АПН
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Суббота, 25 ноября 2017 » Расширенный поиск
ПУБЛИКАЦИИ » Версия для печати
Есть ли жизнь на Марше?
2008-02-18 Степан Скворцов
Есть ли жизнь на Марше?

Для начала я как журналист хочу поблагодарить организаторов очередного Марша за то, что они наметили его на рабочий день. Впрочем, выходные и так будут омрачены выборами, так что радость от такого такта несколько скрадывается. Но ничего: зато в понедельник все происходящее будут передавать по городским каналам постоянно – в очередных выпусках новостей, а не как раньше – только в понедельник с утра короткой строкой.

Во-вторых, попытаться в будний день пройтись по центральным улицам города – это вам не фиги омоновцам в карманах показывать. Кажется, таким вот нехитрым образом российская оппозиция в лице ее лучшей (без иронии!) петербургской части громко – на всю страну – попытается хлопнуть крышкой собственного гроба. Чтобы замереть в нем на восемь очередных лет, или же навсегда...

Отчего?

В том, что исход выборов предрешен заранее, никто и не сомневался ни год, ни два, ни семь лет назад. У нас в последние двенадцать лет – после 96 года – других федеральных выборов вовсе не было. Ну, еще поборолись нанайские мальчики «Отечество-Вся Россия» и «Единство» в 99-ом, а через несколько месяцев борцовские объятия сменились любовными....

С тех самых пор в России нет ни легитимной, ни нелегитимной оппозиции. У нас есть только маргинальная оппозиция! А чего вы хотели при маргинальной диктатуре? Действие всегда равно противодействию, и карликовый деспот получает карликовое же Сопротивление.

Потому до сих пор на свободе и гуляют Каспаров, Касьянов, Лимонов и так далее по алфавиту. Дело «дачи Михал Михалыча» так и кануло в недрах прокурорских архивов, другие же и вовсе не удостоились дел. Лимонов, правда, отсидел, так и его посадили еще когда? И при ком? И уж точно не из-за «проблемы 2008». И будут гулять: хотели бы посадить, давно бы все приземлились на зоне, как Ходорковский, Пичугин, Алексанян... Для изоляции тех, кто действительно мешает, доказательств не требуется, было бы желание. Для остальных – хватит шелкопера Мамонтова и взвода ОМОНа.

Кстати, об ОМОНе. Если уж Валентина Матвиенко признала, что 15 апреля «космонавты» несколько переборщили, то явно не заказ это был Кремля или Смольного. Просто конкретный полковник наделал в штаны от происходящего и отдал идиотский приказ. Как совсем недавно конкретный садист приказал выбросить на невский лед заранее избитого работника рынка Дмитрия Смекалова. Этих «конкретных» не накажут (а за что?), но и не поощрят никак (а за что?)! Система такая.

И дело вовсе не в том, что произойдет 2 марта в стране (это и так всем понятно) и что на следующий день случится в Петербурге (пройдут? просто помитингуют? разгонят?). Дело в том, что собирается делать наша оппозиция после всего этого. Дальше собирать Марши? Бороться с Румолом? Митинговать? Соберет «Комитет 2012»? Все вышеперечисленное абсолютно бессмысленно, это доказали предыдущие восемь лет. Тогда что? Вы можете представить? Я – нет. Судя по отсутствию у лидеров какой-то позиции по этому поводу– они тоже. Нет, за них я спокоен. Михаил Касьянов укатит читать лекции за границу, Эдуард Лимонов напишет еще несколько книг (прочитаю обязательно), Гарри Каспаров вернется в шахматы. Правозащитники будут публиковать списки политзаключенных и осваивать гранты.

А остальные? А я?

А вы?

И в 2012, скорее всего, ничего не случится, все вернутся на посты свои, и будут течь по трубам размеренно «черное золото» и «голубая платина» - как прежде. Пока не кончится нефть, пока не кончится газ. Но... ОПЕК не выдаст, НАТО не съест. И вообще: желать родной стране кризиса ради смены власти – последнее дело, даже если эта власть меня лично извести пытается каждый день своим бессмысленным идиотизмом как минимум.

А что делать?

Теперь уже поздно. У нас уже даже за две недели до драки кулаками не машут. Наверное, можно было совместно призвать сторонников игнорировать мартовский фарс, затем провести акцию – как в Ингушетии – «Я не голосовал» и с цифрами на руках доказать, что явка завышена. Понятно же, что региональные власти не смогут отказать себе в удовольствии лизнуть шершавым языком статистики задницу будущего президента. Тогда можно было бы говорить о нелегитимности выборов, о массовых фальсификациях...

