АПН
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Среда, 22 августа 2018 » Расширенный поиск
ПУБЛИКАЦИИ » Версия для печати
Айн Рэнд - блудная дочь соцреализма
2017-10-11 Юрий Нерсесов
Айн Рэнд - блудная дочь соцреализма
Сбежавшая из СССР проповедница либеральных идей, продемонстрировала в своём главном романе худшие черты советского литературного стиля

Шесть десятилетий назад дочь петроградского фармацевта Алису Розенбаум терзали противоречивые чувства. День 10 октября 1957 года должен был стать для неё триумфальным. Из типографии вышел стотысячным тиражом роман «Атлант расправил плечи» о борьбе кучки бизнесменов-творцов с миллионами американских быдланов, не понимающих прелестей свободного рынка. Устами гениев капитала бывшая Алиса, а ныне Айн Рэнд подробно расписала свою ультра-либеральную философию и заклеймила любые поползновения к социализму, но неделей раньше случилось страшное. Советский Союз запустил первый в мире искусственный спутник.

Можно ли было поверить, что подобного добились поганые коммуняки, отобравшие у папы аптечку? Победное «бип-бип» железного шарика травмировало беглянку до глубины души. Алиса даже отрицала запуск спутника, а потом очень забавно бесилась, когда ей напоминали об этом. Наверное, не меньше Рэнд раздражало и сравнение её творений с ненавистным социалистическим реализмом, хотя свой стиль она называла похоже: «романтический реализм».

Ещё в школе, читая классику соцреализма - «Молодую Гвардию» Александра Фадеева, я обратил внимание: советские подпольщики там красивы либо как минимум симпатичны, а гитлеровцы и их пособники, как на подбор, ходячие карикатуры Кукрыниксов. У одного «толстая, лысоватая, малиновая голова, с лица и шеи которой буквально ручьями катился пот, — казалось, он сейчас начнет капать на людей под окном». Другой «апоплексичен, каждый ус его с проседью был туго закручен, как хвост морского конька, одутловатое лицо его, покрытое мельчайшей сетью желто-сизых прожилок, было налито пивом, а выпученные глаза были того мутного бутылочного цвета, в котором нельзя отличить белка от роговицы». Третий «маленький, с чёрными усиками и глазками навыкате, очень подвижен, даже кончик его носа находился в постоянном движении»...

Но не всё так однозначно. У Фадеева мелькает лёгшая под немецких офицеров очаровашка Леночка Позднышева. Есть подобные и у других советских писателей: например хищная и продажная жена художника Вирина в «Битве в пути» Галины Николаевой. И даже в дамских романах, которым «Атлант» наполовину является, нередки злобные красавцы и красавицы. Герцогиня Айрис из «Пленницы любви» Барбары Картленд – сногсшибательная блондинка, но исключительная стерва.

Айн Рэнд в «Атланте» куда принципиальнее: ни одного приятного внешне негодяя, зато позитивные буржуи – прямо-таки ожившие греческие боги! Особенно самый главный, мистер Джон Галт.

«Казалось, лёгкая ткань рубашки не скрывала, а подчеркивала его статную фигуру, загорелую кожу, силу и твердость напряженного тела, литую упругость мышц – да, он казался отлитым из металла, металла с мягко-приглушенным блеском, вроде сплава меди и алюминия. Цвет его кожи сливался с цветом волос, с вызолоченными солнцем упрямыми прядями, падавшими на лоб; гармонию цвета дополняли глаза, единственная деталь отливки, которая сохранила весь свой блеск, растворив его в глубоком сиянии и добавив к нему оттенки тёмно-зелёного».

Даже внутри одной семьи либералов и их оппонентов у Рэнд легко различить с первого взгляда. Глядя на энергичную бизнес-леди Дэгни Таггарт, «невозможно было не изумиться, увидев, как изящны, хрупки и прекрасны очертания её плеч, а бриллиантовый браслет на запястье обнажённой руки придавал ей необыкновенную женственность».

