АПН
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Суббота, 21 июля 2018 » Расширенный поиск
ПУБЛИКАЦИИ » Версия для печати
Буревестник, которого не собьешь
2008-04-09 Глеб Таргонский
Буревестник, которого не собьешь

28 марта 1868 года, то есть ровно 140 лет назад родился великий русский писатель Максим Горький (Алексей Максимович Пешков). Дату официальные каналы и различные газеты отметили традиционно: про произведения автора и его гражданскую позицию навыдавливали где-то предложения по два, зато про эпоху развернули заезженные «антитоталитарные» лозунги. Жил при Ленине и Сталине и поддерживал проводимую ими политику – значит, обязательно в ней разочаровался, а умер – значит «по любому» злобные чекисты отравили. Все как всегда. У нас человек велик, только если его коммунисты со света сжили.

Приятно порадовал только Дмитрий Быков, представивший 4-х серийный документальный фильм о Максиме Горьком. Фильм вышел чрезвычайно информативным, объективным и легким для просмотра. На протяжении нескольких часов перед зрителем предстала жизнь гения – от рождения до смерти, через любовь, печаль, отчаяние, вдохновение, труд, революции и в конечном итоге – через смерть. Никаких штампов – все по существу и без лишней говорильне на общелиберальные темы.

Кажется – а что может быть хрестоматийнее Горького? Пушкин писал про гусар и барышень, падающих в обморок от душевных драм, про лихие дуэли и раздольные барские попойки. Толстой – про светских дам, обремененных детьми и изнемогающих от половой страсти и про переживания весьма странных и бестолковых персонажей на фоне лютого пожара 1812 года. Свою нишу нашел, кажется, и Горький – писал про босяков, купцов, диких крестьян и аляповатых интеллигентов России на изломе веков и эпох. Тоже про что-то ушедшее, похороненное в нафталине малопосещаемых музеев и музейчиков.

Поэтому проект Дмитрия Быкова с первого взгляда может показаться этаким подвигом интеллигента. Куда моднее было бы обсудить Пелевина, Бодрияра или даже какую-нибудь беллетристическую диву, типа Оксаны Робски, благо такие тоже свою культурно-историческую нишу имеют и неплохо ее обустроили.

Но Быков выбирает Горького, и это – единственно возможный правильный выбор. Именно на Горьком, на семенах его рассказов и очерков взросло то, что можно назвать гуманистической литературой ХХ-ХХI веков. Почему он это делает? Почему не Достоевский, не Пастернак, не Солженицын, а Горький, которого по неофициальной доктрине путинской России принято помещать исключительно в диапазоне от «глупенький идеалист, невольно воспевавший большевицкий террор» до «обыкновенный ангажированный писака, красный подпевала и полное отсутствие всякого таланта».

Не скажу, что фильм мне понравился целиком и полностью. К отрицательным моментам я бы отнес вставки про большевиков типа «в 1921 году в России голод. Большевиков, конечно, не сильно беспокоит то, что крестьяне гибнут от него, но они всерьез опасаются голодных бунтов». Налицо попытка, пусть неосознанная, идущая от антисоветского многолетнего базиса, «априори» видеть в большевиках исключительно механизмы по удержанию своей власти. Механизмы, пришедшие извне, а не из среды в том числе этих самых умирающих крестьян.

Но это – детали. Когда, завершая цикл серий о писателе, Быков подводит итог, то прямо заявляет: «Горький боролся против отсталости, считая, что необразованность ведет к дикости. Он видел в большевиках, в красных не просто политических концентраторов воли трудящихся, но и единственно возможную силу, способную преобразовать Россию. Ныне празднуется победа белых…»

Зритель, который не реагирует на цвета, как собака Павлова на звонки, а пытается вникнуть в суть вещей, скрытых великой борьбой, не может не понять то, что Быков записал между строк так явственно и четко: «То, что мешает человеку нормально трудиться, нормально любить, нормально становиться действительно культурным человеком – это и есть оплот дикости, какими бы знаменами она не прикрывалась».

И в этом – весь Горький. В этом его неиссякающая современность. Если, скажем, Гоголь современен в социально-описательном смысле (его Россию пройдох-чичиковых, упырей-собакевичей, интеллигентиков-маниловых и великой монархии городничих мы можем наблюдать и сейчас – достаточно выйти из дому), то Горький современен в социально-прогнозируемом смысле. Он ясно говорит, почему идти вперед лучше, чем пятиться назад.

