АПН
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Понедельник, 11 декабря 2017 » Расширенный поиск
ПУБЛИКАЦИИ » Версия для печати
Рихард Зорге в Третьем Рейхе
2017-08-25 Вячеслав Кондрашов
Рихард Зорге в Третьем Рейхе

В серии "Жизнь замечательных людей" издательства "Молодая гвардия" вышла биография, вероятно, самого известного нашего разведчика-нелегала, героя Советского Союза Рихарде Зорге авторства доктора исторических наук Вячеслава Кондрашова. Редакция "АПН Северо-Запад" публикует отрывок из книги, любезно предоставленной нам издательством "Молодая гвардия".

Тщательно подготовленная операция началась в мае 1933 года, когда Зорге прибыл в Германию. Он сразу увидел, как изменилась страна. Особенно удивил хорошо знакомый ему Берлин, который раньше был воплощением стабильности, спокойствия и порядка. Теперь, став столицей Третьего рейха, город встретил его массовыми шествиями боевиков, военными маршами и гимном нацистов — песней Хорста Весселя «Знамена ввысь». На улицах было много людей в незнакомой Рихарду униформе: коричневых рубашках и брюках или черных мундирах, на рукавах — повязки со свастикой. Это были штурмовики СА и члены охранных отрядов СС, они вели себя агрессивно и вызывающе, но полиция этого словно не замечала.

Повсюду висели нацистские флаги, пропагандистские плакаты НСДАП и портреты Гитлера. На многих улицах — разбитые витрины, разгромленные магазины, принадлежавшие, как вскоре узнал Зорге, евреям. Вскоре после приезда Рихарда в Берлин состоялось первое в стране публичное сожжение книг, уничтожению подвергались произведения социалистов, евреев, пацифистов, в том числе труды известных всему миру философов, ученых и деятелей культуры.

Неожиданным для Зорге оказалось и то, что все это не вызывало возмущения берлинцев. Да и большая часть населения страны, как вскоре понял он, положительно воспринимала все, что делала новая власть. Под воздействием обрушившейся на них пропаганды немцы верили, что после долгих лет кризиса, уныния и упадка нацистская партия будет действовать решительно и во всем добьется успеха. Фашистское руководство заявляло о своем намерении возродить традиционные немецкие ценности: сильную авторитарную власть, твердый общественный порядок, дисциплину во всем, свободу и безопасность нации. Особую поддержку вызывали намерения Гитлера возродить экономику страны и укрепить финансовую систему, а также добиться отмены «несправедливых» условий Версальского договора. Лидер нацистов обещал вернуть Германии былую славу и возродить германский боевой дух.

Всё, что увидел Рихард, напомнило ему ликование населения накануне и в самом начале Первой мировой войны. Не один раз он видел, как толпы людей приветствовали Гитлера во время его поездок на автомобиле по берлинским улицам. Восторженные крики, цветы и даже истерические припадки у женщин — такого современная Германия еще не знала. Зорге понял, почему нацисты пришли к власти с молниеносной быстротой, обойдя всех своих политических противников.

Остановившийся в одной из небольших гостиниц Берлина, Зорге каждый день внимательно прочитывал германские газеты и журналы. Он хотел глубже погрузиться в эту «новую» Германию, чтобы в Японии лучше сыграть свою роль нацистского журналиста. Большинство публикаций по внутриполитическим проблемам откровенно восхваляло Гитлера как спасителя нации и создателя «Великой Германии». Большое количество статей было посвящено превосходству арийской расы над другими народами, и почти все содержали грубые антисемитские материалы. Разведчик запоминал новую терминологию и все пропагандистские клише нацистов.

В один из дней Зорге навестил свою семью. Свое долгое отсутствие объяснил журналистской работой в Китае. Мать и сестра обрадовались его возвращению, тепло приняли своего любимца.

Старший брат, ставший известным бизнесменом, отнесся к нему настороженно, помня о принадлежности Рихарда к левым кругам Германии. Он опасался, что в условиях прихода к власти фашистских сил такой родственник может навредить его карьере и даже жизни. Однако Рихард успокоил его: он не собирается оставаться в Германии, а намерен уехать далеко от Европы — в Америку или Японию, где больше возможностей для предприимчивого немца. Он только попросил ввести его в местные деловые круги, чтобы он мог получить необходимые деловые рекомендации.

