АПН
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Четверг, 21 марта 2019 » Расширенный поиск
ПУБЛИКАЦИИ » Версия для печати
Страх и ненависть в Центральной Африке
2018-08-09 Сергей Лебедев
Страх и ненависть в Центральной Африке
В стране императора-людоеда Бокассы продолжается война всех против всех

Центральноафриканская республика очень редко попадает на страницы мировой прессы. В России о существовании страны узнали только недавно – когда там убили троих подозрительных российских журналистов. Кстати, тогда же российский обыватель вдруг узнал, что в ЦАР есть наши военные, числящиеся в частных военных компаниях, а также, что в этом государстве добывают уран и алмазы и вообще много еще чего. Вполне возможно, уже завтра о его существовании снова забудут. Но это будет несправедливо, ведь перед нами прямо-таки эталонная, вполне типичная африканская страна. Хотя официальное название уже содержит неточности, ведь эта страна вовсе не государство и тем более не республика, а просто территория, но это типично африканская территория.

Здесь правят различные племенные и полевые вожди, идет война всех против всех, процветает каннибализм, возродилось (впрочем, практически и не исчезавшее) рабство, царят многие болезни, включая СПИД. Как и большинство африканских стран, ЦАР переживает процесс архаизации и деградации всего и вся. Заявления о необходимости полного избавления от наследия колониализма приводят к сползанию Африки в стадию доколониального состояния.

Эта часть континента была обитаема с глубокой древности, но также с древнейших времен была точкой пересечения миграций. В результате состав населения отличается удивительной даже для Африки пестротой. Десятки этнических групп говорят на языках различных языковых семей, при этом крупные племена делятся на кланы, существуют также различные социальные группы, находящиеся в определенной зависимости друг от друга. Существуют также различные территориальные, профессиональные, религиозные общности... Нет только единой нации.

Расположенная в центре континента, эта земля долгое время была неинтересна завоевателям. Реки, текущие в океан, были перегорожены порогами. Тропические джунгли и болота были почти непроходимы для всех, кроме немногочисленных местных жителей. Самым же главным средством защиты от вражеских вторжений был местный климат с обилием тропических болезней, которые быстро сводил в могилу самых сильных и крепких чужеземцев. Для европейцев местный климат остается очень нездоровым, и неслучайно еще в колониальную эпоху за этими землями закрепилось название «могила белого человека». Лишь на самом закате XIX века французы начали проникать в бассейн реки Убанги, притока Конго, в 1889 году построили свой опорный пункт – форт Банги, а в 1903-м учредили колониальную администрацию.

Французы внедрили в своей новой колонии экспортные хозяйственные культуры. Главным источником доходов стала добыча каучука. Как и в соседнем бельгийском Конго, колонизаторы широко применяли принудительный труд, подвергая жестоким наказаниям и смертной казни за малейшие провинности. Один из официальных отчетов отмечал, что во владениях компании «Ля Мбоко» близ Банги «производство каучука находилось в прямой зависимости от расстрелянных патронов». Но в целом данная колония была весьма маловажной для метрополии. По этой причине официальный Париж почти не вкладывал средства в развитие территории.

После Второй мировой войны остановить процесс деколонизации стало невозможно и в 1960 году ЦАР стала независимой. Первым президентом должен был стать глава переходного правительства, популярный священник Бартелеми Боганда, но 29 марта 1959 года его самолёт разбился. Страну возглавил племянник Боганды Давид Дако, которого 31 декабря 1965 года сверг его двоюродный брат, подполковник Жан-Бедель Бокасса, до того 23 года прослуживший во французской армии и воевавший в Индокитае. Бокасса оказался одним из самых эксцентричных африканских диктаторов – не только произвёл себя в маршалы, но 4 декабря 1976 года стал императором. Церемония почти в точности повторяла коронацию Наполеона. Виновник торжества сел на сверкающий золотой трон весом в 2 тонны в виде сидящего орла и водрузил на голову корону, украшенную 2 тысячами бриллиантов. Гости выпили 22 тонны розового шампанского и 150 тонн прочего вина, а катались на 50 «мерседесах», в том числе использовались 6 специальных лимузинов по 60 тысяч долларов каждый.