Горький в своих рассказах, статьях, в гениальных «русских сказках» ясно показывает, что человек, поглощенный в пучину царства, на гербе которого написано: «бери по чину и бойся сильных», погибает от разрыва совести и бытия. Что «маленький человек», который трудится во имя общего блага, не должен погибать, что «маленький человек, когда он хочет работать, - непобедимая сила», а тяга к труду возможна лишь тогда, когда человек знает, что это все – во имя блага людей, а не падлы начальника-чиновника-олигарха и прочих обитателей «рублевок» и «куршавелей».

Идеал Горького – человек освобожденного труда, постоянно внутренне и физически совершенствующийся. Человек, для которого незнакомы понятия ханжество и сделки с совестью.

Потому-то Горький так опасен и для современных властьимущих. Нам запрещают смотреть в будущее, ибо будущее с необходимостью предполагает преодоление настоящего. А ведь настоящее, как нам пытаются вдолбить в головы, - так прекрасно, так добротно! Тысячелетний рейх либерального рая, где властвует триединство нового бога – бог-прибыль, бог-потребление, бог-порядок – обеспечивает всем необходимым, избавляет от ненужных вопросов и губительных для пищеварения «бунташных» идей.

Горький же – это тот писатель, который пусть и на голову, но впереди всех – в будущем.

А различные солженицыны, официальные и неофициальные эпигоны современности, – это литературные раки, ползущие назад, призывающие заняться историческим онанизмом – сношением с образами прошлого. Они обвиняют народ России в историческом предательстве, а на деле перекладывают на него свой грех. Зачем? Чтобы через эти обвинения лишить народ достоинства. Как говорил Горький: «Если все время человеку говорить, что он "свинья", то он действительно в конце концов захрюкает».

А эпигоны все не унимаются: «Раньше было плохо, сейчас – все зашибись как офигенно… А будущего? Будущего просто не будет. Это – утопия!»

Мы вас понимаем, господа. Вам этого очень бы не хотелось. В будущем все, за счет чего вы живете, - дикость народа, пришибленного нуждой, и ваша псевдоученость и псевдопочет - станут не просто не нужны, а смешны.

Вам остается только плевать и обливать своей слизью тех, кто идет дорогой Горького.

Вы кричите, что это крамола и караете ее официальной маргинализацией. Вы заполняете телеканалы дешевым пойлом из кусочков тривиальных образов Урганта, Петросяна и Ксюши Собчак, а молодых, талантливых и честных наказываете «молчанием».

Вы кричите о культуре, когда население не имеет работы адекватной статусу homo sapiens, когда большая часть россиян ненавидит то, во имя чего вынуждена вкалывать по 10, а то и по 12 часов в сутки. А ведь «высота культуры всегда стоит в прямой зависимости от любви к труду».

Совесть тоже – вещь с вами несовместимая. Опять же, Горький: «Всякий человек хочет, чтобы сосед его совесть имел, да никому не выгодно иметь-то ее».

Но это – для вас. Есть в России другие люди. И их все больше и больше. Ото дня в день, от кризиса к кризису, если хотите, от марша к маршу. И многие из них найдут для себя Горького. Ведь Горький – это буревестник прошлых и грядущих бурь. Бурь, которые очищают. Бурь, которые таят в себе революции.

Об этом Быков и сказал ярко и доходчиво.

Горький – это буревестник, которого никому не сбить – не гонением, не молчанием, как не сбить волю Человека к свободе.

Главное жить и помнить горьковскую мудрость: «Человек становится выше ростом от того, что тянется вверх».

 

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Эхо истории
ПУБЛИКАЦИИ » Все публикации
19.7.2018 Александр Сивов
Эхо истории. Были оценки советских историков, что большая часть доходов русских помещиков XIX века, выжимаемого из крестьян, транжирились именно во Франции, но там почему-то там не упоминалась конкретика – бабы. В зависимости от толщины кошелька, они приценивались там на великих кокоток, на дорогих лореток, на молоденьких гризеток и просто на банальных проституток. Николай Второй тоже там порезвился. И сегодня, к вековому юбилею расстрела царя, следует об этом помнить.