Однако эти контакты ничего не дали Зорге. Берлинские бизнесмены не имели деловых отношений с Японией и опасались расширения внешних связей из-за возможной негативной реакции нацистов, внешнеполитические приоритеты которых еще не были определены. Поэтому Рихард стал искать выходы на редакции газет, чтобы предложить свои услуги в качестве зарубежного корреспондента. Он сразу решил не использовать свои старые знакомства среди представителей левых сил Германии и, несмотря на определенный риск, стал знакомиться с немецкими журналистами и главными редакторами печатных изданий правого толка, представляясь известным журналистом-востоковедом, собирающимся совершить поездку в Японию. При этом Рихард вел себя как убежденный нацист.

У него состоялось много встреч и дружеских вечеринок с новыми коллегами. Его подготовка дала свои результаты: активного сторонника новой власти, наизусть цитировавшего «Майн кампф», признали за своего. Рихарду удалось многое узнать о ситуации с печатными СМИ в Третьем рейхе. Все левые издания были закрыты, их редакции разогнаны, прогрессивных журналистов, если они не были арестованы, нигде не брали на работу, подвергали репрессиям. В продолжавших выходить газетах было введено обязательное членство журналистов в нацистских объединениях. Созданное в марте 1933 года министерство просвещения и пропаганды контролировало все газеты и журналы страны. Его руководитель гауляйтер Геббельс обращал большое внимание на журналистский корпус, требовал принимать на работу только проверенные кадры, гарантирующие соблюдение в своих публикациях национал-социалистической политической линии.

Несмотря на эти сложные для разведчика условия Рихард добивался необходимых ему аккредитаций. Журналистская деятельность в Китае принесла ему профессиональную известность, во время переговоров он ссылался на свои газетные публикации, демонстрировал глубокое знание проблем дальневосточного региона.

Оказалось, что в Китае работал еще один известный немецкий журналист — Вольфганг Зорге, с которым Рихарда многие путали. Однако главная трудность состояла в том, что большинство владельцев газет не знали, что ожидает их в будущем, и опасались открывать новые корреспондентские пункты за рубежом.

Зорге все же удалось заручиться поддержкой двух берлинских газет: «Теглихе рундшау» и «Берлинер бёрзен-курир», с которыми он заключил так называемые джентльменские соглашения быть их неофициальным корреспондентом за рубежом. Это позволяло ему писать для этих газет статьи, но не состоять в штате редакции.

Кроме того, он совершил поездку во Франкфурт-на-Майне, где в свое время работал в Институте социологии, и через прежние связи смог подписать еще одно подобное соглашение с редакцией известной газеты «Франкфуртер цайтунг». Это издание имело большой тираж и пользовалось популярностью не только в Германии, но и за рубежом. Рихард также получил от главного редактора газеты, на которого произвел благоприятное впечатление, рекомендательное письмо в немецкое посольство в Японии.

Другой большой удачей Зорге явилась встреча в Мюнхене с отставным генерал-майором кайзеровской армии Хаусхофером. Известный публицист и ученый, он издавал и редактировал журнал «Цайтшрифт фюр геополитик», специализировавшийся на мировых военно-политических проблемах. Рихарду удалось узнать, что отставной генерал до Первой мировой войны работал в составе дипломатических миссий на Дальнем Востоке, в том числе в Японии и Маньчжурии, затем защитил диссертацию по Японии и продолжал интересоваться всем, что было связано с этой страной.

Поэтому, получив от корреспондента, собирающегося в Японию, письмо с просьбой о встрече, генерал сразу дал согласие. В беседе с ним Рихард рассказал о своей работе в Китае, дал оценку текущей ситуации в дальневосточном регионе с учетом, конечно, своих национал-социалистических взглядов. Зорге понравился генералу, который уже давно не встречался с таким блестящим собеседником, к тому же обладающим детальными знаниями о регионе, который по-прежнему интересовал его. Поэтому Хаусхофер не раздумывая предложил Рихарду посылать из Японии статьи для своего журнала и представлять его в этой азиатской стране.

Рихард также узнал, что в 1920-х годах помощником Хаусхофера был тогда еще никому не известный Гесс, ставший сейчас личным секретарем Гитлера. Он не прерывал с ним связи, и тот несколько раз организовывал встречи отставного генерал-майора с фюрером, на которых они обсуждали возрождение Германии и ее военной мощи. Хаусхофер лично написал и вручил Зорге рекомендательное письмо послу Германии в Японии, а также послу Японии в США, которого он лично знал.

