АПН
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Среда, 28 октября 2020 » Расширенный поиск
ПУБЛИКАЦИИ » Версия для печати
Оттепель без политики
2008-03-13 Сергей Родинов
Оттепель без политики

Разговоры о грядущей политической оттепели начались сразу после объявления Путиным имени своего преемника и вряд ли прекратятся до момента официального вступления Дмитрия Медведева в должность Президента РФ. Разговорчики эти в рамках прямолинейной политологии путинских времён являются не меньше чем ересью: пропагандируется что преемника назначил г-н Путин самолично — раз, исключительно в целях продолжения своей политики — два. И ничего сверх этого.

Даже если так — существует один шаблон, принадлежащий Путину, который сыграл немалую роль в утверждении его личного мифа в массовом сознании. Как известно, Путин тоже был избран не народом, а предыдущим Президентом, Президент этот — Ельцин — считался либеральным и вообще основателем российской свободы и демократии. Он тоже назначил преемника самолично (такой был либерал!), тоже хотел сохранения курса, а в итоге его преемник прослыл (повторяю настырные догмы) душителем свобод и деспотом, которого теперь даже сравнивают с Гитлером. От толкователей всемогущего ВВП мы узнали что он был Штирлицем, человеком из КГБ, который через окружение Собчака проник в круг обосновавшейся в Кремле антисоветской группировки, сумел стать там первым и вернуть нам наш любимый совок, пусть не в полной мере — но наши стратегические бомбардировщики вновь облетают их авианосцы, а значит мы должны были в едином порыве... да-да, проголосовать теперь уже за нового преемника, поскольку срок полномочий нашего Штирлица, определяемый ребятами из Вашингтона согласно заветам Джорджа Вашингтона, закончился.

Именно противопоставление «хаоса и развала 90-х» нынешнему «порядку и процветанию» было и является одним из основных столпов официальной путинской пропаганды. Возьмите хоть твердолобого Виталика Иванова: «тот, кто берется славить 1990-е, не должен удивляться и обижаться, если время от времени его будут бить по лицу»  . Но если операция «свой среди чужих» успешно прошла один раз в лице Путина, почему бы ей не повториться ещё раз, но уже в обратную сторону — в лице теперь уже путинского преемника?! Почему нельзя предположить что Медведев — такой же «Штирлиц», каким был Путин, но теперь уже либеральный, готовый вернуть страну в состояние «как при дедушке Ельцине»?

Предположить можно, чем изрядное количество политической тусовки и занимается с переменным успехом. Официальная путинская пропаганда столь абсурдна, что парадоксы, типа приведённого выше, можно продолжать довольно долго, глумясь над её мифами, которые могут быть приятны, могут пугать, но критики не выдерживают в любом случае, рассыпаясь при проверке фактами и логикой. Взять ту же возню с третьим сроком и преемником — а почему, собственно, Путин не мог остаться править страной после 2008 года совершенно законно? У нас (продолжаю приводить официальное мнение) в стране полная стабильность и довольство, развиваемся стремительными темпами, народ хочет продолжения курса Путина и самого Путина во главе государства и дальше — это с одной стороны. С другой — непонятно откуда взявшиеся «два срока подряд и не больше» для главы страны. Говорят что это записано в Конституции, при этом имеется в виду что эта Конституция выше чем мнение народа, соответственно приходится признать, что Конституция РФ дана кем-то стоящим выше чем население РФ — Богом или американцами. Возникает недоумение: господа путинисты, если вы, как утверждаете, все такие себе суверенные, почему же в ключевом для себя вопросе — вопросе о власти — трусливо оглядываетесь на мнение госдепа США?! Хорошо, допустим что вы не только суверенные, но и демократические, как гласит знаменитая идеологема Суркова-Павловского-Якеменко, и в таком случае действительно придерживаетесь мнения первого президента США о том что два срока подряд — это максимум того, что может себе позволить глава демократически устроенного государства. Почему же тогда Путин не уходит на самом деле?! Вот и выходит, что в «суверенной демократии» нет ни суверенитета, ни демократии.

