АПН
Загрузка...
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Среда, 29 января 2020 » Расширенный поиск
ПУБЛИКАЦИИ » Версия для печати
Политический фрейдизм от кремлёвского вельможи
2019-02-22 Олег Миронов
Политический фрейдизм от кремлёвского вельможи

Первым в статье Суркова «Долгое государство Путина» в глаза бросается то, что он использует терминологию Гумилёва, он вспомнил про «людей длинной воли». Напомню, что первыми в политический лексикон этот изначально историософский термин ввели нацболы - Лимонов и Дугин. До них этот термин был исключительно философским, они же сделали его термином политической жизни. Это нормально. Мир так и существует: сначала умники, условные брахманы, много думают, создают мысленные конструкции, придумывают новый язык, затем очаровывают им класс воинов и бюрократии, условных кшатриев, а те, в свою очередь навязывают новую реальность остальному народу. Так во всём. Учёные и философы придумывают идею, создают для неё язык, поэты и художники, самые гениальные из них, придумывают эстетику, потом воины и бюрократы впитывают идеи, язык и эстетику и транслируют их уже в материальном мире: создают архитектуру, политические конструкции, способы экономической жизни, в которых живёт весь остальной народ. Так было всегда: философы придумали идею «Москва - третий Рим», бюрократы и воины воплотили эту идею в политическую жизнь. Пётр Первый, восприняв идеи технологического прогресса, идеи «позднего ренессанса» в немецкой слободе, перенёс их на русскую почву. Социалисты, восприняв идеи Маркса и Энгельса, которые суть логическое завершение идей французских просветителей, создали СССР. Но это прошлая, уже, эпоха.

Сегодняшний западный мир живёт в эпоху фрейдизма, именно он задал парадигму сегодняшнего человека.

Язык определяет сознание, то как человек говорит, так он и думает. Это аксиома. Факт есть факт: Гумилёв создал язык, Дугин и Лимонов сделали этот язык политическим, а самые умные во власти пытаются его перенять и сделать его «своим» языком. Потому как нашей власти явно не хватает субъектности. Наш «класс кшатриев» говорить в политике научился на языке западных демократий и теперь, войдя в конфронтацию с этим самым западным миром, пытается найти «свой» язык. Тот, который будет более полно и насыщенно отражать наше политическое бытие. В принципе, эти попытки начались ещё в нулевых: и суверенная демократия и «скрепы» и попытка взять на вооружение евразийство. Беда в том, что современная политическая элита полностью осознаёт себя как часть западной элиты, она не хочет быть вне её. Вспомните, например, выказывания Лаврова о «большой Европе», пространстве европейских ценностей от Гибралтара до Владивостока. Даже вот это вот «недоевразийство» стыдливо прячется и преподносится как продолжение европейской цивилизации. Сурков пытается в парадигму фрейдистского мира впихнуть героические идеи гумилёвского языка.

Наша политическая элита пытается противостоять Западу на его же поле. Без изменения подхода в сути своей, эти попытки заведомо обречены на провал.

Напоминает мне жизнь подростков на самом деле. Когда группе популярных особей непопулярные готовы преданно заглядывать в глаза, ждать, когда позовут, «шестерить», в общем, хотя могли бы тусоваться на своей, пусть не самой тёплой и удобной, но своей, части двора. А если бы поскребли затылок и взялись за работу, то сделали бы свою часть двора гораздо притягательнее, чем та, где тусуются «эуропейцы». Так, кстати, уже бывало в истории России, когда на нашу страну из Европы смотрели как провинциалы смотрят на столичную жизнь.

Отсюда и новый термин «глубинный народ», калькированное от «глубинного государства», «deep state», термина, появившегося в западной политической жизни. И если образ deep state скорее всего похож на агента Смита, то наш «глубинный народ» - это тот самый легендарный muzhik, который появляется в «Капитанской Дочке» Пушкина в лице Емельяна Пугачёва, тот самый типаж, о котором так много говорили и говорят то с ненавистью, то с любовью, то и с тем и другим одновременно все умники России. Тогда зачем плодить сущности и давать ещё один термин тому, что уже существует в русском языке под словом «народ»? А это как раз дань европейской генетике. Раз есть «глубинное государство» у «них», то должно быть и «глубинное нечто» у нас. По сути, речь во всех этих «глубинах» идёт о бессознательном в том понимании, в каком его ввели фрейдисты, только перенесённое в политическую жизнь.

