АПН
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Суббота, 23 марта 2019 » Расширенный поиск
ПУБЛИКАЦИИ » Версия для печати
Цензура зильбертрудов для России
2017-04-19 Юрий Нерсесов
Цензура зильбертрудов для России
Ведущий «Эха Москвы» Дмитрий Быков счёл, что Александр Островский и Максим Горький мало ругали свой народ, и решил их поправить

Многие российские писатели, в том числе и те, кого сейчас проходят в школе, отзывались об окружающем их населении довольно сурово. Наиболее державные патриоты обижаются, выискивают у классиков масонские связи либо еврейские корни, а то и пытаются урезать крамольные книжонки.

Классический патриот-державник – архиепископ Сыктывкарский и Коми-Зырянский Питирим (Волочков). Владыка Питирим подверг цензуре самого Пушкина. «Сказку о попе и его работнике Балде» попытался поставить в Сыктывкаре местный театр оперы и балета. Стараниями Волочкова попа, которого Балда должен был щёлкать по лбу, из спектакля изъяли.

«Я считаю, что критиковать Церковь, иерархию и священников сейчас нельзя ни в коем случае, – разъясняет архиепископ. – Потому что в настоящее время для этого нет подходящего момента. Вот в пушкинские времена могло появиться такое произведение, как «Поп и балда», и даже сами священники могли распространять о себе анекдоты, а сейчас, когда мы находимся в духовном соревновании с иноверцами, такое недопустимо».

Озабоченность Питирима понятна. Диктофонная запись, на которой человек с голосом, до крайности похожим на волочковский, безуспешно склоняет к сожительству служившего в Сыктывкаре иподьякона Виталия вызвала изрядную смуту в епархии. И подогревать её всякими сомнительными сказочками Пушкина воистину недопустимо!

При этом самые общечеловеческие обладатели вышеупомянутых масонских связей и еврейских корней занимают прямо противоположную позицию. По их мнению, русский народ у классиков недостаточно мерзок, и потому их следует дополнить. Антипод Питирима, сын уважаемого врача-оториноларинголога Льва Иосифовича Зильбертруда, более известный под именем Дмитрия Быкова, также взялся за произведение, входящее в школьную программу. Зильбертруд-младший решил слегка поправить пьесу «Гроза» Александра Островского, в которой купеческая жена Катерина задалась вопросом, почему люди не летают, а потом в реку кинулась.

В начале 4-го действия «Грозы» трое жителей города Калинова, гуляя по бульвару, обсуждают остатки росписи на старинной арке:

1-й. А это, братец ты мой, что такое?
2-й. А это Литовское разорение. Битва! Видишь? Как наши с Литвой бились.
1-й. Что ж это такое Литва?
2-й. Так она Литва и есть.
1-й. А говорят, братец ты мой, она на нас с неба упала.
2-й. Не умею тебе сказать. С неба так с неба.
Женщина. Толкуй еще! Все знают, что с неба; и где был какой бой с ней, там для памяти курганы насыпаны.
1-й. А что, братец ты мой! Ведь это так точно.

Как пересказывает этот диалог Быков?

«Большинство обитателей города Калинова полагают, что Польша на нас упала с неба за грехи наши».

Согласитесь, было бы несправедливо, объяви я алкашами всех ведущих «Эха Москвы» на том основании, что видел пьяного в хлам Быкова. Между тем он сам именно так и делает. Польша с Литвой, скорее всего, спутаны по ошибке, благо обе веками входили в единое государство. Отсебятина про грехи тоже, видимо, ненамеренная. Зато трое обывателей превращены в большинство населения нарочно. Так куда весомее звучат дальнейшие рассуждения о нынешней России как огромном диком Калинове, в котором страдают интеллигентные зильбертруды. Как посмотришь на исхудавшего, бледного, замучавшегося скакать с презентации на банкет, да с телепередачи на фуршет, автора – сразу веришь: чувак на последнем издыхании. Не щадя живота с печенью борется с фашизмом, находя в нём некоторую разницу со сталинизмом и явное сходство с лозунгами нынешнего российского официоза.

«Сравнить тевтонскую прозу с романами Шпанова (хотя бы роман Роберта Кнауха под псевдонимом «майор Гельдерс» «Разрушение Парижа», демонстративно переведенный и выпущенный в СССР, — с тем же «Первым ударом»), и все интонационные, фабульные и эмоциональные различия сделаются наглядны. И это уже не градация во вкусовых качествах ботиночных шнурков, а полярность самой ориентации: от фашистской утопии, равно как и от нынешних «суверенных» потуг, несет отборной тухлятиной».