Но вернёмся к предполагаемой оттепели, а точнее — попытаемся выяснить, есть ли для неё объективные предпосылки, находящиеся вне мнения и воли Путина, Медведева и всего политического класса, вне отношений внутри элиты РФ. Проще говоря — существуют ли социально-экономические, а не политические причины, которые могут привести к смягчению режима, возвращению политических свобод и новому вовлечению широких массы в политику?

Прежде чем заниматься этим вопросом, следует уяснить одну вещь — только этим вопросом, по большому счёту, и нужно заниматься, а все чисто политические разговоры об оттепели — пустой трёп. Политический класс РФ представляет собой три основных группы интересов: партия олигархии и бюрократии заинтересована в сохранении существующего порядка вещей; системная, буферная оппозиция хотела бы определённой либерализации (поскольку это повысит её капитализацию), но только до масштабов «как при дедушке Ельцине», при полном торжестве демократии «буферных» сметут и съедят непримиримые; внесистемная оппозиция очень хотела бы прекращения репрессий и выхода на большую арену, но пока даже максимальное напряжение сил в рамках битвы «за 2008-й год» привело лишь к увеличению репрессий, режим ожесточился, но не подвинулся ни на шаг. Настоящая оппозиция заставила с собой считаться только в плане полицейских мер, на политическом же поле не только не прибавилось игроков, но и некоторые из бывших системных органично влились в движение несогласных. Вопрос оттепели для неё — вопрос жизни и смерти, по крайней мере жизни в прежнем качестве мирной и законопослушной оппозиции. Правда на легенду о «либеральном» преемнике купились единицы, остальные сейчас настроены скорее не победить, а сохранить лицо. Речи на митингах несогласных ведутся уже о том, что о нас подумают потомки. Однако без победы думать будет некому.

Спокойней и, на мой взгляд, стратегически правильней повёл себя Михаил Касьянов, который задолго до «выборов» 2008 года связал перспективы оппозиции не с этим фарсом, а с грядущим вскоре после него экономическим кризисом. Фарс разыгран как по нотам — грязно, все фальсификации наружу, массовое откровенное беззаконие и массовые репрессии, хамская «победа» над страной и здравым смыслом. Экономический кризис тоже не отстаёт от графика: мировой кризис, явственно проявивший себя в августе 2007 года, тут же вызвал в РФ резкий взлёт цен на еду, сравнимый разве что с гайдаровским. Цены перед выборами власти прижали, прочие приметы кризиса для широких масс пока неочевидны, однако слухи про грядущий дефолт ходят упорные, а публикации в прессе выходят тревожные.

Странно, но многие публицисты полагают что крах экономики в РФ приведёт к ужесточению диктатуры, хотя оглянувшись в прошлое легко понять что это не так. А точнее вовсе наоборот. Но перед тем как изложить этот вопрос детально, следует, пожалуй, очертить своё личное отношение как к кризису, так и к последующей демократизации. По поводу кризиса — можно и злорадствовать, потому что считая себя здравомыслящими и патриотичными гражданами, нам долгие годы оставалось лишь огрызаться: «посмотрим куда денется ваша стабильность, когда кончится нефть». Реальных успехов у экономики Путина нет, есть лишь море упущенных возможностей и торжествующее хамство. В любом случае кризис — явление объективное и от нас не зависящее, все вопросы — к Путину, в его распоряжении было восемь лет, сотни миллиардов в твёрдой валюте и неограниченные полномочия, на что он всё это потратил — скоро станет очевидно всем. Что касается демократизации, или оттепели, о которой идёт речь — я, понятно, за, обеими руками, как политический активист запрещённой ныне партии. Но будет ли она благом для страны? В общем случае — вовсе не обязательно, в нашем конкретном случае — да, и очень заметным. Видите ли, я не питаю иллюзий насчёт развития ума и гражданских чувств своих соотечественников, однако уверен что в массе своей их решения по стратегическим вопросам будут гораздо разумней тех, что предлагает нам путинская администрация. Например, надо быть полным идиотом, либо законченным русофобом, чтобы полагать что доходы от сырьевого экспорта надо вкладывать в чужие страны. Да и на местном уровне, в частных вопросах — вам пример: путинские судьи и суды присяжных. Я только обозначил свою позицию, вообще-то разговор пойдёт об объективных тенденциях.

