АПН
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Суббота, 23 марта 2019 » Расширенный поиск
ПУБЛИКАЦИИ » Версия для печати
От самоуправления до самоуправства
2008-01-30 Владислав Гольянов
От самоуправления до самоуправства

Ныне всем уже ясно, что столь громогласно декларируемая кремлевскими мудрецами реформа местного самоуправления (МСУ) окончательно зашла в тупик. И в пору вновь обратиться к более чем полувековому дореволюционному опыту земства, о котором с ностальгической ноткой в голосе так любили рассуждать последние два десятилетия. Ровным счетом ни делая ничего для восстановления исторических традиций народоправства.

Гладко было на бумаге

О результатах широко разрекламированной реформы МСУ сегодня Кремль предпочитает стыдливо умалчивать. Вроде бы провели худо-бедно ее, родимую, да и с плеч долой. Чай есть и другие заботы: национальные проекты реанимировать, англичане опять же гадят, а тут еще с эстонцами и всякими грузинами приходится воевать, не щадя живота своего.

Тем более, что расхлебывать последствия реформы МСУ приходится лишь рядовым избирателям, окончательно запутавшимся в хитросплетениях ветвей власти.

Так, в Ленинградской области после реформы местного самоуправления возникло более двухсот муниципальных образований первого уровня, в каждом из которых обычно насчитывается по семь и более чиновников. По состоянию на прошлый год средние оклады работников администрации городских и сельских поселений, даже если число жителей составляло менее 1000 человек, составляли порядка 40 000 тысяч рублей, не считая регулярно выплачиваемых премиальных. Неудивительно, что во многих из таких МО половину и более бюджета (кстати, чаще всего дотируемого из областной казны на 80-90%) расходуется на содержание исполнительной власти.

Причем нынешняя система МСУ является вдобавок двухступенчатой. То есть над администрациями поселений нависают администрации муниципальных районов, где число чиновников исчисляется уже десятками, а то и сотнями.

В дореволюционную же эпоху подобной двухъярусной конструкции не существовало вовсе. Вся Санкт-Петербургская губерния делилась на восемь уездов. А финансовые аппетиты земцев были весьма скромны. Так, в 1914 году затраты на содержание управления губернским земством составляли 14,4% от общего бюджета, в уездных земствах этот показатель в среднем равнялся 7,3%. (Региональные особенности местного самоуправления. Сборник научных и учебно-методических трудов. - СПб, 1998). Более того, по состоянию на 1906 год (в последующем эта цифра практически не менялась) при населении губернии численностью более 3-х млн. человек на службе в управах состояло всего 35 избранных членов и 800 наемных служащих.

Конечно же, можно вспомнить также о волостных старшинах, сельских старостах и сотских. Однако оплаты их труда не отличалась в разы от среднего дохода крепкого крестьянина. В то время как сегодня официальные доходы муниципальных чиновников более в чем в два раза превышают среднюю заработную плату по Ленинградской области.

Низшим же звеном сельского самоуправления до 1917 года являлся сельский сход, роль которого теперь и вовсе смехотворна. Выходит, что император Николай II, «Чингисхан с телефоном» - по выражению Льва Толстого, куда больше доверял своим полуграмотным подданным, чем нынешние правители доверяют людям в стране со всеобщим обязательным средним образованием. Максимум что может сделать сегодня сельский сход, это продекларировать свои требования и разойтись с надеждой, что где-то в высоких кабинетах их голос может когда-нибудь и услышат. Причем не секрет, что в недрах «Единой России» давно вызревает идея проводить муниципальные выборы, начиная приблизительно с 2009 год исключительно по партийным спискам. И тогда уж с идеей реального народоправства на местах мы сможем распрощаться окончательно и бесповоротно.

Меняю Матвиенко на графа Толстого

Поскольку в Петрограде районные органы МСУ в виде управ появились лишь после Февральской революции, полагаю необходимым также рассмотреть историю деятельности Петербургской городской думы.