Бокасса, будучи и президентом, и императором, проводил политику лавирования между блоками, откровенно вымогая средства со всех. Побывал он и в СССР, хотя строить социализм не хотел, предпочитая доить бывшую метрополию. Но как только Париж начинал жадничать, Бокасса немедленно начинал демонстративно дружить то с Китаем, то с Ливией. В 1979 году он приехал в Ливию в гости к полковнику Каддафи, принял ислам и получил деньги на борьбу с империализмом. Это встревожило Париж и в ночь с 20 на 21 сентября 1979 года три роты французских парашютистов высадились на аэродроме в Банги прихватив нового-старого президента Давида Дако. Императорская армия не оказала никакого сопротивления. Ворвавшись во дворец, десантники стали искать компрометирующие французское руководство документы, а поки искали их, обнаружили два сундука с алмазами – один с 2 тысячами обработанных и другой с 14 тысячами необработанных, дорогие ювелирные изделия, 200 единиц бытовой аппаратуры, плюс в холодильнике 4 трупа (по словам императорского повара, «для личного употребления»). Правда поедал император только сильных и достойных противников. Мелких врагов, недостойных царственного желудка, скармливали крокодилам.

Свернутого монарха заочно приговорили к смертной казни. Он, однако, самолично явился в ЦАР, подражая Наполеону, вернувшемуся к власти из ссылки на острове Эльба. Битвой под Ватерлоо для Бокассы стал суд, давший ему пожизненный срок. Отсидев шесть лет, Бокасса вышел по амнистии, уехал во Францию, в 1996 году там умер, а в 2010-ом был посмертно реабилитирован. Причина проста: дела в стране пошли так, что его правление стало казаться золотым временем. Каннибальская демократия оказалась хуже каннибальской монархии.

Когда центральноафриканцы увидели, что Дако ничем не лучше своего кузена, начались протесты, переросшие вскоре в широкие антиправительственные выступления, беспощадно подавляемые войсками. За неполные два года своего правления президент сумел еще больше разорить страну и чтобы платить хотя бы армии постоянно брал кредиты. Уже в 1981 году внешний долг более чем вдвое превышал сумму национального бюджета, и денег стало не хватать даже военным... Свергнувший Дако генерал Андре Колингба сперва правил как военный диктатор, но затем под нажимом Запада разрешил провести многопартийные выборы. В ЦАР немедленно появились сотни политических партий. В парламенте большинства не получил никто, а президентом в 1993 году стал родственник бывшей «главной жены» Бокассы Анж-Феликс Патассе, представлявший племена севера ЦАР. Патассе занял все посты в правительстве своими соплеменниками. Разумеется, это не понравилось остальным. В довершении всего, под давлением МВФ в стране началась экономическая либерализация и приватизация. Но приватизация она и в Африке приватизация: почти все предприятия и лучшие земли внезапно оказались в собственности всяких темных личностей, в основном родственников и соплеменников президента. Стоит ли удивляться, что 90-е годы в ЦАР оказались «дикими 90-ми»?

За один год в стране произошли три попытки переворота (один во главе с бывшим президентом Колингбой), обычным явлением стали уличные перестрелки, многие районы страны и даже кварталы столицы контролировались племенными бандгруппами. Режим демократически избранного (и не менее демократически переизбранного в 1999 году) Патассе держался на иностранных штыках – сначала французских частей, а затем, после переориентирования внешней политики, на ливийских и наёмниках из соседней Демократической республике Конго. За спасение президента Каддафи получил от него 99-летнюю монополии добычи алмазов, золота и других полезных ископаемых в ЦАР, однако со второй попытки Патассе в 2003 году всё же скинул бывший министр обороны Франсуа Бозизе, назначивший новым министром обороны своего сына, а министром финансов – племянника. Другие кланы почувствовали себя обделёнными, и в стране разгорелась гражданская война. Спасая свой режим, Бозизе фактически передал власть на местах этническим бандам, но через десять лет после прихода к власти потерял её. Около года в президентском кресле продержался выпускник московского университета дружбы народов имени Лумумбы, ранее женатый на русской Мишель Джотодия, но, спасая свою жизнь, он едва удрал в Бенин. За четыре следующих года в стране сменилось ещё два президента и сейчас там условно правит Фостен-Арканж Туадера, возглавлявший правительство при свергнутом Бозизе.

Тем временем война идет своим ходом. Франция, войска которой находились в ЦАР все время ее независимости, в 2016 году вывела их, оставив только 350 своих солдат для поддержки миссии ООН, а ещё больше в могилах и желудках аборигенов. Её место пытаются занять Китай и Россия. Несмотря на действующее эмбарго, в прошлом году ООН разрешила Москве отправить правительству ЦАР стрелковое оружие, а также 175 российских военных и гражданских советников, которые должны были проводить подготовку служб безопасности республики. Москва заявила, что эта помощь оказана с целью укрепить позиции президента Туадера, а взамен будет получен доступ к природным ресурсам. Для населения это мало что изменит. Страна успешно преодолевает последствия колониализма и возвращается в доколониальное состояние, а её жители, как и до прихода белых, истребляют и поедают друг друга. Только используя уже не луки и копья, а пулемёты и автоматы.