Не обязательно даже лезть далеко в историю, чтобы понять какая зависимость существует между экономическим благополучием и уровнем политических свобод. При Путине первое росло, второе уменьшалось, ничего удивительного что многие сделали из этого вполне резонный вывод — назначить Путина царём, и будет всё ништяк! Кинчев так и сказал, к нему стоит прислушаться — он из тех, кто всегда транслировал настроения масс. Другое дело, для тех кто хочет видеть дальше, а не бегать со стадом от застоя к оттепели и обратно, - им стоит разобраться в этом клубке. А первым шагом — понять, что если наплыв нефтебаксов вызвал к жизни труп совка и вполне зубастую диктатуру, то ожидать что крах нефтяного благополучия вызовет «новый 37-й» как-то нелогично, знаете ли.

Но прежде чем распутывать этот клубок дальше, замечу что многие оппозиционные публицисты моего мнения не разделяют: «экономическая конъюнктура в России и в мире далеко не так благоприятна, как еще год назад: цены на продукты и жилье вырастут по определению, на биржах неспокойно, коррупция никуда не делась, — ясно же, что на такие угрозы и вызовы в России традиционно реагируют усилением гнета», - написал Дмитрий Быков в своей замечательной статье  , посвящённой реакции путинского агитпропа на слухи об оттепели. Несколько раньше мой друг и автор АПН С-З Василий «Чертадский» написал и не опубликовал жестокую антиутопию — своё видение будущего РФ, на что я сказал ему: ты пишешь не о будущем, а о настоящем, берёшь то что видишь вокруг, сгущаешь краски и говоришь что это наше будущее. Но история движется линейно лишь на коротких промежутках времени, это нам они кажутся долгими годами. Экстраполяция как метод анализа годна разве что для толп так называемых экономических аналитиков: рынок растёт — они говорят что будет расти и дальше, падает — говорят что будет падать; примерно тем же заняты и «политологи». Нам же пора выйти на новый уровень понимания и осознать не только цикличность развития страны, но и факторы, влияющие на смену циклов.

Для России таким фактором уже несколько десятков лет служит цена на нефть. Начать стоит с 70-х годов прошлого века, когда СССР впервые плотно подсел на нефтяную иглу. Как известно, к этому времени в Союзе политики не было, и довольно давно. Место политики отчасти заняла литература, литературный процесс шёл в толстых журналах — там была и критика, и публицистика, мир идей. Я не совсем запомнил как эти толстые журналы снова появились у нас в доме, так как читать их стал несколько позже, к январю 1985 года я был ещё мал. Но отлично помню что свеженькие ряды этих журналов начинались первым номером 1985 года. Были и кипы старых журналов на полках, не менее полные подборки чем перестроечные, с начала 60-х годов и ровненько по 1973 год. Ну кажется ещё 74-75 годов по несколько случайных номеров вразнобой, и всё. Пробел в 10-12 лет. Я тогда спросил отца: «Где все эти годы?», на что он мне ответил, что свободную подписку тогда закрыли. Думаю это половина правды, потому что если бы отца интересовало что там пишут — он бы журналы доставал, Москва недалеко, можно было что-то придумать. Я считаю что не только доступ отрезали — отца перестали тогда интересовать эти вещи. Точнее, я теперь так считаю, раньше не задумывался, почему закрытие для народа этого мира идей совпало по времени с нефтяным шоком, когда цены на нефть взлетели — и в Союзе началось болото застоя. Так нефтебаксы в первый раз «подморозили» Россию, а то что очередная оттепель под названием «Перестройка» была вызвана резким падением цен на нефть — сейчас почти аксиома.

Следующий характерный эпизод — август 1998 года. Как низкие цены на нефть вызвали дефолт - помнят все, но почему-то не берётся в расчёт, что именно тогда Ельцин, к тому времени 5 лет как абсолютный диктатор, потерял единоличную власть и вынужден был впервые с 1993 года считаться с парламентом в вопросе назначения премьер-министра. Более того — этот ручной (до 17.08.1998) парламент едва не отстранил его от должности. Ельцин победил его лишь через 9 мес., и эта «победа» заключалась в том, что ему пришлось окончательно отдать власть силовикам и уйти.