Никчёмный брат прелестницы, Джеймс, напротив, на редкость противен. «Маленький капризный рот, лысеющий лоб облипали редкие волоски. В его осанке была какая-то развинченность, неряшливость, совершенно не гармонирующая с элегантными линиями его высокого, стройного тела, словно предназначенного для горделивого и непринужденного аристократа, но доставшегося расхлябанному хаму. У него было бледное, рыхлое лицо и тускло-водянистые, с поволокой глаза».

Изобретатель уникального сплава, металлургический король Генри Реардэн «высокий и стройный». Его лицо «выделялось резкими чертами, а в сочетании с холодно-голубыми глазами и волосами пепельного цвета казалось твёрдым, как лёд, и отличалось необыкновенной чистотой линий».

Совсем по-иному выглядит младший брат Рэардена, бездельник и паразит. «Филипп никогда не мог похвалиться крепким здоровьем, хотя доктора не находили никаких особых дефектов в его долговязо-нескладном теле. Ему было тридцать восемь лет, но из-за хронического выражения усталости на лице иногда казалось, что он старше своего брата».

Гадкая и жестокая жена Генри, Лилиан, может похвастаться изысканным профилем и стройной фигурой. «Но когда она поворачивалась в фас, люди обычно испытывали лёгкое разочарование. Её лицо нельзя было назвать красивым, особенно глаза – какие-то водянисто-бледные, не серые и не карие, они казались безжизненно-пустыми, лишёнными всякого выражения».

С точки зрения продвижения товара — очень грамотно. Думаете мало одиноких дам покупали «Атлант», чтобы ощутить себя в объятиях Галта и Реардэна? И какая разница, что философские рассуждения проходили мимо стыдливо розовеющих ушей, главное - денежки выкладывают. К 2007 году общий тираж толстенного трёхтомника превысил 6,5 миллионов. Не 33 миллиона эталона жанра, «Унесённых ветром» Маргарет Митчелл, но тоже неплохо.

Правда ведут себя боги бизнеса не столь куртуазно, как в классической дамской прозе. Я особенно проникся сценой между Дэгни и ещё одним кавайным олигархом, Франциско Д'Анкония, когда она училась в школе, а он в университете. О чём может говорить кавалер барышне, прогуливаясь с ней летом, на берегу речки в лесочке? «Каких бы успехов ты ни добилась, я хочу, чтобы ты вывернулась наизнанку, пытаясь стать ещё лучше. А когда ты, отдав последние силы, достигнешь цели, ты немедленно начнёшь двигаться к новой. Вот чего я жду от тебя».

Кто помнит сцены комсомольских собраний из советских производственных романов — оценит. Однако Рэнд идёт дальше. Отметив, что непопулярна в классе, потому что слишком хорошо учится, Дэгни в шутку предложила «для разнообразия начать получать двойки и стать самой популярной девушкой в школе». Что ответил молодой человек вместо напрашивающегося: «Ну попробуй, больше двух дней не выдержишь», «А я, наоборот, люблю умных» или «Тебя волнует популярность среди тупых тёлок?» Никогда не догадаетесь: он молча двинул собеседнице в личико, разбив его в кровь. Побитая же получила «неистовое удовольствие от того, что её ударил Франциско. Она чувствовала удовольствие от тупой, жгучей боли и привкуса крови в уголках губ». Ведь врезал не просто так, а во имя общих идеалов!

Скажете, до столь жесткого садо-мазо в СССР не доходили? Ещё как — и доходивших вы знаете. В пьесе Александра Володина «Пять вечеров», которую экранизировал Никита Михалков, главная героиня, узрев, что племянник-студент переспал с девушкой-телефонисткой, пытается его перевоспитать вот так:

«Тамара: Боже мой, какой ты! Никаких принципов!
Слава: Зато у тебя слишком много принципов. Ты из принципа замуж не вышла.
Тамара: (встала с кровати, очень взволнована). Да, я из принципа. Я из принципа. А ты? Вот ты грубишь. Ничего нет для тебя святого. И ты считаешь, что это подвиг. Смотрите, как я ничего не боюсь! (Достаёт с полки книжку, раскрывает её.) Вот, хочу, чтоб ты прочитал.
Слава: Ладно, положи.
Тамара: Нет, сейчас, при мне.
Слава: Я начитан до мозга костей, я насыщен теорией по горло.
Тамара (смотрит на него молча и вдруг с силой бьёт по щеке): Это письма Маркса!»