О такой удаче Рихард даже не мечтал. Он заказал и отпечатал в Берлине свои визитные карточки, на которых был указан как корреспондент трех немецких газет и одного известного журнала. У него также были три рекомендательных письма, в том числе к японскому послу в США, что давало возможность посетить его. Главный редактор газеты «Теглихе рундшау» дал разведчику рекомендательное письмо на имя своего хоро- шего друга подполковника Ойгена Отта, недавно направленного в Японию в качестве военного советника. Зорге не исключал, что может встретиться с этим военным и ему пригодится полу- ченная рекомендация.

Самым простым оказалось получение нового заграничного паспорта. Рихард сделал это официальным путем: написал заявление в берлинскую полицию о своей предстоящей поездке в Японию в качестве корреспондента, в качестве места жительства указал адрес своей матери. Через некоторое время его вызвали в полицию, и молодой сотрудник, видимо, недавно принятый на работу, без лишних вопросов вручил Зорге паспорт, пожелав успешной работы за рубежом. Это означало, что каких-либо проверок в отношении Рихарда не проводилось.

Несмотря на решение вопроса с документами советского разведчика не покидало чувство опасности, каждый день пребывания в нацистской Германии повышал вероятность его раскрытия. Зорге неоднократно был свидетелем облав, которые проводили штурмовики СА в поисках коммунистов и связанных с ними лиц. В общественных местах часто проводились проверки документов у всех посетителей, тех, кто вызывал подозрения, немедленно задерживали для дальнейших разбирательств в отделениях полиции. Рихард уже несколько раз попадал в такие проверки, но его безукоризненные документы и уверенное поведение убежденного нациста помогали избежать нежелательных последствий. Гораздо опаснее было встретить среди задержанных прежних знакомых по партийной работе, многие из которых, как было известно Рихарду, не выдерживали допросов и рассказывали о всех известных им активистах компартии.

Пребывание Зорге в Германии затянулось, вместо запланированных полутора месяцев он провел в стране уже более трех. Ему осталось пройти еще одно испытание, прежде чем он мог ее покинуть. По указанию гауляйтера Геббельса и под его контролем была создана федерация журналистов Третьего рейха, которая устраивала «прощальный ужин» в честь каждого уезжающего за границу немецкого корреспондента. На это мероприятие приглашались десятки журналистов со всей Германии, на нем присутствовали руководители министерства просвещения и пропаганды, видные нацистские бонзы.

Нарушать эту традицию было нельзя, и Рихард направил свои документы и полученные рекомендации в министерство. После нескольких тревожных дней ожидания ему наконец сообщили дату проведения ужина в его честь, а это означало, что разведчик успешно прошел министерскую проверку. В назначенный день в актовом зале берлинской Палаты печати собрались представители крупнейших газет страны, были приглашены также японские журналисты, аккредитованные в Германии. Вскоре под охраной эсэсовцев появился гауляйтер Геббельс в сопровождении группенфюрера Боле, руководителя Зарубежной организации немцев, созданной нацистским режимом для контроля за соотечественниками, проживающими в зарубежных странах.

Министр пропаганды подозвал к себе Рихарда и после непродолжительной беседы предложил тост в честь нового зарубежного корреспондента Третьего рейха. «За Ваше здоровье и успехи, доктор Зорге. Мы уверены, что вы будете достойным пропагандистом идей фюрера и германской нации в столице дружественной Японии!» — громко сказал Геббельс. Все присутствующие встретили слова особо приближенного к Гитлеру человека аплодисментами и стали поздравлять Рихарда с оказанным ему доверием. Эта встреча была очень важна для разведчика, она давала ему «зеленый свет» для начала работы в Токио, но не в интересах фашистской Германии, а по заданию военной разведки Красной армии.

Вячеслав Кондрашов

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Эхо истории
ПУБЛИКАЦИИ » Все публикации
6.12.2017 Александр Сивов
Закат Европы. Уехал я из Сен-Антуанского предместья с трудом. Из туннеля метро Faidherbe-Chaligny, на его грязную платформу, куда я спустился, из темноты выбирались масса людей – поезд остановился между станциями, его заклинило, как мне сказали. Вся линия была, таким образом, блокирована, и надолго. В Париже подобная чехарда на транспорте дело привычное. Инженерная инфраструктура и вообще техническая мысль во Франции в крахе и постепенно деградирует.

