АПН
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Четверг, 13 декабря 2018 » Расширенный поиск
ПУБЛИКАЦИИ » Версия для печати
Рихард Зорге в Третьем Рейхе
2017-08-25 Вячеслав Кондрашов
Рихард Зорге в Третьем Рейхе

В серии "Жизнь замечательных людей" издательства "Молодая гвардия" вышла биография, вероятно, самого известного нашего разведчика-нелегала, героя Советского Союза Рихарде Зорге авторства доктора исторических наук Вячеслава Кондрашова. Редакция "АПН Северо-Запад" публикует отрывок из книги, любезно предоставленной нам издательством "Молодая гвардия".

Тщательно подготовленная операция началась в мае 1933 года, когда Зорге прибыл в Германию. Он сразу увидел, как изменилась страна. Особенно удивил хорошо знакомый ему Берлин, который раньше был воплощением стабильности, спокойствия и порядка. Теперь, став столицей Третьего рейха, город встретил его массовыми шествиями боевиков, военными маршами и гимном нацистов — песней Хорста Весселя «Знамена ввысь». На улицах было много людей в незнакомой Рихарду униформе: коричневых рубашках и брюках или черных мундирах, на рукавах — повязки со свастикой. Это были штурмовики СА и члены охранных отрядов СС, они вели себя агрессивно и вызывающе, но полиция этого словно не замечала.

Повсюду висели нацистские флаги, пропагандистские плакаты НСДАП и портреты Гитлера. На многих улицах — разбитые витрины, разгромленные магазины, принадлежавшие, как вскоре узнал Зорге, евреям. Вскоре после приезда Рихарда в Берлин состоялось первое в стране публичное сожжение книг, уничтожению подвергались произведения социалистов, евреев, пацифистов, в том числе труды известных всему миру философов, ученых и деятелей культуры.

Неожиданным для Зорге оказалось и то, что все это не вызывало возмущения берлинцев. Да и большая часть населения страны, как вскоре понял он, положительно воспринимала все, что делала новая власть. Под воздействием обрушившейся на них пропаганды немцы верили, что после долгих лет кризиса, уныния и упадка нацистская партия будет действовать решительно и во всем добьется успеха. Фашистское руководство заявляло о своем намерении возродить традиционные немецкие ценности: сильную авторитарную власть, твердый общественный порядок, дисциплину во всем, свободу и безопасность нации. Особую поддержку вызывали намерения Гитлера возродить экономику страны и укрепить финансовую систему, а также добиться отмены «несправедливых» условий Версальского договора. Лидер нацистов обещал вернуть Германии былую славу и возродить германский боевой дух.

Всё, что увидел Рихард, напомнило ему ликование населения накануне и в самом начале Первой мировой войны. Не один раз он видел, как толпы людей приветствовали Гитлера во время его поездок на автомобиле по берлинским улицам. Восторженные крики, цветы и даже истерические припадки у женщин — такого современная Германия еще не знала. Зорге понял, почему нацисты пришли к власти с молниеносной быстротой, обойдя всех своих политических противников.

Остановившийся в одной из небольших гостиниц Берлина, Зорге каждый день внимательно прочитывал германские газеты и журналы. Он хотел глубже погрузиться в эту «новую» Германию, чтобы в Японии лучше сыграть свою роль нацистского журналиста. Большинство публикаций по внутриполитическим проблемам откровенно восхваляло Гитлера как спасителя нации и создателя «Великой Германии». Большое количество статей было посвящено превосходству арийской расы над другими народами, и почти все содержали грубые антисемитские материалы. Разведчик запоминал новую терминологию и все пропагандистские клише нацистов.

В один из дней Зорге навестил свою семью. Свое долгое отсутствие объяснил журналистской работой в Китае. Мать и сестра обрадовались его возвращению, тепло приняли своего любимца.

Старший брат, ставший известным бизнесменом, отнесся к нему настороженно, помня о принадлежности Рихарда к левым кругам Германии. Он опасался, что в условиях прихода к власти фашистских сил такой родственник может навредить его карьере и даже жизни. Однако Рихард успокоил его: он не собирается оставаться в Германии, а намерен уехать далеко от Европы — в Америку или Японию, где больше возможностей для предприимчивого немца. Он только попросил ввести его в местные деловые круги, чтобы он мог получить необходимые деловые рекомендации.