По-моему и 85-й, и 98-й годы ясно показали, как именно номенклатура реагирует на такие вызовы — не усилением гнёта, а напротив — либерализацией общественно-политической жизни, так что Быков здесь ошибся. Да и вообще зря он столько внимания уделил невменяемым путинским пропагандистам.

Мне вообще нравятся политологи, способные выходить за пределы «спора о словах» и видеть за политическими процессами экономические интересы. К примеру «Юрий Шевцов уверен, что будущий курс Кремля жестко увязан с проблемой энергетического экспорта России. «Либеральный курс, – считает Шевцов, – это удовлетворение части ожиданий Запада по вопросу об углеводородах. Может ли Медведев хотя бы поначалу сделать что-то на этом направлении, не предпринимая демонополизации газового сектора России? Может. Уменьшить потребление газа внутри РФ и за счет этого увеличить поставки газа в Европу. А также – закупку в Европе технологий для модернизации энергоемкого производства и потребления энергии в России. Перевод внутренних цен на газ в России на европейскую формулу их исчисления, практически неизбежный вскоре после президентских выборов, – это, несомненно, либеральный шаг. Этот шаг Запад оценит высоко. И этот шаг дает возможность для политического контакта Медведева с Западом, прежде всего с Европой, пока ресурс этого шага не будет исчерпан» 

Вообще с такой «либерализацией» экспорта ресурсов нужно разобраться подробней. К примеру бензин внутри РФ уже стоит рубля на два (на 10%) дороже чем в США — в пересчёте по установленному ЦБ РФ курсу. В стране, торгующей нефтью бензин дороже чем в стране, её покупающей! Но мало того, ЦБ РФ искусственно занижает курс рубля к доллару (точнее корзине валют) как минимум в два раза против равновесного, что видно хотя бы по паритету покупательной способности. Проще говоря, американец, приехав сюда, обнаружит что всё стало для него в два раза дешевле — кроме бензина, который даже несколько подорожал. То же самое будет и после «либерализации» торговли газом (вообще назвать произвол монополиста «либерализацией» может только откровенный либеральный фашист): европейские цены плюс заниженный в интересах экспортёров курс рубля дадут нам знакомую по нефти картину - «недоедим, но вывезем».

«Либерализация» в кавычках — это когда либерализуют торговлю сырьём и не либерализуют обмен валюты, он-то как раз жёстко регулируется в пользу тех, кто сырьё вывозит. По-настоящему либеральная валютная политика — свободный курс рубля, либерально-колониальная — валютное управление, наш Центробанк нельзя назвать даже колониальным, это просто насос по откачке ресурсов из страны на Запад.

Размышляя над этими вещами и работая над циклом статей, где-то в сентябре 2006 года я понял простую формулу путинского тоталитаризма: чем дороже нефть — тем меньше в России демократии. Велосипеда не изобрёл — известен был «первый закон петрополитики» Фридмана и исследования Майкла Л. Росса, изучавшего эффекты негативного влияния чрезмерных нефтяных доходов на процесс демократизации. «Уровень цен на нефть и уровень свободы в богатых нефтью государствах неизменно связаны обратно пропорциональной зависимостью»,  - считает Томас Л. Фридман. Но всё дело в том, что «конкретные механизмы негативного влияния чрезмерных нефтяных доходов на процесс демократизации», которые приводят Фридман и Росс, далеко не полностью описывают процессы в РФ. Если внимательно перечитать статью по ссылке и сравнить с тем что мы имели при Путине, то три последних эффекта, о которых пишет Росс, можно найти — социально-групповой, репрессивный и антимодернизаторский; но ещё два — налоговый и «эффект госрасходов» как-то незаметны или вообще происходит нечто обратное. По налогам — государство РФ собирает их много, с удовольствием, при каждом удобном случае вспоминает про недоимки аж за 2002-2003 годы, в общем выжимает деньги как может. И напротив, по госрасходам РФ не очень-то спешит удовлетворять страждущих — пресловутая «монетизация льгот» случилась в разгар нефтяного процветания.