Брат Михалкова Андрей Кончаловский отжёг не хуже, экранизируя повесть обер-писателя Киргизской ССР Чингиза Айтматова «Первый учитель». Перерабатывая её в сценарий, Айтматов, Кончаловский и отец нынешнего директора Всероссийской государственной телерадиокомпании Борис Добродеев превратили главного героя, скромного и доброго Дюйшена в отвратнейшего психопата. Которому не то что учить детей, пасти баранов доверить нельзя. Как вам такой разговор с учениками?

«- Отчего люди умирают?
- Люди умирают... потому что они люди.
- А лошади умирают?
- Да... когда приходит время.
- А все люди умирают?
- Да... когда приходит время.
- И я?
- И ты!
- И вы?
- И я!
- И Ленин?!
- Кто сказал тебе эту контрреволюцию? Дети! Суван, сын бедняка батрака, говорит как байский прислужник. В советской школе не может быть байских прислужников. Иди отсюда... иди! Бай угостит тебя жирным бешбармаком! Иди! Дети! Мировой капитал ищет лазейку в наших рядах. Мировой капитал хочет нас всех убить. Меня... Алтынай, тебя!»

Обличая мировой капитал, учитель трясёт маленького плачущего Сувана за шкирку и едва не расшибает ему голову об стену. Подозреваю, увидь такое Маркс с Лениным, лично бы уроду морду начистили, но создатели в полном восторге. Точнее, были, пока СССР не рухнул. Тут-то Айтматов с Кончаловским и Володин с Михалковым мигом превратились из борцов за большевистские идеалы в сокрушителей красной гидры. Не хуже Алисы Розенбаум, клеймившей на Комиссии по расследованию антиамериканской деятельности штатовских писателей и киношников, которых подозревали в коммунистических симпатиях. А выскочи она замуж за партийного функционера и останься в Питере, наверняка с таким же пылом стучала бы в органы на советских литераторов.

Представить такое очень легко. Ведь по части двуличия Рэнд ничуть не уступала Михалкову с Кончаловским. Обличала федеральную программу медицинского страхования для населения старшего возраста Medicare и преспокойно пользовалась ею. Утверждала, что настоящая женщина должна отдать себя только сверхчеловеку типа её героев, но женила на себе смазливого и безвольного актёра, ставшего законченным подкаблучником. Громогласно объявила «половую распущенность безнравственной», затащила к себе в постель мужа женщины, у которой была подругой на свадьбе, а когда тот, будучи на 25 лет моложе, предпочёл юную деву, закатила истерику... Любой из огрызков Союза писателей СССР, без сомнения, должен увидеть в подобной даме родственную душу.

Юрий Нерсесов

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Их нравы
ПУБЛИКАЦИИ » Все публикации
21.8.2018 Борис Костин
Эхо истории. В день полувековой годовщины ввода войск стран Варшавского договора в Чехословакию для подавления антисоветского прозападного мятежа публикуем главу из книги Бориса Костина и Александра Маргелова "Генерал армии Василий Маргелов" о тех горячих днях. Костин - историк и ветеран ВДВ - сам принимал участие в операции "Дунай" и гордится фактом сопричастности к этому славному историческому событию.

18.8.2018 Юрий Нерсесов
Пропагандоны. «Московский Комсомолец» нашёл себе духовно близкого подзащитного. Им стал обладатель навороченного джипа Ренат Булатов. Выехав на встречную полосу, он убил двух девочек 6 и 7 лет вместе с родителями, но, по мнению газеты, заслуживает сочувствия. Как выдавить слезу из почтеннейшей публики? С помощью стандартных психологических манипуляций.