Однако эти контакты ничего не дали Зорге. Берлинские бизнесмены не имели деловых отношений с Японией и опасались расширения внешних связей из-за возможной негативной реакции нацистов, внешнеполитические приоритеты которых еще не были определены. Поэтому Рихард стал искать выходы на редакции газет, чтобы предложить свои услуги в качестве зарубежного корреспондента. Он сразу решил не использовать свои старые знакомства среди представителей левых сил Германии и, несмотря на определенный риск, стал знакомиться с немецкими журналистами и главными редакторами печатных изданий правого толка, представляясь известным журналистом-востоковедом, собирающимся совершить поездку в Японию. При этом Рихард вел себя как убежденный нацист.

У него состоялось много встреч и дружеских вечеринок с новыми коллегами. Его подготовка дала свои результаты: активного сторонника новой власти, наизусть цитировавшего «Майн кампф», признали за своего. Рихарду удалось многое узнать о ситуации с печатными СМИ в Третьем рейхе. Все левые издания были закрыты, их редакции разогнаны, прогрессивных журналистов, если они не были арестованы, нигде не брали на работу, подвергали репрессиям. В продолжавших выходить газетах было введено обязательное членство журналистов в нацистских объединениях. Созданное в марте 1933 года министерство просвещения и пропаганды контролировало все газеты и журналы страны. Его руководитель гауляйтер Геббельс обращал большое внимание на журналистский корпус, требовал принимать на работу только проверенные кадры, гарантирующие соблюдение в своих публикациях национал-социалистической политической линии.

Несмотря на эти сложные для разведчика условия Рихард добивался необходимых ему аккредитаций. Журналистская деятельность в Китае принесла ему профессиональную известность, во время переговоров он ссылался на свои газетные публикации, демонстрировал глубокое знание проблем дальневосточного региона.

Оказалось, что в Китае работал еще один известный немецкий журналист — Вольфганг Зорге, с которым Рихарда многие путали. Однако главная трудность состояла в том, что большинство владельцев газет не знали, что ожидает их в будущем, и опасались открывать новые корреспондентские пункты за рубежом.

Зорге все же удалось заручиться поддержкой двух берлинских газет: «Теглихе рундшау» и «Берлинер бёрзен-курир», с которыми он заключил так называемые джентльменские соглашения быть их неофициальным корреспондентом за рубежом. Это позволяло ему писать для этих газет статьи, но не состоять в штате редакции.

Кроме того, он совершил поездку во Франкфурт-на-Майне, где в свое время работал в Институте социологии, и через прежние связи смог подписать еще одно подобное соглашение с редакцией известной газеты «Франкфуртер цайтунг». Это издание имело большой тираж и пользовалось популярностью не только в Германии, но и за рубежом. Рихард также получил от главного редактора газеты, на которого произвел благоприятное впечатление, рекомендательное письмо в немецкое посольство в Японии.

Другой большой удачей Зорге явилась встреча в Мюнхене с отставным генерал-майором кайзеровской армии Хаусхофером. Известный публицист и ученый, он издавал и редактировал журнал «Цайтшрифт фюр геополитик», специализировавшийся на мировых военно-политических проблемах. Рихарду удалось узнать, что отставной генерал до Первой мировой войны работал в составе дипломатических миссий на Дальнем Востоке, в том числе в Японии и Маньчжурии, затем защитил диссертацию по Японии и продолжал интересоваться всем, что было связано с этой страной.

Поэтому, получив от корреспондента, собирающегося в Японию, письмо с просьбой о встрече, генерал сразу дал согласие. В беседе с ним Рихард рассказал о своей работе в Китае, дал оценку текущей ситуации в дальневосточном регионе с учетом, конечно, своих национал-социалистических взглядов. Зорге понравился генералу, который уже давно не встречался с таким блестящим собеседником, к тому же обладающим детальными знаниями о регионе, который по-прежнему интересовал его. Поэтому Хаусхофер не раздумывая предложил Рихарду посылать из Японии статьи для своего журнала и представлять его в этой азиатской стране.