Нет, не договорились!

Можно, наверное, было совместно призвать всех голосовать за Зюганова (какой бы он ни был «кремлевский»)– против него в таком случае включили бы такой административный ресурс, что – опять же! – нелегитимность президента стала бы доказуемой.

Снова не договорились!

Господа, да сколько можно уже? Вас топчут ногами, а вы все продолжаете спорить о диалектике. Может быть, насчет 2012-го или 2020-го договоритесь сейчас уже? Пока есть еще время обсудить... Потом снова ведь не успеете.

И самое дурацкое, что такая уличная оппозиция на баррикадах власть вполне устраивает. Пока господин N спорит с господином X, с какой стороны проспекта надо возводить баррикаду, затем они вместе набрасываются на господина Y, который предлагает не строить ничего, а идти на Смольный, а потом по очереди втроем топчут господина Z – он, видите ли, предлагает написать резолюцию и мирно разойтись, соблюдая закон… Так вот, в это время господа «все остальные буквы латиницы» спокойно набивают карманы, жрут рябчиков с ананасами и им решительно не о чем беспокоиться.

Но вот, и вечер 3 марта. Бой окончен. Марш прошел. Медведев тоже.

И снова к вопросу: дальше что? Баррикаду не построили, на Смольный не сходили и резолюцию толком составить не смогли.

Может быть, пора сесть, подумать, расставить точки над i?

Или нам придется ждать какой-то другой, новой оппозиции?

С другими лидерами и другими лозунгами.

Со своими идеалами и без взаимных упреков.

С другими методами борьбы и с внятной – черт подери! – концепцией: что со страной делать.

С нормальными пиарщиками (куда ж без них?), которые займутся делом, а не будут тырить бюджет?

И без хныканья: в телевизор не пускают... Валенсу вон тоже не пускали.

Остается надеяться, что за восемь лет (на четыре года надежды нет, конечно) такая оппозиция появится. И вот тогда я пойду на выборы. Или – как минимум – за партбилетом.

А пока – нет такой партии.

Но самое грустное во всем этом, что всякий порядочный человек, по моему разумению, в воскресенье должен остаться дома, а в понедельник – идти к БКЗ «Октябрьский».

Потому что я включаю «Эхо Москвы» и слышу, как зам министра МВД генерал-полковник Александр Чекалин несет примерно следующий бред: «Милиция будет пресекать "Марши несогласных" в строгом соответствии с российским законодательством», хотя в строгом соответствии с этим самым законодательством она должна обеспечивать безопасность участников акций протеста, а не наоборот. Что «действия любых групп людей, которые будут самоорганизованы на базе экстремизма или умысла совершения нарушения общественного порядка, будут пресекаться». Короче – ясно? Есть ли жизнь на Марше, нет ли жизни на Марше, милиции это неизвестно, милиция пока еще не в курсе дела. Но разгонять акцию 3 марта она собирается заранее. И чем больше там будет людей, тем больше будет свидетелей. Как минимум.

И потому, что Марш Несогласных – это единственное, что осталось еще живого на нашем политическом поле. Если и народится в стране нормальная оппозиция – так только из таких вот акций. Потому что – больше неоткуда просто. Потому что там вовсе не карликовые омоновцы размахивают самыми настоящими дубинками. А стало быть, и оппозиция им (рано или поздно) появится вовсе не карликовая, а настоящая.

И что бы ни случилось 3 марта около БКЗ или на Невском, можно будет с уверенностью воскликнуть: оппозиция умерла. Да здравствует оппозиция!

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Марш несогласных
ПУБЛИКАЦИИ » Все публикации
22.11.2017 Северин Наливайко
Политический портрет. Россиянская «знать» неминуемо проиграет теперешнюю холодную войну с Западом. Кому выигрывать-то? Достаточно изучить психологический профиль такого вождя «силового крыла» путинских приспешников, как глава «Роснефти» Игорь Сечин. Последние события высветили качества этого субъекта как цирковые прожекторы – клоуна на арене. Причем с разных сторон.