Короче, вывод верный, но предпосылки не совсем сходятся — а всё потому, что Фридман никак не затрагивает политику денежных властей РФ. С конца 2004 года мне приходилось писать о ней неоднократно (вот только первый блок статей), и с тех пор много воды утекло. Тогда заявлять что нет дорогой нефти, а есть дешёвый доллар, можно было на маргинальных площадках типа сайта запрещённой ныне партии. Сейчас это официальное мнение международного сообщества — ситуация зашла слишком далеко.

Нечто подобное, в разных формах, происходило по всему миру, но пока речь про Россию. По крайней мере с 2004 года Центробанк РФ искусственно занижал курс рубля как минимум в два раза, скупая валютную выручку экспортёров за свежевыпущенные им рубли. Скупленную валюту он называл своими «резервами» и тут же вкладывал в экономику Запада. В результате все последние годы экспорт из РФ в денежном выражении превышал импорт в два раза, проще говоря страна недополучала половину доходов от экспорта. Другими словами, те рубли, которые экспортёры получали на рынке обмена валют от импортёров, были обеспечены товаром — его ввезли импортёры. А те рубли, что получали экспортёры от ЦБ РФ, не были обеспечены ничем.

В результате такой политики ЦБ РФ, Запад получал от нас товаров в два раза больше, чем давал нам. Кроме того, не меньше половины заплаченной Западом за наше сырьё валюты тут же вкладывалось Центробанком РФ в западную же экономику. Взамен РФ получала инфляцию. Вот вам загадка: курс доллара к рублю сейчас такой же как в 1999 году, за это время инфляция рубля по официальным данным составляла 10-12% в год, какова же была за эти годы инфляция доллара?!

Переходим к главному. Получая взамен своего экспорта мощнейшую инфляцию, что должен был делать режим внутри нашей страны? Давить её финансовую систему, изымая «лишние» рубли из оборота. Часть их отбирали прямо у экспортёров, придумав «цену отсечения» и Стабфонд, куда «лишние» деньги и складывались. Дальше, часть доходов бюджета, до половины, не тратилась - «профицит», ещё один способ борьбы с инфляцией. Наконец аккумуляция лишних рублей в финансовых пирамидах (недвижимость, потребительский бум) тоже позволяла держать инфляцию на приемлемом уровне.

Что удивительного в том, что режим, который проделывает такие вещи, не мог быть либеральным даже по форме? «Диктатор Путин» и «кровавая гэбня» - не результат чьей-то злой прихоти, и не случайность, а объективная необходимость, порождённая выбором, который при Ельцине сделала элита РФ, превратив страну в колонию. Впрочем, первые шаги на этом пути сделала ещё КПСС в 70-е годы прошлого века...

Итак, ещё раз перечислим те факторы, о которых не упоминают Фридман и Росс, но которые сыграли свою роль в ходе установления в РФ откровенно тоталитарного режима:

1. Необходимость изымать у экономики и населения значительную часть национальной валюты при борьбе с инфляцией неизбежно вела к модели «сильного государства», пригодного для выполнения фискальных функций в режиме «драть три шкуры». (Как тут не вспомнить идеал нацболов 90-х - государство, максимально мягкое внутри и максимально жёсткое снаружи! Путин, как будто в насмешку, построил нечто прямо противоположное: государство, беспощадное к собственным гражданам, но мягкое как вата при столкновении с пустячной внешней угрозой...)

2. Необходимость концентрировать у немногих значительную часть национального дохода в «инвестиционных» целях вела к дикому имущественному расслоению, усилению эксплуатации, ощущению тотальной несправедливости, и как следствию — необходимости сдерживать недовольство полицейскими мерами. (Да, олигархический капитализм — тоже следствие колониальной модели. Богатенький, видите ли, на свои сверхдоходы двадцать обедов враз не съест и сто холодильников не купит, а значит попавшие к нему деньги — не инфляционный фактор. Богатенький эти деньги «в дело» вложит, в недвижимость, например — её катастрофический рост в цене инфляцией в РФ не считается, ведь простым людям жильё всё равно недоступно, они его не покупают, а значит и учитывать рост цен на жильё как инфляционную составляющую по мнению гос. статистики РФ не надо.)