Рихард также узнал, что в 1920-х годах помощником Хаусхофера был тогда еще никому не известный Гесс, ставший сейчас личным секретарем Гитлера. Он не прерывал с ним связи, и тот несколько раз организовывал встречи отставного генерал-майора с фюрером, на которых они обсуждали возрождение Германии и ее военной мощи. Хаусхофер лично написал и вручил Зорге рекомендательное письмо послу Германии в Японии, а также послу Японии в США, которого он лично знал.

О такой удаче Рихард даже не мечтал. Он заказал и отпечатал в Берлине свои визитные карточки, на которых был указан как корреспондент трех немецких газет и одного известного журнала. У него также были три рекомендательных письма, в том числе к японскому послу в США, что давало возможность посетить его. Главный редактор газеты «Теглихе рундшау» дал разведчику рекомендательное письмо на имя своего хоро- шего друга подполковника Ойгена Отта, недавно направленного в Японию в качестве военного советника. Зорге не исключал, что может встретиться с этим военным и ему пригодится полу- ченная рекомендация.

Самым простым оказалось получение нового заграничного паспорта. Рихард сделал это официальным путем: написал заявление в берлинскую полицию о своей предстоящей поездке в Японию в качестве корреспондента, в качестве места жительства указал адрес своей матери. Через некоторое время его вызвали в полицию, и молодой сотрудник, видимо, недавно принятый на работу, без лишних вопросов вручил Зорге паспорт, пожелав успешной работы за рубежом. Это означало, что каких-либо проверок в отношении Рихарда не проводилось.

Несмотря на решение вопроса с документами советского разведчика не покидало чувство опасности, каждый день пребывания в нацистской Германии повышал вероятность его раскрытия. Зорге неоднократно был свидетелем облав, которые проводили штурмовики СА в поисках коммунистов и связанных с ними лиц. В общественных местах часто проводились проверки документов у всех посетителей, тех, кто вызывал подозрения, немедленно задерживали для дальнейших разбирательств в отделениях полиции. Рихард уже несколько раз попадал в такие проверки, но его безукоризненные документы и уверенное поведение убежденного нациста помогали избежать нежелательных последствий. Гораздо опаснее было встретить среди задержанных прежних знакомых по партийной работе, многие из которых, как было известно Рихарду, не выдерживали допросов и рассказывали о всех известных им активистах компартии.

Пребывание Зорге в Германии затянулось, вместо запланированных полутора месяцев он провел в стране уже более трех. Ему осталось пройти еще одно испытание, прежде чем он мог ее покинуть. По указанию гауляйтера Геббельса и под его контролем была создана федерация журналистов Третьего рейха, которая устраивала «прощальный ужин» в честь каждого уезжающего за границу немецкого корреспондента. На это мероприятие приглашались десятки журналистов со всей Германии, на нем присутствовали руководители министерства просвещения и пропаганды, видные нацистские бонзы.

Нарушать эту традицию было нельзя, и Рихард направил свои документы и полученные рекомендации в министерство. После нескольких тревожных дней ожидания ему наконец сообщили дату проведения ужина в его честь, а это означало, что разведчик успешно прошел министерскую проверку. В назначенный день в актовом зале берлинской Палаты печати собрались представители крупнейших газет страны, были приглашены также японские журналисты, аккредитованные в Германии. Вскоре под охраной эсэсовцев появился гауляйтер Геббельс в сопровождении группенфюрера Боле, руководителя Зарубежной организации немцев, созданной нацистским режимом для контроля за соотечественниками, проживающими в зарубежных странах.

Министр пропаганды подозвал к себе Рихарда и после непродолжительной беседы предложил тост в честь нового зарубежного корреспондента Третьего рейха. «За Ваше здоровье и успехи, доктор Зорге. Мы уверены, что вы будете достойным пропагандистом идей фюрера и германской нации в столице дружественной Японии!» — громко сказал Геббельс. Все присутствующие встретили слова особо приближенного к Гитлеру человека аплодисментами и стали поздравлять Рихарда с оказанным ему доверием. Эта встреча была очень важна для разведчика, она давала ему «зеленый свет» для начала работы в Токио, но не в интересах фашистской Германии, а по заданию военной разведки Красной армии.

