Хельсинки, но без сомнения достойны внимания посетителей.

11.10.2019 От редакции
Новороссия. В последние недели много говорят об урегулировании в Донбассе в соответствии с формулой Штайнмайера. "АПН Северо-Запад" решило поинтересоваться мнением известных людей, защищающих Новороссию с оружием в руках и занимающих при этом независимую от властей ЛДНР политическую позицию.

10.10.2019 Дарья Митина
Интервью. Один из организаторов Форума Сергей Брилёв начал задавать кубинцам вопросы в духе, а не хватит ли вам гнаться за социалистическими революционными мантрами, мол, СССР уже нет, покупайте джинсы, живите как нормальная страна. Ответил ему профессор из Гаваны: "Мы живы благодаря революции и тому, что она сделала для людей".

3.10.2019 Андрей Дмитриев
Полицейское государство. Фигуранты дел о московских протестах Алексей Миняйло и Павел Устинов освобождены. Это признак перемен или игры властей с обществом в кошки-мышки? Разбираемся в ситуации с депутатом Госдумы Сергеем Шаргуновым, внесшим законопроект о смягчении ст. 212 УК РФ за неоднократное участие в несанкционированных акциях.

22.9.2019 Юрий Нерсесов
Эхо истории. Костюшко уже который десяток лет не могут поделить между собой поляки и прозападно настроенные белорусы. И те и другие славят его как борца с Россией, но не могут договориться, за что именно генерал бился. За единую Великую Польшу? Или всё же за присутствие в ней самостийного Великого Княжества Литовского в границах современных Литвы и Белоруссии?

20.9.2019 Юрий Нерсесов
Их нравы. Дело Устинова показало, что для Фёдорова, Клинцевича, Вассермана и журналистов от ФАН отдельный россиянин меньше, чем грязь под ногами. Даже если над кроватью висит портрет Путина с георгиевской ленточкой и часть скромной зарплаты тратится на лекарства для Донецка, будь готов прочесть, что ты американский шпион, наркоман и педофил, тащащий в койку собственных детей.

14.9.2019 Андрей Дмитриев
Credo. Классик отечественной литературы Андрей Платонов, 120 лет со дня рождения которого отмечается в эти дни, в середине 1930-х вдохновлялся личностью наркома путей сообщения Лазаря Кагановича и даже хотел писать о нём роман. Чем привлекал его железный Лазарь и почему замысел не был реализован?

14.9.2019 Ян Рулевский
Интервью. Нельзя забывать и об историческом проклятии Польши – находиться между германским и российским империализмами. Пилсудский хотел устоять перед ними. Россия, красная или белая, представляла опасность для нас, и маршал хотел сделать её поменьше за счёт создания самостоятельных республик. В то время как Путин не хочет независимости соседей. Он желает, чтобы они были как Финляндия при Брежневе, но у Польши другие амбиции.

10.9.2019 Андрей Дмитриев
Правильные выборы. Александр Беглов будет обладать наименьшей легитимностью среди прочих градоначальников Северной столицы за последние 30 лет. Владимир Бортко утопил левые иллюзии. Либеральная оппозиция провалилась с «умным голосованием». Правда ли, что на губернаторских выборах в Петербурге проиграли все?

4.9.2019 Жак Р. Пауэлс
Эхо истории. Сегодня на континенте вторым языком был бы не английский, а немецкий, а в Париже модники прогуливались бы по Елисейским полям в австрийских кожаных штанишках. Польша не существовала бы; поляки были бы «недочеловеками», крепостными «арийских» поселенцев в германизированном Остланде, простирающемся от Балтики до Карпат или даже Урала.