Следует отметить, что вопреки расхожему мнению об отсутствии демократических традиций у русского народа, история городского самоуправления в России ведется аж с 1785 года, когда императрица Екатерина Великая подписала Жалованную грамоту городам Российской Империи, которая предусматривала создание городских дум.

До 1917 года городская дума, даже в Петербурге не являлась политическом органом, занимаясь в основном вопросами развития городского хозяйства. Если не считать, конечно, традиционное для тех времен фрондирование перед высшей царской властью, впрочем, остававшееся вполне умеренным и не имевшее революционного характера.

К вопросам Петербургской городской думы относились: управление городским имуществом, благоустройство улиц, строительство мостов, народное здравоохранение и образование, деятельность благотворительных учреждений, работа пожарных команд, обеспечение продовольствием горожан, охрана памятников и развитие промышленности.

Интересно отметить, что при этом развитие городской инфраструктуры шло не путем передачи в частные руки естественных монополистов, а, напротив, их скупкой в городскую казну. Так, за счет городского бюджета в конце XIX века были выкуплены из частного владения телефонная сеть, водопровод, конка и даже скотобойни.

Конечно, тогдашний порядок избрания Петербургской городской думы был еще более не демократичен, чем выборы в дореволюционный российский парламент. В выборах могли принять участие лишь плательщики городских налогов, владельцы недвижимости с оценочной стоимостью от 3000 рублей, съемщики дорогих квартир, а также купцы и представители духовенства. Вдобавок от всех кандидатам с 1903 года требовалось образование не ниже городского училища. Но зато и не было на тех выборах пресловутого административного ресурса и массовой скупки голосов обывателей.

Необходимо отметить и более справедливый порядок выборов городского головы, по сравнению с РФ медленно, но неуклонно скатывающейся к пока еще мягкому постсоветскому авторитаризму на манер дружественного Кремлю Казахстана. Так, в 1913 году петербургские гласные избрали городским головою Николая Шубина-Поздеева. Однако по действующим законам его кандидатура должна была утверждаться генерал-губернатором. Чего не произошло. И вместо Шубина-Поздеева в итоге петербургским городским головою стал вице-президент Академии художеств граф Иван Толстой. Причем либерально настроенные современники в один голос называют графа Ивана Толстого передовым человеком, не боявшимся вступать в конфликты с правительственным бюрократическим аппаратом. То есть, нельзя сказать, что вместо либерала петербургским гласным, как тогда именовались городские думцы, навязали этакого салтыково-щедринского «держи морду».

Подходя формально, может показаться, что размер коррупции в те времена в петербургском городском самоуправлении едва ли не превышал нынешний. Еще бы, ведь гласные городской думы вполне открыто получали бюджетные подряды, к примеру, на вывоз мусора или устройство уличного освещения.

Возможно, и впрямь воровали не меньше. Но при этом честно выполняли свои обязательства перед городом. И фирмы тогдашних городских депутатов, занимавшихся городским хозяйством, не исчезали в небытие, оставляя за собой шлейф долгов и нерешенных проблем, подобно тому, как это случилось с лоббировавшейся единороссами компанией «Питер Дусман».

Кстати Петербургская Дума прибегала и к выпуску городских займов. Однако средства, поступавшие от них шли не на строительство амбициозных имперских проектов, подобно сегодняшнему «Охта-центру», а на возведение новых мостов, создание общедоступных школ и больниц.

Конечно, ни в коем случае нельзя идеализировать то время. Но, проводя подобный сравнительный анализ мы лишний раз можем убедиться, что все реформы последних лет не имеют никакого отношения к декларируемому возрождению России. А нынешняя Российская Федерация была и остается лишь правопреемником Советского Союза со всеми вытекающими отсюда последствиями.

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Эхо истории
ПУБЛИКАЦИИ » Все публикации
20.3.2019 Юрий Нерсесов
Наследие предков. Современная глобальная цивилизация безжалостна к традициям и воспитанные ею безродные космополиты сплошь и рядом не знают об истории собственного народа. То, что Александр Борода и Адольф Шаевич делают с «Книгой Эсфири», даже обрезанием не назовёшь – перед нами чистой воды кастрация! Не менее противная, чем издевательство над русскими былинами министра культуры России Владимира Мединского.