Вячеслав Кондрашов

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
ЖЗЛ
ПУБЛИКАЦИИ » Все публикации
13.12.2018 Юрий Нерсесов
Общество зрелищ. Мир британского фантаста Филиппа Рива столь мрачен и жесток, что показ всех его красот сделал бы фильм запретным для подростков. Продюсеру Питеру Джексону и режиссёру Кристиану Риверсу пришлось изрядно порезать роман «Смертные машины» при экранизации. Но читать его не менее интересно, чем смотреть картину от создателя «Хоббита».

2.12.2018 Александр Сивов
Протест. Напряжённость в стране ощутима, она просто висит в воздухе. Можно услышать во множестве проклятия, причём даже не столько в адрес конкретных властей, но Системы в целом. Единственный позитивный момент для французов заключается в том, что в Италии и Испании ситуация ещё хуже. И нынешнее повышение налогов на бензин – лишь повод выплеснуть своё негодование.

25.11.2018 Андрей Дмитриев
Эхо истории. 125 лет назад появился на свет Лазарь Каганович. Одному из ключевых деятелей СССР раннего периода бы отведена долгая жизнь, почти 98 лет. Круг его деятельности был чрезвычайно широк. Не менее широка география - Киев, Донецк, Саратов, Гомель, Нижний Новгород, Туркестан, Харьков, Кавказ, Москва… Есть в биографии Кагановича и менее известные страницы, связанные с Петроградом-Ленинградом.

24.11.2018 Сергей Лебедев
Война и мир. Восемьдесят лет тому назад в географическом центре Европы велись немасштабные, но все же реальные боевые действия, в которых погибали люди. До начала Второй мировой войны оставалось еще меньше года, но в Карпатских горах уже гремели выстрелы.

12.11.2018 Александр Сивов
Эхо истории. Эти слова любил повторять отец моего знакомого французского журналиста. Участника французского Сопротивления, его «заложили» и сдали немцам, уже в конце войны, свои, французские полицейские. Могли бы присоединиться и сражавшиеся на фронте с Гитлером сенегальские стрелки, позднее расстрелянные по приказу своего же, французского генерала в Дакаре в 1944 году.

24.10.2018 Юрий Нерсесов
Властители дум. Министру культуры России Владимиру Мединскому оказалось мало забивать чушью головы российских читателей. Он представил сербское издание работы «Война. Мифы об СССР 1939-1945 годов» в Белграде. В книжонке, которую, похоже, писала целая плантация литературных негров, отдельные фрагменты противоречат друг другу, а розовое благолепие перемежается с чернейшей клеветой на Советский Союз и Красную армию.

22.10.2018 Леонид Воронин
ЖЗЛ. Это и в самом деле красные? - вглядывался Багрицкий в затейливую колонну вошедших в город войск. - А куда же девать черный цвет анархистов? Черный - враждебно чужой для бело-сине-красного флага добровольцев. А примет ли его новая власть? Нет, черный растворится в дымке времени. А вот красный недаром слепит глаза, всё переборет.

15.10.2018 Михаил Трофименков
Общество зрелищ. Фашистские партии плодились, как компартии в начале 1920-х. В 1930-ом они оформились в Дании, Португалии, Швейцарии, Бельгии, Ирландии, Румынии. В 1931-ом – в Бретани («Бретань для бретонцев!»), Нидерландах, Великобритании, Аргентине, Австралии, Перу... Активисты еврейской фашистской партии «Брит Ха Бирионим» (1929) убили умеренного сиониста Арлозорова, тренировались на базе итальянских ВМС и воевали в Эфиопии.

14.10.2018 Юрий Нерсесов
Властители дум. Изучив интервью и книги отмечающего сегодня 80-летие советского детского классика Владислава Крапивина, замечаешь забавнейшие историко-политические кульбиты. Не менее причудливые, чем у младшего тёзки – помощника президента России, поэта и автора романа «Околоноля» Владислава Суркова.

6.10.2018 Михаил Трофименков
Общество зрелищ. Трагедия десятилетия - в отсутствии выбора. Призывать чуму на оба дома – ведь и там, и там расстреливают, как лес вырубают - означает занять сторону чумы. Фашизм – абсолютное зло. Что ж, значит: Сталин - «не человек - деянье, поступок ростом с шар земной» (Пастернак) - обречен на роль абсолютного добра. Несмотря ни на что.