АПН
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Суббота, 15 декабря 2018 » Расширенный поиск
ПУБЛИКАЦИИ » Версия для печати
Ленинградские галоши для товарища Кагановича
2018-11-25 Андрей Дмитриев
Ленинградские галоши для товарища Кагановича

125 лет назад – 22 ноября 1893 года – в деревне Кабаны Киевской губернии появился на свет Лазарь Каганович. Одному из ключевых деятелей СССР раннего периода бы отведена долгая жизнь, почти 98 лет. Круг его деятельности был чрезвычайно широк: от рабочего, агитатора и революционера до члена ЦК партии, «антикризисного менеджера» и железного наркома Иосифа Сталина, которого тот бросал на самые сложные участки работы – усмирять украинский национализм и строить метро в столице, выбивать хлеб из крестьян и наводить порядок на железных дорогах, строить заводы и проводить чистки парторганизаций. Не менее широка и география: Киев, Донецк, Саратов, Гомель, Нижний Новгород, Туркестан, Харьков, Кавказ, Москва… Есть в биографии Кагановича и менее известные страницы, связанные с Петроградом-Ленинградом.

«Малограмотный сапожник»

Кагановичу, в каком-то смысле, не слишком повезло пережить всех своих товарищей по сталинскому руководству и застать время перестройки и гласности. От разоблачителей «эпохи культа личности» ему досталось больше других и часто совершенно незаслуженно. «Малограмотный сапожник», ставший «кровавым сатрапом за спиной Сталина» – одно из любимых определений.

Между тем, своим пролетарским происхождением и именно первой профессией сапожника Лазарь гордился всю жизнь. А как иначе? Родился в бедной, если не сказать нищей, еврейской семье за чертой оседлости, неподалеку от Чернобыля, в которой было 13 (!) детей. Семеро из них умерли, зато трое впоследствии поднялись до вершин государственной власти. Положение особенно осложнилось, когда отец получил травму на дегтярном заводе при аварии котла, и после тяжело болел. Зимой жили впроголодь, особенно плохо было с теплой одеждой и обувью.

«Когда я приехал в деревню в 1934 году как секретарь ЦК ВКП(б), мне один крестьянин напомнил, как он спас меня, наполовину засыпанного снегом по дороге из Мартыновичей в Кабаны. Все дело было в том, что отец смастерил мне валенки из своих старых, но с пятками не справился: их зашили, но холод они пропускали. – Пишет Каганович в воспоминаниях, выразительно озаглавленных «Памятные записки рабочего, коммуниста-большевика, профсоюзного, партийного и советско-государственного работника». – Вот я по дороге и замерз. Идти было трудно из-за метели, и я свалился на дороге. При проезде этого крестьянина мимо меня его собака меня заметила и дала знать своему хозяину – он взял меня на сани, укутал, привез домой еле живого».

Неудивительно, что при первой возможности, подростком, Лазарь уехал в Киев и освоил там сразу несколько рабочих профессий – был грузчиком, кузнецом, кожевенником, работал на лесопилке, ну и сапожное мастерство изучил тоже.

Что касается малограмотности, то первоначальное образование у сельского учителя он получил, ну а дальше осваивал все сам и вполне успешно. В 1911-ом по примеру старшего брата вступил в партию большевиков и вскоре, поднатаскавшись в марксистской теории, стал неплохим агитатором. Впоследствии, в 20-е – 30-е годы, уже будучи на вершине иерархии ВКП(б), Лазарь ездил по стране и выступал с речами, пожалуй, больше, чем все остальные члены ЦК.

Конечно, называть его партийным идеологом, подобно Сталину или тому же Андрею Жданову было бы преувеличением – звезд с неба не хватал и был скорее практиком. Однако автору довелось читать в архиве его рукописные доклады и брошюры, и нельзя не отметить, что он был вполне грамотным и теоретически подкованным руководителем. В отличие от имевшей высшее образование, но зачастую безграмотной и безликой номенклатуры, пришедшей во власть в брежневские времена.

Белоночные митинги

Когда Каганович отправился в революционный Петроград из Гомеля, куда его забросила судьба и подпольная работа, то обнаружил, что и у него, и у молодой супруги Марии обувь ни к черту. «Воистину – сапожник без сапог, а ведь едем в Петроград!» На скорую руку товарищи из сапожной мастерской сделали ему и жене заготовки, а он сам сбил их на станке.