22.11.2017 Юрий Нерсесов
Властители дум. На заседаниях Совета Федерации отдельное место уделено «времени эксперта». Отцы-сенаторы и их главная мать - Валентина Тютина-Матвиенко - приглашает интеллектуальных авторитетов, которых почтительно спрашивают: как обустроить Россию? Гостем «времени эксперта» 8 ноября стал великий русский поэт и писатель Дмитрий Зильбертруд-Быков, который поделился с почтенными федерастами своими мыслями по обустройству российской школы.

18.11.2017 Максим Калашников
Дефективный менеджмент. Изучая сообщения о первой с 1998 года убыточности «Газпрома» за 9 месяцев семнадцатого, многие аналитики обратили внимание на феерические затраты газовой монополии. Мало того, что 380 млрд. рублей затрат объяснить никто толком из руководства компании не объясняет, так еще и 26 млрд. рублей – это «благотворительные» затраты на строительство в РФ кучи мультимедийных исторических парков. Это ли – не дремучий идиотизм?

13.11.2017 Максим Калашников
Вашингтонский обком. Судя по той истерии, что развернулась в россиянской официозной пропаганде, отказ Трампа вести переговоры с Путиным вызвал смятение в российских верхах. Объяснения Пескова (мол, виноваты службы протокола) смехотворны. Как смешны и попытки пропаганды выдать те встречи "на ногах" в считанные секунды за переговоры ВВП и Трампа на важные темы. Они всего-то и успели, что несколькими фразами перекинуться. А нам подают сие чуть ли не как дискуссии и трясут коротким сообщением Трампа в "твиттере".

18.10.2017 Юрий Нерсесов
Общество зрелищ. Вторая часть «Спящих» неминуемо должна завершиться очередным провалом непутёвых наследников Дзержинского и Берии. В свете чего шедевр стоит переименовать в «Обделавшихся», а генеральному продюсеру - доверенному лицу президента Фёдору Бондарчуку и директору Первого канала Константину Эрнсту - выдать премию Госдепартамента США «Защитник свободы». Заслужили.

18.10.2017 Жереми Лефевр
Apocalypse now. Вот она поднимается на эшафот… мой сэндвич очень вкусный. Я читал, что после отрубания голова остаётся ещё в сознании в среднем семь секунд… когда всё закончится, пойдём попить кофе? Да, в Шарбон, на канале, если дождь прекратится. Они её положили на доску… у тебя есть смартфон? Это надо заснять на видео. Снимаешь уже? Смерть! Смерть шлюхе! Справедливость! Он берут в руки шнурок, дёргает… Кляк! Свершилось! Покажите нам голову! Голову! Голову! Голову!

11.10.2017 Юрий Нерсесов
Их нравы. Шесть десятилетий назад дочь петроградского фармацевта Алису Розенбаум терзали противоречивые чувства. День 10 октября 1957 года должен был стать для неё триумфальным. Из типографии вышел стотысячным тиражом роман «Атлант расправил плечи» о борьбе кучки бизнесменов-творцов с миллионами американских быдланов, не понимающих прелестей свободного рынка, но неделей раньше случилось страшное. Советский Союз запустил первый в мире искусственный спутник.

4.10.2017 Жереми Лефевр
Apocalypse now. В прошлом году во Франции вышел новый роман писателя Жереми Лефевра «Апрель», политическая фантастика о ближайшем будущем Франции. Социальные протесты в стране перерастают во всеобщие массовые беспорядки, боевики народной милиции свергают, при нейтралитете и молчаливой поддержки армии, правительство и осуществляют государственный переворот. В стране устанавливается крайне левая «либеральная антикапиталистическая диктатура» и формируется в качестве верховной власти революционный Национальный Конвент.

25.9.2017 Юрий Нерсесов
Реваншизм. Порядок действий просчитывается легко. Сперва отрава покаяния за расстрел царской семьи, к которому призывают Малофеев, Поклонская и компания. Затем, согласно призыву того же Малофеева, деморализованная Россия переучреждается, через Учредительное Собрание. В финале - передел собственности с превращением западных корпораций из миноритариев "Роснефти" и "Газпрома" в их основных владельцев.

16.9.2017 Александр Сивов
Закат Европы. Цифры инфляции фальсифицированы. Цифры якобы нулевого экономического роста тоже – идёт фактически падение, причем уже много лет подряд. Половина страны без работы. Границы ЕС со стороны Испании и Италии за последние годы фактически рухнули, точное число прибывающих мигрантов из всё более экзотических стран никому не известно. Ничего удивительного, что все крупные акции протеста в Париже заканчиваются побоищами.
Reklama