22.11.2017 Северин Наливайко
Политический портрет. Россиянская «знать» неминуемо проиграет теперешнюю холодную войну с Западом. Кому выигрывать-то? Достаточно изучить психологический профиль такого вождя «силового крыла» путинских приспешников, как глава «Роснефти» Игорь Сечин. Последние события высветили качества этого субъекта как цирковые прожекторы – клоуна на арене. Причем с разных сторон.

22.11.2017 Юрий Нерсесов
Властители дум. На заседаниях Совета Федерации отдельное место уделено «времени эксперта». Отцы-сенаторы и их главная мать - Валентина Тютина-Матвиенко - приглашает интеллектуальных авторитетов, которых почтительно спрашивают: как обустроить Россию? Гостем «времени эксперта» 8 ноября стал великий русский поэт и писатель Дмитрий Зильбертруд-Быков, который поделился с почтенными федерастами своими мыслями по обустройству российской школы.

18.11.2017 Максим Калашников
Дефективный менеджмент. Изучая сообщения о первой с 1998 года убыточности «Газпрома» за 9 месяцев семнадцатого, многие аналитики обратили внимание на феерические затраты газовой монополии. Мало того, что 380 млрд. рублей затрат объяснить никто толком из руководства компании не объясняет, так еще и 26 млрд. рублей – это «благотворительные» затраты на строительство в РФ кучи мультимедийных исторических парков. Это ли – не дремучий идиотизм?

13.11.2017 Максим Калашников
Вашингтонский обком. Судя по той истерии, что развернулась в россиянской официозной пропаганде, отказ Трампа вести переговоры с Путиным вызвал смятение в российских верхах. Объяснения Пескова (мол, виноваты службы протокола) смехотворны. Как смешны и попытки пропаганды выдать те встречи "на ногах" в считанные секунды за переговоры ВВП и Трампа на важные темы. Они всего-то и успели, что несколькими фразами перекинуться. А нам подают сие чуть ли не как дискуссии и трясут коротким сообщением Трампа в "твиттере".

18.10.2017 Юрий Нерсесов
Общество зрелищ. Вторая часть «Спящих» неминуемо должна завершиться очередным провалом непутёвых наследников Дзержинского и Берии. В свете чего шедевр стоит переименовать в «Обделавшихся», а генеральному продюсеру - доверенному лицу президента Фёдору Бондарчуку и директору Первого канала Константину Эрнсту - выдать премию Госдепартамента США «Защитник свободы». Заслужили.

18.10.2017 Жереми Лефевр
Apocalypse now. Вот она поднимается на эшафот… мой сэндвич очень вкусный. Я читал, что после отрубания голова остаётся ещё в сознании в среднем семь секунд… когда всё закончится, пойдём попить кофе? Да, в Шарбон, на канале, если дождь прекратится. Они её положили на доску… у тебя есть смартфон? Это надо заснять на видео. Снимаешь уже? Смерть! Смерть шлюхе! Справедливость! Он берут в руки шнурок, дёргает… Кляк! Свершилось! Покажите нам голову! Голову! Голову! Голову!

11.10.2017 Юрий Нерсесов
Их нравы. Шесть десятилетий назад дочь петроградского фармацевта Алису Розенбаум терзали противоречивые чувства. День 10 октября 1957 года должен был стать для неё триумфальным. Из типографии вышел стотысячным тиражом роман «Атлант расправил плечи» о борьбе кучки бизнесменов-творцов с миллионами американских быдланов, не понимающих прелестей свободного рынка, но неделей раньше случилось страшное. Советский Союз запустил первый в мире искусственный спутник.

4.10.2017 Жереми Лефевр
Apocalypse now. В прошлом году во Франции вышел новый роман писателя Жереми Лефевра «Апрель», политическая фантастика о ближайшем будущем Франции. Социальные протесты в стране перерастают во всеобщие массовые беспорядки, боевики народной милиции свергают, при нейтралитете и молчаливой поддержки армии, правительство и осуществляют государственный переворот. В стране устанавливается крайне левая «либеральная антикапиталистическая диктатура» и формируется в качестве верховной власти революционный Национальный Конвент.

25.9.2017 Юрий Нерсесов
Реваншизм. Порядок действий просчитывается легко. Сперва отрава покаяния за расстрел царской семьи, к которому призывают Малофеев, Поклонская и компания. Затем, согласно призыву того же Малофеева, деморализованная Россия переучреждается, через Учредительное Собрание. В финале - передел собственности с превращением западных корпораций из миноритариев "Роснефти" и "Газпрома" в их основных владельцев.
Reklama