Затем рабочие собрали стол и хорошенько выпили, провожая товарища в большой путь. Сам Лазарь воздержался. К алкоголю в течение всей жизни он в целом был равнодушен, что как-то не преминул отметить Сталин: «Он же еврей, а не грузин, евреи пить не умеют!»

Итак, 23-летний большевик оказывается в столице летом 1917-ого года в качестве делегата Всероссийской конференции военных организаций, проводимой его партией. Время было удивительное, в котором самым причудливым образом пересекались людские судьбы. Только представьте себе: будущий глава Югославии, маршал Иосип Броз Тито, военнослужащий австро-венгерской армии, бежавший из плена и проникшийся социалистическими идеями, бродит по городу и ночует под Литейным мостом. По этому же мосту ходит в центр города будущий глава Финляндии и тоже маршал Карл Маннергейм, тогда генерал российской армии, квартирующий на Лесном проспекте. Однажды он был остановлен революционными матросами и едва не расстрелян как буржуазный элемент. Спасла смекалка – Маннергейм начал говорить по-шведски, и, посчитав, что перед ними иностранец, Карла оставили в покое. А рядом, в Петропавловской крепости сидит под арестом без пяти минут наркомвоенмор Лев Троцкий…

В общем, жизнь била ключом.

«Как и все – и питерцы и приезжающие в Питер – мы восторгались очаровывающим удивительным природным явлением – июньскими петроградскими «белыми ночами». О них написано немало замечательных поэтических строк. Но и здесь наши души были захвачены не столько природной поэтически-романтической стороной, хотя мы вовсе не чужды были поэзии и романтики, сколько тем, как «белые ночи» тоже стали ареной острой классовой политической борьбы… – Вспоминал Лазарь. – Все площади, особенно у театров, цирков, дворцов и общественных сооружений, бульвары, улицы были заполнены народом и нескончаемыми митингами. Здесь шла острая политическая борьба между различными партиями, группами и просто одиночками, выскакивавшими со своими оригинальными высказываниями, выкриками, кончавшимися зачастую синтезом морально-политического с физическим воздействием. Мы, делегаты, ходили по этим белоночным митингам, принимали в них участие, выступали на них, воздерживаясь, конечно, от физкультурного участия, хотя иногда, когда пакостники и подлецы особенно расходились, бывали на грани участия, но положение наше обязывало к выдержке».

На конференции он сводит знакомство с Лениным и Сталиным. В записях Ильича нет упоминаний о Кагановиче, но ничего удивительного тут нет: в те дни ему приходилось общаться с тысячами людей. Хотя наш герой утверждает, что вождь революции его запомнил: «Как же, как же товарищ Каганович, помню вашу речь…» И совершенно точно запомнил Сталин, поскольку вскоре максимально приблизил его к себе.

Буржуйская «Астория»

В декабре 1917-го Каганович избирается депутатом Учредительного собрания от Гомеля. На само открытие он опоздал, так как поезд пришел в Петроград 6 января вместо 5-го. Железнодорожный транспорт функционировал черт знает как, и исправит это наш герой лишь 17 лет спустя, когда, вступив в должность наркома путей сообщения, изречет классическое: «У каждой аварии есть фамилия имя и отечество!» И начнет самым конкретным образом спрашивать за перебои в расписании, вплоть до расстрелов.

Учредительное собрание большевики разогнали, что Лазарь – само собой – горячо приветствовал. Зато его делегатам выдавались номера, и не где-нибудь, а в «Астории», куда он и заселился с женой. Только формирующейся советской власти позарез нужны руководящие кадры, и Кагановича вовлекают в процесс создания новых вооруженных сил – назначают руководителем агитационно-организационного отдела по организации Рабочей и Крестьянской Красной армии.

Расположился этот отдел там, где ранее размещался Государственный Совет, а ныне заседают депутаты Законодательного собрания, в Мариинском дворце. Удобно: на работу далеко ходить не надо. Хотя в «буржуйском», по выражению Марии, номере они чувствовали себя неловко.