16.3.2019 Юрий Нерсесов
Рамзанизация. «Падишах моего народа - чеченец. - Объявил в своём блоге бывший министр обороны масхадовской Ичкерии, а ныне депутат парламента кадыровской Чечни от «Единой России» Магомед Ханбиев. - Я с русскими никогда не разговариваю. Я русским никогда слово не говорю. Я никакому русскому не сдавался. У меня не было разговора ни с одним русским генералом, ни с офицером. И я их не люблю даже сегодня. Я сын Ичкерии!» После некоторой паузы уважаемого Магомеда стали отмазывать в стиле незабвенного «Рафик ни в чём не виноват!»

8.3.2019 Андрей Дмитриев
Политический портрет. Безусловно, главной задачей Совершаевой на сегодня является успешное проведение губернаторских выборов. С чем, как уже очевидно, имеются большие проблемы. Усиление клана Ковальчуков и то, что Совершаеву называют теперь их «полномочным представителем» в Смольном, вызывает недовольство других групп влияния федерального уровня. Возможно, расклад сил изменится уже в ближайшее время.

3.3.2019 Юрий Нерсесов
Властители дум. Так сам ли Быков пишет свои книги? Или за него литературные негры строчат, как за министра культуры России Владимира Мединского? Мне страшно даже думать про такую пакость, а потому предлагаю верить в лучшее. То есть в раздвоение Зильбертруда. Или в спорящих внутри его черепушки тараканов-мозгоедов.

22.2.2019 Олег Миронов
Apocalypse now. Сурков - автор неплохих декадентских стихов и даже Агата Кристи под его патронажем записала альбом. Любопытно, что там есть такие слова: «Наш хозяин - Денница». Денница — это Люцифер. Думаю, что он применял методы добиться откровения в попытках понять, прочувствовать «русское бессознательное». Там, в этом состоянии, в этих практиках, вполне вероятно, и встретился с тем самым «хозяином».

19.2.2019 Александр Сивов
Сопротивление. Толпа регулярно скандировала частушки с упоминанием слова «Беналла». Злые языки в СМИ намекают, что Александр Беналла – любовник президента Эммануэля Макрона. Сегодня он компрометирует его не меньше, чем когда-то Распутин компрометировал последнего русского царя...

4.2.2019 Александр Сивов
Сопротивление. То, что творилось в Париже в эту субботу, 2 февраля, на так называемом «Акт 12» (двенадцатая суббота протестов), - беспрецедентно. И это при том, что последние три субботы протестных акций происходили относительно спокойно по сравнению со столкновениями 5 января. Но всё по порядку.

24.1.2019 Андрей Дмитриев
Эхо истории. 75-летие полного снятия блокады – хороший повод вспомнить о тех, кто руководил в те годы жизнью города и его обороной. Речь пойдёт об одном из ближайших соратников главы Ленинграда Андрея Жданова – втором секретаре обкома партии, генерале Терентии Штыкове. Личность весьма примечательная, оставившая немалый след не только в отечественной, но и в мировой истории.

23.1.2019 Владислав Шурыгин
Социал-дарвинизм. Всячески поддерживая и одобряя (а как иначе!?) всё задумки «ОнВамнеДимона», я предлагаю назвать этот год работы в правительстве, годом Спасения и Сохранения электроэнергии (сокращённо СС). Медведеву присвоить звание почётного рейхсфюрера СС. А к названию страны Российская Федерация, если всё у них получится, добавить гордое Konzentrationslager…

21.1.2019 Юрий Нерсесов
Властители дум. С точки зрения левых тараканов Сёмина, Фридрих Энгельс на вопрос «Наш ли Шлезвиг-Гольштейн?» должен был ответить «Наш ли Крупп?», а затем разоблачить захватническую позицию прусского империализма. Он его и разоблачал, но строго по делу.