Намёк на сходство современного российского агитпропа с аналогичной продукцией Третьего Рейха понятен, но неубедителен. Доктор Геббельс, при прочих своих недостатках, всё же искренне верил в свои лозунги, и потому сравнение с кремлёвскими пропагандистами типа Владислава Суркова для него оскорбительно.

Однако в данном случае некультурность Быкова – вопрос второстепенный, а вот рассказывать о книге, нагло перевирая её содержание, для литературоведа непростительно. Военно- фантастический боевик Роберта Кнаусса (а не Кнауха) никакая не «фашистская утопия». Он о воздушной войне между столпами европейской демократии – Великобританией и Францией. Разве годится такая книжка для обличения России через привязку к ней Третьего Рейха? Вполне: поскольку 99,9% читателей проверять не будет, а герр Кнаусс давно умер. Как и Максим Горький, про которого Зильбертруд наврал в отдельной книге с куда большим размахом.

«Достаточно прочесть «Фому Гордеева» или воспоминания о нижегородском миллионере Бугрове, чтобы представить себе истинное отношение Горького к этим богатырям (тем глупее было бы нахваливать их в присутствии Чехова, который сусальной удали терпеть не мог). Правда, в «Гордееве» есть один персонаж, в чьём ничтожестве есть повод усомниться: Яков Маякин, при всей своей юркой тщедушности, действительно в некотором смысле богатырь, и авторская ненависть к нему уж так сильна, что переходит местами в любование».

Ляпнуть такое всерьёз может человек, который Горького не читал вообще. Не только Яков Маякин, но и его кум Игнат Гордеев, и зять Африкан Смолин из «Фомы Гордеева», владелица пароходной компании Васса Железнова из одноимённой пьесы, фабрикант Илья Артамонов из «Дела Артамоновых» и многие другие горьковские купцы – яркие и сильные персонажи. Неудивительно, что поволжские миллионщики Николай Бугров, Александр Зарубин, Яков Башкиров и многие другие с интересом читали Горького, а предприниматель и меценат Савва Морозов дружил с ним до конца жизни. «Очень поучительно подсказываете вы купцу, как ему жить и думать надобно, – говорил писателю, Бугров и чётко отделял Горького от авторов, подменявших художественное исследование русского купечества пустым зубоскальством. – В театрах показывают купцов чудаками, с насмешкой. Глупость. Вы взяли Маякина серьёзно, как человека, достойного внимания. За это вам честь».

Ключевые слова тут «достойного внимания». Для Горького, при всей антибуржуазности его творчества, купцы достойны внимания, а иногда и уважения. Для зильбертрудов они, как и бОльшая часть населения России – досадная аномалия, мешающая в экстазе слиться с Европой прогрессивным интеллигентам и её щедрым друзьям. (Быков - бескорыстный поклонник досрочно освобождённой воровки из ЮКОСа Светланы Бахминой и отмазанной от наказания воровки из минобороны Евгении Васильевой). Настоящий интеллигент должен придерживаться тех же позиций, а если он от них уклоняется, то его можно и поправить. Как по части творчества, так и урезав биографию.

Подобный фокус проделал с русским философом и публицистом Петром Чаадаевым сын одесского драматурга Станислава Адольфовича Радзинского, московский телеведущий и успешно избежавший наказания убийца 24-летней Маши Куликовой Эдуард Станиславович Радзинский. Из биографии Чаадаева Радзинский-младший аккуратно выстриг его противоречащие "общечеловеческим ценностям" работы. И прежде всего статью «Несколько слов о польском вопросе», в которой Пётр Яковлевич чрезвычайно грамотно повозил носом по столу вождей польского восстания 1830 года и его европейских покровителей. Потому что человек, зачисленный в идеологи прозападной интеллигенции, таких вещей писать не должен, а если и писал, то их следует считать ненаписанными.

Дорвись до цензорских ножниц зильбертруды и радзинские - они порежут российскую историю и литературу ничуть не хуже, чем питиримы. Но, к счастью, мы живём в век интернета, и потому потуги тех и других сродни стараниям кучки тараканов перегородить плотиной горную реку. Познать прошлое нашей страны и её культуру во всей их полноте русским могут помешать только их собственные лень и нелюбознательность.