3. Наконец просто необходимо было отодвинуть широкие массы даже от теоретической возможности влиять на стратегические решения, поскольку финансовые афёры администрации РФ явным образом противоречили национальным интересам. (Зомбо-ящик конечно великая сила, но даже его пропаганда вряд ли смогла бы объяснить населению, зачем собирать столько налогов если государство и половины их не тратит, зачем вкладывать доходы от экспорта в чужие страны в то время как российские компании занимают за рубежом, и так далее).

При Путине мы имели эпоху более зловещую чем обычный нефтяной застой. Формула первого закона петрополитики была у нас несколько сложнее: чем больше американцы печатают зелёной бумаги — тем дороже нефть — тем меньше в России демократии.

Но эпоха дешёвых денег и дорогой нефти заканчивается. Конечно все герои этой эпохи были бы не прочь, если бы американцы закрутили ещё один виток инфляционной спирали: нефть загнать за 300 долларов/бочка, а Путина сделать царём. К счастью этого не будет, и на то есть три группы причин: макроэкономические, технологические и политические.

Макроэкономика. Мировой экономический кризис длится уже полгода, описать его в двух словах нереально, отмечу лишь некоторые моменты. Если в эпоху надувания пузырей избыточной ликвидности нефть практически стала стабильной валютой в противовес обесценивающимся бумажным деньгам, то сейчас, в острой фазе кризиса, когда сверхнадёжные ранее ценные бумаги вдруг оказываются мусором, её роль как материального актива, куда можно вложить деньги и спасти их от обесценивания, возрастает многократно. Она растёт в цене рывками — синхронно падению доллара. Представители ОПЕК уже языки себе стёрли, объясняя страждущим что дефицита на рынке нефти нет, а цену задирают спекулянты/инвесторы. Они бы уже надули нефть до 300 баксов за бочку, но осторожничают, так как ликвидность нефти в среднесрочной перспективе весьма сомнительна. Мировой кризис приведёт к замедлению экономического роста и депрессии, а в таких условиях спрос на нефть будет только падать и цена её рухнет вниз с уходом спекулянтов. Для РФ в данный момент важно не столько текущее подорожание её основного экспортного товара, сколько тот факт, что продовольствие, которое РФ в большом количестве импортирует, растёт в цене быстрей чем нефть...

Технологии. Спекулянтами нефтяной рынок не заканчивается, у каждого барреля есть потребитель и не стоит думать что он готов будет платить любую цену. Уже при 80 долларах за баррель стало выгодно возиться с биотопливом, продвигать энергосберегающие технологии и многое другое — вплоть до реанимации исследований в области термоядерной энергии. Можно сказать что нащупана граница, при которой эти технологии скопом задушат подорожавшую нефть. Так что выше 100 долларов за баррель нефть долго не продержится.

Политика. В эпоху инфляции доллара торговать сырьём стало столь выгодно, что по некоторым оценкам доходы «нефтяных пузырей» (в том числе и российского) сравнялись с доходами акул с Уолл-Стрита, хозяев печатного станка нынешней мировой валюты. Американцев пугают экономические аппетиты пузырей, пугают и их политические амбиции. Если сейчас у янки есть серьёзные опасения, что напитанные баблом сырьевики всё скупят и всё сметут — то что будет после ещё одного витка инфляционной спирали?!

Эпоха закончена и есть смысл думать о том, что будет дальше. Все объективные предпосылки для оттепели есть. А что касается сигналов сверху, то лишь за последние несколько недель мы услышали от высших чинов государства массу такого, что раньше принадлежало лишь непримиримой оппозиции:

Дмитрий Медведев предложил торговать нефтью за рубли.

Виктор Зубков сказал что Чубайс оборзел — и напустил на него прокуратуру.

Владимир Путин назвал себя и Медведева русскими националистами.

И если первое из высказываний можно списать на выборы (хотя какие там были «выборы» мы все отлично знаем), то два других прозвучали после них. Но всё равно от этого шквала откровений не покидает ощущение предвыборного популизма. Кажется эти ребята наверху почуяли, что начинаются настоящие выборы, вне всяких формальных процедур голосования.

 

 

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
День грядущий
ПУБЛИКАЦИИ » Все публикации
26.10.2020 Юрий Скок
Их нравы. Убийство авторитетного выборгского бизнесмена и политика Александра Петрова привлекло внимание к его прошлому. Исследователь истории приватизации в России Юрий Скок посвятил покойному немало эпизодов в своей готовящейся к изданию книге о событиях на Выборгском ЦБК 1999 года, отрывок из которой мы публикуем.