Сергей Лебедев

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Их нравы
ПУБЛИКАЦИИ » Все публикации
20.3.2019 Юрий Нерсесов
Наследие предков. Современная глобальная цивилизация безжалостна к традициям и воспитанные ею безродные космополиты сплошь и рядом не знают об истории собственного народа. То, что Александр Борода и Адольф Шаевич делают с «Книгой Эсфири», даже обрезанием не назовёшь – перед нами чистой воды кастрация! Не менее противная, чем издевательство над русскими былинами министра культуры России Владимира Мединского.

16.3.2019 Юрий Нерсесов
Рамзанизация. «Падишах моего народа - чеченец. - Объявил в своём блоге бывший министр обороны масхадовской Ичкерии, а ныне депутат парламента кадыровской Чечни от «Единой России» Магомед Ханбиев. - Я с русскими никогда не разговариваю. Я русским никогда слово не говорю. Я никакому русскому не сдавался. У меня не было разговора ни с одним русским генералом, ни с офицером. И я их не люблю даже сегодня. Я сын Ичкерии!» После некоторой паузы уважаемого Магомеда стали отмазывать в стиле незабвенного «Рафик ни в чём не виноват!»

8.3.2019 Андрей Дмитриев
Политический портрет. Безусловно, главной задачей Совершаевой на сегодня является успешное проведение губернаторских выборов. С чем, как уже очевидно, имеются большие проблемы. Усиление клана Ковальчуков и то, что Совершаеву называют теперь их «полномочным представителем» в Смольном, вызывает недовольство других групп влияния федерального уровня. Возможно, расклад сил изменится уже в ближайшее время.

3.3.2019 Юрий Нерсесов
Властители дум. Так сам ли Быков пишет свои книги? Или за него литературные негры строчат, как за министра культуры России Владимира Мединского? Мне страшно даже думать про такую пакость, а потому предлагаю верить в лучшее. То есть в раздвоение Зильбертруда. Или в спорящих внутри его черепушки тараканов-мозгоедов.

22.2.2019 Олег Миронов
Apocalypse now. Сурков - автор неплохих декадентских стихов и даже Агата Кристи под его патронажем записала альбом. Любопытно, что там есть такие слова: «Наш хозяин - Денница». Денница — это Люцифер. Думаю, что он применял методы добиться откровения в попытках понять, прочувствовать «русское бессознательное». Там, в этом состоянии, в этих практиках, вполне вероятно, и встретился с тем самым «хозяином».

19.2.2019 Александр Сивов
Сопротивление. Толпа регулярно скандировала частушки с упоминанием слова «Беналла». Злые языки в СМИ намекают, что Александр Беналла – любовник президента Эммануэля Макрона. Сегодня он компрометирует его не меньше, чем когда-то Распутин компрометировал последнего русского царя...

4.2.2019 Александр Сивов
Сопротивление. То, что творилось в Париже в эту субботу, 2 февраля, на так называемом «Акт 12» (двенадцатая суббота протестов), - беспрецедентно. И это при том, что последние три субботы протестных акций происходили относительно спокойно по сравнению со столкновениями 5 января. Но всё по порядку.

24.1.2019 Андрей Дмитриев
Эхо истории. 75-летие полного снятия блокады – хороший повод вспомнить о тех, кто руководил в те годы жизнью города и его обороной. Речь пойдёт об одном из ближайших соратников главы Ленинграда Андрея Жданова – втором секретаре обкома партии, генерале Терентии Штыкове. Личность весьма примечательная, оставившая немалый след не только в отечественной, но и в мировой истории.

23.1.2019 Владислав Шурыгин
Социал-дарвинизм. Всячески поддерживая и одобряя (а как иначе!?) всё задумки «ОнВамнеДимона», я предлагаю назвать этот год работы в правительстве, годом Спасения и Сохранения электроэнергии (сокращённо СС). Медведеву присвоить звание почётного рейхсфюрера СС. А к названию страны Российская Федерация, если всё у них получится, добавить гордое Konzentrationslager…

21.1.2019 Юрий Нерсесов
Властители дум. С точки зрения левых тараканов Сёмина, Фридрих Энгельс на вопрос «Наш ли Шлезвиг-Гольштейн?» должен был ответить «Наш ли Крупп?», а затем разоблачить захватническую позицию прусского империализма. Он его и разоблачал, но строго по делу.