Были «массовое бессознательное», «психология толпы», теперь вот появился «глубинное государство» и «глубинный народ», при этом Сурков как аналогию приводит dark net, то есть «тёмный интернет» и dark state, то есть «тёмное государство». Нечто мрачное, тёмное, в общем. Наш muzhik — это бородатый косноязычный валенок с топором. Тот, который не будет рассуждать о гомоэстетике древней Греции, а башку снесёт и дело с концом. Хотя, ради исторической справедливости, надо отметить, что исторический Емельян Пугачёв был вполне образованным и культурным человеком своего времени. Одевался, наверное, просто, не так... А может, воплощал идеалы того самого «глубинного народа», который «недосягаемый для социологических опросов, агитации, угроз и других способов прямого изучения и воздействия». Это он в европейской парадигме «недосягаемый», а для нас, русских — это вполне понятное и адекватное явление. Это наш мир, наша жизнь. Это Амиран Георгадзе, мотивы и действия которого вполне ясны и понятны нам, русским. Это Тихон Евсюков из города Инта, застреливший сотрудницу горадминистрации. Это Руслан Тапаев из города Никополя на Днепропетровщине, вполне себе понятный человек. И даже без соцопросов, агитации и методов воздействия понятны нам эти люди.

А вот современной российской элите непонятны. Им, выращенным на фрейдистской парадигме мира более понятны керченский стрелок, подростки, что устроили стрельбу из окна в Пскове, да даже архангельский анархист. А вот Георгадзе, Тапаев и Евсюков не понятны. Поэтому о последних трёх слышали все, а вот о первых трёх не так уж и много помнит и знает. Хотя, безусловно, такие как Георгадзе, Тапаев и Евсюков гораздо более опасны для нынешней системы. Это и есть те хмурые и угрюмые мужики с топорами, а не трагические идиоты-подростки. Страшнее наверное только «Приморские Партизаны», потому как они соединяют в себе и осознанность хмурых мужиков и трагическую жертвенность молодёжи.

Если совсем просто, то фрейдизм подразумевает, что человеком в своей основе управляют самые низменные инстинкты: секс, потребление, убийство. Но эти инстинкты человек вынужден скрывать за рамками приличий, а от необходимости «быть хорошим для всех» и реализовать свои животные потребности и рождаются психозы и вывихи сознания. Фрейд, по сути, автор, архитектор всей современной поп-культуры, то есть, по большому счёту, автор сознания всей западной цивилизации. История культуры 20го века — это история нарушений запретов, наложенных эпохой модерна. История психологического и культурного эксгибиоционизма. Величайшие культурные явления 20го века — это история о выводе на свет Божий своих бесов. Начиная от Элвиса Пресли, через эпоху рок-н-ролла и панка до Кончиты Вурст. И это время подходит к концу. Горбатую Гору и бородатую женщину уже показали не в качестве анекдота, а в качестве трагедии - дальше куда? Либо западная цивилизация найдёт новые подходы к осознанию человека, либо просто-напросто погибнет. Нации не воспроизводятся, политическая жизнь топчется на месте: от Евросоюза до Брекзита. Существование современной западной модели общества, сформированной в 60хх годах, подходит к концу. Развития на этом направлении уже нет и быть не может.

И в своём понимании «глубинного народа» Сурков исходит именно из этого фрейдистского понимания: мол, существует некий «глубинный народ», по его выражению «всегда себе на уме, недосягаемый для социологических опросов, агитации, угроз и других способов прямого изучения и воздействия», то бессознательное, что стали пытаться осознать при помощи метода свободных ассоциаций, гипноза и употребления психоактивных препаратов, то, что стали пытаться уже позже Фрейда осознать не методом анализа, а методом откровения. Сурков — автор неплохих декадентских стихов и даже Агата Кристи под его патронажем записала альбом. Любопытно, что там есть такие слова: «Наш хозяин — Денница». Денница — это Люцифер, если вы не поняли. Сатанизм, в общем-то, чистой воды. Думаю, что он применял методы добиться откровения в попытках понять, прочувствовать «русское бессознательное». Там, в этом состоянии, в этих практиках, вполне вероятно, и встретился с тем самым «хозяином». Ну тут уж у кого какой хозяин...

По сути, эта статья Суркова — это признание своей беспомощности, это крик отчаяния. Наверное так же кричал Борис Годунов: «ну чего тебе ещё нужно, народ?!» А народ-то безмолвствует. Грех убийства царевича из народного сознания не вынешь. Хоть тресни.