26.10.2020 Алексей Марков
In memoriam. Командир 14-го батальона территориальной обороны «Призрак» (бывшая бригада «Призрак» Алексея Мозгового) Алексей Марков («Добрый») трагически погиб в автомобильной катастрофе. Он воевал на Донбассе с 2014 года и был настоящим коммунистам. Редакция «АПН Северо-Запад» приносит соболезнования родным, близким и боевым товарищам Алексея и ещё раз публикует интервью, которое он давал нам в 2015 году.

23.10.2020 Семён Пегов
Интервью. Карабах на 99,9% ассоциирует себя с Россией, его жители говорят на чистом русском языке, думают, как русские, и являются последним настоящим союзником, родным и близким на Южном Кавказе. Да, и у нас в Армении стоит база военная. Мы хотим, чтобы это всё перекинулось на Армению и стало полыхать возле нашей военной базы? Я не думаю, что можно к этому относиться как не к своей войне.

21.10.2020 Юрий Нерсесов
Промывка мозгов. Глава чеченского министерства по национальной политике, внешним связям, печати и информации Джамбулат Умаров имеет даже больше полномочий, чем у Геббельса. Его ведомство, как видно из названия, выполняет и обязанности, за которые у Гитлера отвечал министр иностранных дел Иоахим фон Риббентроп. К сожалению, таланты Умарова изрядно отстают от его полномочий.

18.10.2020 Эльберд Гаглоев
Война и мир. Получается очень интересная ситуация. Весь этот плавно перетекший в полноценную войну пограничный инцидент оказался неожиданным для всех прямых и косвенных участников конфликта. Можно было бы свести всю проблему к печальному стечению обстоятельств, если бы не последствия, которые ведут к просто тектоническим изменениям положения в регионе.

15.10.2020 Юрий Нерсесов
Эхо истории. Успешно зачистив местные учебники истории от страниц о массовом предательстве своих соплеменников во время Великой Отечественной войны, крымско-татарские лидеры решили навести орднунг и в других регионах. Начали с Екатеринбурга, где сайт «Накануне» опубликовал статью историка Игоря Пыхалова "За что крымских татар называли пособниками Гитлера и почему им не следует потакать сегодня?"

14.10.2020 Юрий Нерсесов
Дефективный менеджмент. Дмитрий Рогозин подчеркнул, что до приговора суда советник считается невиновным, но о конфликтах, на которые тот натыкался, распространяться не стал. И не зря: оценив самый известный скандал с участием Ивана, поневоле заподозришь в нём если не шпиона, то американского агента влияния. А узнав обстоятельства кончины его отца, тоже Ивана Сафронова, поневоле задумаешься о семейном бизнесе в пользу Госдепа.

9.10.2020 Модест Колеров
Интервью. Спрос на монархизм тесно связан с олигархической системой власти. Тут тебе и климат, и торговля квотами... Не случайно у нас спецпредставитель по климату Сергей Иванов. Фонд климатических дел возглавляет группа Анатолия Чубайса. Это всё очень серьёзно. Монархизм православного олигархического свойства является претензией на диктатуру. Эта претензия никуда не делась.

2.10.2020 Юрий Нерсесов
Война и мир. Едва азербайджанская армия начала наступление в Нагорном Карабахе, Никол Пашинян рванул до Москвы. Где объявил о грядущем установлении с Россией «отношений нового уровня и качества». За Пашиняном пока только красивые, пустые и лживые речи. И пока он не представит нечто более существенное, его война остаётся для России чужой.

1.10.2020 Алексей Рафалович
Щупальца олигархии. Гигантская корпорация, ранее носившая гордое название «Русский алюминий», теперь под надёжным американским контролем, а ее бывший босс понижен до дворецкого. Он очень хочет понравиться новому барину-демократу, однако сам барином уже не станет. Трудно найти более впечатляющий пример российского олигарха, который лез вон из кожи, чтобы стать своим для западных партнёров даже вопреки интересам собственной страны, но остался у разбитого корыта.