Юрий Нерсесов

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Властители дум
ПУБЛИКАЦИИ » Все публикации
20.3.2019 Юрий Нерсесов
Наследие предков. Современная глобальная цивилизация безжалостна к традициям и воспитанные ею безродные космополиты сплошь и рядом не знают об истории собственного народа. То, что Александр Борода и Адольф Шаевич делают с «Книгой Эсфири», даже обрезанием не назовёшь – перед нами чистой воды кастрация! Не менее противная, чем издевательство над русскими былинами министра культуры России Владимира Мединского.

16.3.2019 Юрий Нерсесов
Рамзанизация. «Падишах моего народа - чеченец. - Объявил в своём блоге бывший министр обороны масхадовской Ичкерии, а ныне депутат парламента кадыровской Чечни от «Единой России» Магомед Ханбиев. - Я с русскими никогда не разговариваю. Я русским никогда слово не говорю. Я никакому русскому не сдавался. У меня не было разговора ни с одним русским генералом, ни с офицером. И я их не люблю даже сегодня. Я сын Ичкерии!» После некоторой паузы уважаемого Магомеда стали отмазывать в стиле незабвенного «Рафик ни в чём не виноват!»

8.3.2019 Андрей Дмитриев
Политический портрет. Безусловно, главной задачей Совершаевой на сегодня является успешное проведение губернаторских выборов. С чем, как уже очевидно, имеются большие проблемы. Усиление клана Ковальчуков и то, что Совершаеву называют теперь их «полномочным представителем» в Смольном, вызывает недовольство других групп влияния федерального уровня. Возможно, расклад сил изменится уже в ближайшее время.

3.3.2019 Юрий Нерсесов
Властители дум. Так сам ли Быков пишет свои книги? Или за него литературные негры строчат, как за министра культуры России Владимира Мединского? Мне страшно даже думать про такую пакость, а потому предлагаю верить в лучшее. То есть в раздвоение Зильбертруда. Или в спорящих внутри его черепушки тараканов-мозгоедов.

22.2.2019 Олег Миронов
Apocalypse now. Сурков - автор неплохих декадентских стихов и даже Агата Кристи под его патронажем записала альбом. Любопытно, что там есть такие слова: «Наш хозяин - Денница». Денница — это Люцифер. Думаю, что он применял методы добиться откровения в попытках понять, прочувствовать «русское бессознательное». Там, в этом состоянии, в этих практиках, вполне вероятно, и встретился с тем самым «хозяином».

19.2.2019 Александр Сивов
Сопротивление. Толпа регулярно скандировала частушки с упоминанием слова «Беналла». Злые языки в СМИ намекают, что Александр Беналла – любовник президента Эммануэля Макрона. Сегодня он компрометирует его не меньше, чем когда-то Распутин компрометировал последнего русского царя...

4.2.2019 Александр Сивов
Сопротивление. То, что творилось в Париже в эту субботу, 2 февраля, на так называемом «Акт 12» (двенадцатая суббота протестов), - беспрецедентно. И это при том, что последние три субботы протестных акций происходили относительно спокойно по сравнению со столкновениями 5 января. Но всё по порядку.

24.1.2019 Андрей Дмитриев
Эхо истории. 75-летие полного снятия блокады – хороший повод вспомнить о тех, кто руководил в те годы жизнью города и его обороной. Речь пойдёт об одном из ближайших соратников главы Ленинграда Андрея Жданова – втором секретаре обкома партии, генерале Терентии Штыкове. Личность весьма примечательная, оставившая немалый след не только в отечественной, но и в мировой истории.

23.1.2019 Владислав Шурыгин
Социал-дарвинизм. Всячески поддерживая и одобряя (а как иначе!?) всё задумки «ОнВамнеДимона», я предлагаю назвать этот год работы в правительстве, годом Спасения и Сохранения электроэнергии (сокращённо СС). Медведеву присвоить звание почётного рейхсфюрера СС. А к названию страны Российская Федерация, если всё у них получится, добавить гордое Konzentrationslager…

21.1.2019 Юрий Нерсесов
Властители дум. С точки зрения левых тараканов Сёмина, Фридрих Энгельс на вопрос «Наш ли Шлезвиг-Гольштейн?» должен был ответить «Наш ли Крупп?», а затем разоблачить захватническую позицию прусского империализма. Он его и разоблачал, но строго по делу.