Олег Миронов

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Apocalypse now
ПУБЛИКАЦИИ » Все публикации
22.1.2020 Юрий Нерсесов
Развод по-русски. Едва президент заклеймил Польшу за сговор с нацистской Германией, как товарищи учёные оформили специальную таблицу с завлекательным названием «Рейтинг предательства». Где предложили оценить страны Европы по доле личного состава воинских формирований на стороне Гитлера. Овчинка, однако, оказалась жульнической, причем совершенно без какой-либо необходимости.

20.1.2020 Сергей Лебедев
Эхо истории. Польша отмечала как праздник начало Второй мировой войны, но не отмечает юбилей освобождения свой столицы и не будет отмечать день Победы 9 мая. Недаром экс-кандидат в президенты от партии «Национальное движение» Мариан Ковальский сказал: «Этих торжеств вообще не должно быть. Полякам нечего праздновать. Польша проиграла Вторую мировую войну». Их право. Зато Россия не отмечает начало войн. Она отмечает их победное завершение.

18.1.2020 Андрей Дмитриев
Медведеведение. Вспомним, как скакнул вверх рейтинг Дмитрия Анатольевича после Пятидневной войны. Сейчас такого на горизонте не видно, да и, похоже, не рискует Кремль досаждать уважаемым западным партнёрам до такой степени, что даже народные республики Донбасса не признает. Но зато Медведев может дать приказ вдарить по очередным «бармалеям» хоть в Сирии, хоть в Ливии, хоть в ЦАР, и это будет воспринято на ура.

14.1.2020 Саид Гафуров
Интервью. США очень сильно облажались. Когда они узнали, что в результате удара погиб Сулеймани, то пришли в ужас, потому что ни в коем случае не хотели убивать политика такого уровня. Трамп почувствовал себя виноватым и в ходе шедших в закрытом режиме переговоров передал – «можете бомбить нашу базу, мы людей выведем, вам ничего не будет».

13.1.2020 Юрий Нерсесов
Эхо истории. Вы будете смеяться, но обнаружен очередной источник, откуда черпает информацию коллектив авторов, известный под псевдонимом Владимир Мединский. Сравнив подписанный тогда ещё скромным депутатом Госдумы от «Единой России» трактат «О русской угрозе и секретном плане Петра I» и не менее внушительный талмуд «Франция. Большой исторический путеводитель» некоего Аркадия Дельнова, я сразу заметил сходство отдельных фрагментов.

10.1.2020 Андрей Дмитриев
Петербург+Ленобласть. Беглов больше не пристает к детям и собачкам на улицах, анонсированные чистки и кадровые перестановки в целом обернулись пшиком, и сам он стал похож на вечно спящего Полтавченко. Более энергичный дядя Саша - Дрозденко - хочет баллотироваться в губернаторы 47-ого региона, но не факт, что имеет такое право по закону, а до кучи засветился с коллекцией роскошных часов.

7.1.2020 Владислав Шурыгин
Интервью. Были иллюзии, что можно договориться, сегодня ясно, что никто с нами договариваться не собирается. Ситуация 1935-36 годов перед Путиным стоит в полный рост. Он для себя мучительно ищет вопросы, кто же он в истории, и поэтому обращается к Сталину.

5.1.2020 Юрий Нерсесов
Общество зрелищ. Актёрам пофиг - вот они и отрабатывают номер без всякого энтузиазма. Трудно сделать красиво, когда на тебя напяливают офицерский мундир и требуют изображать хипстера, бегущего на митинг Навального под несуразные для XIX века мелодии «Наутилуса» и «Мумий Тролля».

29.12.2019 Михаил Трофименков
Интервью. В своих представлениях о соотношении кино и реальности Сталин был гениальным продюсером и, прежде всего, гениальным зрителем, смотревшим кино глазами «простого» советского человека – не идеального, а ещё не свободного от простых человеческих слабостей. Например, облизнуться на ножки Любови Орловой или во вторую годовщину Победы сходить не на военную монументалку, а на милую «Золушку».

26.12.2019 Юрий Нерсесов
Политический зоосад. Конечно, некоторая разница между шимпанзе Майком, моим приятелем и господином Мантуровым, имеется. Первые поднялись из низов – один, используя канистры, второй, поигрывая золотой цепью. У министра биография иная: он прошёл во власть как потомственный советский аристократ.