9.8.2018 Сергей Лебедев
Их нравы. Франция, войска которой находились в ЦАР все время ее независимости, в 2016 году вывела их. Её место пытаются занять Китай и Россия. Для населения это мало что изменит. Страна успешно преодолевает последствия колониализма и возвращается в доколониальное состояние, а её жители, как и до прихода белых, истребляют и поедают друг друга. Только используя уже не луки и копья, а пулемёты и автоматы.

8.8.2018 Андрей Дмитриев
Война и мир. К десятилетию войны 08.08.08 републикуем репортаж из зоны боевых действий редактора "АПН Северо-Запад" Андрея Дмитриева. Как показало время, сделанные им выводы вполне актуальны и сейчас. «Сегодня южные границы России – это Цхинвал и река Ингур. Впервые за 17 лет наши правители сделали что-то приличное».

6.8.2018 Юрий Нерсесов
Пропагандоны. Истории о девушках из аула Дади-Юрит, утопившихся после его взятия русскими войсками 14 сентября 1819 года, всегда считалась легендой. Упоминалась она как правило на страницах сборников чеченского фольклора как илли - народная героическая песня, наподобие шотландских баллад. Вопрос: к чему такие слезливые сказки, если жительницы Дади-Юрта и вправду отважно его обороняли, о чем писал даже ненавистный чеченцам генерал Алексей Ермолов?

19.7.2018 Александр Сивов
Эхо истории. Были оценки советских историков, что большая часть доходов русских помещиков XIX века, выжимаемого из крестьян, транжирились именно во Франции, но там почему-то там не упоминалась конкретика – бабы. В зависимости от толщины кошелька, они приценивались там на великих кокоток, на дорогих лореток, на молоденьких гризеток и просто на банальных проституток. Николай Второй тоже там порезвился. И сегодня, к вековому юбилею расстрела царя, следует об этом помнить.

18.7.2018 Сергей Лебедев
Демография. Прибалтика всегда относилась к малонаселенным регионам Европы, хотя плотность населения там выше, чем в среднем в России. Современный американский историк латышского происхождения Андрейс Плаканс отсечал, что «если оперировать демографическими критериями, то начиная с XIII века земли побережья Балтики ни разу не испытывали демографического бума, однако постоянная внутренняя миграция всегда обеспечивала прирост населения в конце каждого столетия».

13.7.2018 Юрий Нерсесов
Дружба народов. Само ритуальное обличение хорватов неинтересно - если курс Кремля изменится, Клинцевич с тем же пылом заклеймит сербов, китайцев или арабов. Куда интереснее другое. Упомянув про предательство «славянского мира», отставной замполит невольно поставил вопрос, а существовал ли этот мир вообще?

6.7.2018 Александр Сивов
Сопротивление. Без вмешательства российских спецслужб забастовка, в конце концов, угаснет, и некоторые признаки этого уже имеются. Железнодорожники получат, в конце концов, запчасти на неисправные локомотивы, частичное повышение оплаты и труда и им вернут отмененные недавно льготы выхода на пенсию. А в Москве путинские соловьи будут, по прежнему, петь про то, что всемогущий Госдеп, аки дьявол, умеет подрывать изнутри неугодные ему режимы, а мы так и не научились этому…

5.7.2018 Юрий Нерсесов
Русофобия. У короля Франции Людовика XIV был фарфоровый трон с дыркой и горшком, на котором его величество слушал доклады подданных, одновременно справляя нужду. Пользоваться троном мог исключительно монарх. Вздумай лакей осквернить аристократическое сидение плебейской задницей – сдох бы в кандалах на галере! Вот и у нас гадить в Россию, официально кормясь от Кремля – исключительная привилегия. Положенная лишь особо уважаемым людям, а не подстилкам провинциальной братвы.