А вот с питанием дело было плохо, даже и у начальства. В протоколе общего собрания агитаторов от 16 февраля 1918 года сказано: «Постановили обратиться к комиссару отдела: ввиду недостатка хлеба агитаторам, просим принять комиссара зависящие от него меры, имея в виду, что этот вопрос в настоящее время является самым острым. Ввиду недостатка у некоторых агитаторов амуниции, просим обратить на это серьезное внимание». То есть Лазарю приходилось в первую очередь выбивать еду, обмундирование и прочее для своих подчиненных.

Галоши по спецзаказу

К началу 1930-х годов Каганович – уже один из руководителей партии, член политбюро ЦК ВПК(б), без пяти минут глава Московского комитета партии. С возглавившим Ленинград Сергеем Кировым был в дружеских отношениях: «Всегда мы перед докладами, отчетами на съездах переговаривались, обменивались мнениями – как что и так далее. Я ему говорил, что думал, и он мне говорил. Ну, и он, и я были близки к Сталину, и в этом отношении мы с ним были как родственники».

И когда на ленинградском заводе «Красный треугольник» получили особый заказ (у Лазаря был очень большой размер ноги, примерно 45-46-й) на изготовление галош и обуви к ним, отнеслись к нему со всей серьезностью.

«Моя бабка, Тюлькина (Чекалова) Зинаида Михайловна, будучи сестрой первого директора «Красного треугольника» и женой политработника РККА, сама работала на заводе простой галошницей, – рассказал «Конкретно.ру» бывший депутат Госдумы, председатель ЦК РКРП Виктор Тюлькин. – Дело было где-то в 1928-30 гг. Тогда она имела возможность отвлекаться с работы для кормления в яслях ребенка – моего отца (1926 г.р.). Ей выдали специальные деревянные колодки, на которых бабка изготовила пар 10 резиновой основы калош. Из них выбрали лучшие, которые отравили на термообработку и отделку внутренностей красной материей. Бабка очень гордилась выполненным поручением».

После убийства Кирова в 1934 году именно Каганович читал с мавзолея речь на похоронах. А одна из комсомолок, работавших на стройке московского метрополитена, написала ему письмо с просьбой поменьше бывать на стройке. Мол, мы тебя любим, ценим, знаем, как ты дорог нашей партии, как ты ей нужен. Поэтому тебе надо быть осторожным, чтобы с тобой не случилось то же, что с товарищем Кировым, так как врагов у нас еще много, классовая борьба еще идет…

Эти события, как известно, послужили прологом к началу массовых репрессий, в которых Лазарь самым активным образом поучаствовал. В конце жизни признавал потом, что «пересолили» и много невиновных пострадало. Но Сталина по-прежнему ценил очень высоко. По выражению Вячеслава Молотова, был «200% сталинцем».

«Против Ленина – это чудовищная вещь»

Когда писатель Феликс Чуев познакомился с пенсионером Кагановичем, тому уже было за 90 лет. Однако Лазарь сохранил твердую память, работоспособность и главное – свои убеждения. Будучи исключен из партии в составе «антипартийной группы Молотова, Маленкова, Кагановича и примкнувшего к ним Шепилова» в 1957 году, он не смирился с этим. Продолжал платить взносы и ежегодно писал письма о восстановлении в ряды коммунистов. Был особенно уязвлен, что просьбу Молотова в 1984 году об этом удовлетворили, а Кагановича – нет.

«Это, по-моему, мнению стремление ленинградцев превратить Ленинград в туристский центр, в туристскую базу, в свободный порт для приезда богатых… – ответил он на вопрос Чуева об отношении к возможному переименованию города в Санкт-Петербург. – Это в угоду не нам, а западноевропейским туристам и капиталистам – им дадут гостиницы, гуляния, будут богатые приезжать. Тогда он, наверное, станет богатым городом. Ну и конечно антиленинское брожение. Антиленинское. Против Ленина – это чудовищная вещь».

Лазарь уже почти не видел, но продолжал писать свои записки до самых последних дней. Ручки ему приносила дочь в небольших канцелярских сапожках. Сапожник, ставший титаном советской истории, оставил этот мир 25 июля 1991 года. Через несколько месяцев с оглушительным грохотом рухнули его партия и его страна.