18.7.2018 Сергей Лебедев
Демография. Прибалтика всегда относилась к малонаселенным регионам Европы, хотя плотность населения там выше, чем в среднем в России. Современный американский историк латышского происхождения Андрейс Плаканс отсечал, что «если оперировать демографическими критериями, то начиная с XIII века земли побережья Балтики ни разу не испытывали демографического бума, однако постоянная внутренняя миграция всегда обеспечивала прирост населения в конце каждого столетия».

13.7.2018 Юрий Нерсесов
Дружба народов. Само ритуальное обличение хорватов неинтересно - если курс Кремля изменится, Клинцевич с тем же пылом заклеймит сербов, китайцев или арабов. Куда интереснее другое. Упомянув про предательство «славянского мира», отставной замполит невольно поставил вопрос, а существовал ли этот мир вообще?

6.7.2018 Александр Сивов
Сопротивление. Без вмешательства российских спецслужб забастовка, в конце концов, угаснет, и некоторые признаки этого уже имеются. Железнодорожники получат, в конце концов, запчасти на неисправные локомотивы, частичное повышение оплаты и труда и им вернут отмененные недавно льготы выхода на пенсию. А в Москве путинские соловьи будут, по прежнему, петь про то, что всемогущий Госдеп, аки дьявол, умеет подрывать изнутри неугодные ему режимы, а мы так и не научились этому…

5.7.2018 Юрий Нерсесов
Русофобия. У короля Франции Людовика XIV был фарфоровый трон с дыркой и горшком, на котором его величество слушал доклады подданных, одновременно справляя нужду. Пользоваться троном мог исключительно монарх. Вздумай лакей осквернить аристократическое сидение плебейской задницей – сдох бы в кандалах на галере! Вот и у нас гадить в Россию, официально кормясь от Кремля – исключительная привилегия. Положенная лишь особо уважаемым людям, а не подстилкам провинциальной братвы.

21.6.2018 Юрий Нерсесов
Эхо истории. Советские историки старались поддерживать миф о поголовно антифашистской Европе. Сейчас же всё подсчитано и учтено, а, значит, может быть использовано в массовой культуре. Чешские танки с крестами на башнях, австрийские и польские солдаты под знамёнами со свастикой, бельгийские и голландские эсэсовцы должны стать полноправными героями фильмов, сериалов и комиксов, помогая формировать в массовом сознании правильные образы врагов. Но надо ли это Владимиру Путину и его общечеловеческому кагалу с двойным гражданством?

11.6.2018 Виталий Нестеров
Знамя сонгун. Завтра, 12 июня, должна состоятся встреча Товарища Ким Чен Ына с президентом США Трампом. Накануне важной встречи удалось посетить Северную Корею, чтобы своими глазами зафиксировать уникальную страну образца весны 2018 года. Мы на практике убедились, что КНДР - страна из будущего, многое из того что уже есть в Пхеньяне в большинстве мировых столиц еще только-только намечается. Давно, к примеру, существует раздельный сбор мусора, завидная сеть удобных велодорожек, а недавно появилась также и обширная сеть уличного велопроката.

7.6.2018 Сергей Лебедев
Дружба народов. Пожелаем же британскому правительству сделать то, чего не может и не хочет делать правительство российское – ликвидировать олигархов как класс. В конце концов, будем гуманистами, не станем оставлять без дозы чернокожих наркоманов в Манчестере, расширим количество койко-мест в лечебнице для больных СПИДом гомосексуалистов пакистанского происхождения, расширим финансирование коранических школ. Боже, храни королеву!

30.5.2018 Сергей Петров
Эхо истории. Женщины не поняли и отвергли Мишеля. Постепенно он и сам отверг их. Случались отдельные эпизоды, бесспорно. Но самая любимая его женщина - революция. Какая же ему могла подойти? Уверен, ему нужна была женщина, которую он подчинит всецело.

9.5.2018 Владимир Антонов
ЖЗЛ. В Москву старший лейтенант Молодый ехал своим ходом, на трофейном легковом автомобиле. Боялся не успеть на вступительные экзамены в вуз. Надо было быть настоящим авантюристом и безумно храбрым человеком, чтобы в одиночку пуститься в столь опасное путешествие по разбитым войной дорогам, в условиях разгула уголовного элемента, разного рода националистических банд, групп недобитых фашистов и дезертиров.