Андрей Дмитриев

Источник - «Конкретно.ру»

На фото вверху - нарком путей сообщения Лазарь Каганович и глава Ленинградского Обкома ВКП(б) Андрей Жданов с девушками-передовицами стахановского дивжения на железной дороге

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Эхо истории
ПУБЛИКАЦИИ » Все публикации
14.12.2018 Александр Сивов
Протест. То, что во франкоязычном Брюсселе собственные жёлтые жилеты уже попытались ворваться в здание Европарламента, особого удивления не вызывает. Но свои жёлтые жилеты объявились в иракском городе Басра и в знак протеста проблем с поставками электричества и питьевой воды они уже взяли штурмом бюро управляющего этим городом. Тем временем власти Египта дали указание прекратить продажу жёлтых жилетов аварийной остановки случайным покупателям – за исключением оптовых партий для нужд полиции.

13.12.2018 Юрий Нерсесов
Общество зрелищ. Мир британского фантаста Филиппа Рива столь мрачен и жесток, что показ всех его красот сделал бы фильм запретным для подростков. Продюсеру Питеру Джексону и режиссёру Кристиану Риверсу пришлось изрядно порезать роман «Смертные машины» при экранизации. Но читать его не менее интересно, чем смотреть картину от создателя «Хоббита».

2.12.2018 Александр Сивов
Протест. Напряжённость в стране ощутима, она просто висит в воздухе. Можно услышать во множестве проклятия, причём даже не столько в адрес конкретных властей, но Системы в целом. Единственный позитивный момент для французов заключается в том, что в Италии и Испании ситуация ещё хуже. И нынешнее повышение налогов на бензин – лишь повод выплеснуть своё негодование.

25.11.2018 Андрей Дмитриев
Эхо истории. 125 лет назад появился на свет Лазарь Каганович. Одному из ключевых деятелей СССР раннего периода бы отведена долгая жизнь, почти 98 лет. Круг его деятельности был чрезвычайно широк. Не менее широка география - Киев, Донецк, Саратов, Гомель, Нижний Новгород, Туркестан, Харьков, Кавказ, Москва… Есть в биографии Кагановича и менее известные страницы, связанные с Петроградом-Ленинградом.

24.11.2018 Сергей Лебедев
Война и мир. Восемьдесят лет тому назад в географическом центре Европы велись немасштабные, но все же реальные боевые действия, в которых погибали люди. До начала Второй мировой войны оставалось еще меньше года, но в Карпатских горах уже гремели выстрелы.

12.11.2018 Александр Сивов
Эхо истории. Эти слова любил повторять отец моего знакомого французского журналиста. Участника французского Сопротивления, его «заложили» и сдали немцам, уже в конце войны, свои, французские полицейские. Могли бы присоединиться и сражавшиеся на фронте с Гитлером сенегальские стрелки, позднее расстрелянные по приказу своего же, французского генерала в Дакаре в 1944 году.

24.10.2018 Юрий Нерсесов
Властители дум. Министру культуры России Владимиру Мединскому оказалось мало забивать чушью головы российских читателей. Он представил сербское издание работы «Война. Мифы об СССР 1939-1945 годов» в Белграде. В книжонке, которую, похоже, писала целая плантация литературных негров, отдельные фрагменты противоречат друг другу, а розовое благолепие перемежается с чернейшей клеветой на Советский Союз и Красную армию.

22.10.2018 Леонид Воронин
ЖЗЛ. Это и в самом деле красные? - вглядывался Багрицкий в затейливую колонну вошедших в город войск. - А куда же девать черный цвет анархистов? Черный - враждебно чужой для бело-сине-красного флага добровольцев. А примет ли его новая власть? Нет, черный растворится в дымке времени. А вот красный недаром слепит глаза, всё переборет.

15.10.2018 Михаил Трофименков
Общество зрелищ. Фашистские партии плодились, как компартии в начале 1920-х. В 1930-ом они оформились в Дании, Португалии, Швейцарии, Бельгии, Ирландии, Румынии. В 1931-ом – в Бретани («Бретань для бретонцев!»), Нидерландах, Великобритании, Аргентине, Австралии, Перу... Активисты еврейской фашистской партии «Брит Ха Бирионим» (1929) убили умеренного сиониста Арлозорова, тренировались на базе итальянских ВМС и воевали в Эфиопии.

14.10.2018 Юрий Нерсесов
Властители дум. Изучив интервью и книги отмечающего сегодня 80-летие советского детского классика Владислава Крапивина, замечаешь забавнейшие историко-политические кульбиты. Не менее причудливые, чем у младшего тёзки – помощника президента России, поэта и автора романа «Околоноля» Владислава Суркова.