АПН
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Четверг, 2 июля 2020 » Расширенный поиск
ПУБЛИКАЦИИ » Версия для печати
Петр Первый на службе большевиков
2019-07-28 Андрей Дмитриев
Петр Первый на службе большевиков
Празднику военных моряков в этом году исполняется 80 лет: впервые он был отмечен в 1939 году по инициативе 34-летнего наркома ВМФ Николая Кузнецова и выдвинувшего его секретаря ЦК ВКПб Андрея Жданова. О том, как принималось это решение и какие идейно-политические смыслы вкладывались в него.

Хотя штыки балтийских матросов были одной из главных движущих сил Октябрьской революции, дела с флотом у советской власти долго не ладились. В 1921 году пришлось даже жестоко подавлять восстание в цитадели революции – Кронштадте. А после окончания Гражданской войны не было ни времени, ни главное средств на его модернизацию, и флот на протяжении многих лет влачил жалкое существование.

К началу 1938 года у СССР имелось всего по 3 линкора и крейсера, 1 лидер и 17 эсминцев. Несколько лучше обстояли дела с подводными лодками, выпуск которых был налажен на заводе «Красное Сормово» при активном участии секретаря нижегородского партийного комитета Андрея Жданова: моря бороздили 10 больших, 78 средних и 52 малые подлодки.

«Я больше речник, чем моряк, но корабли люблю»

Первые успехи индустриализации позволили, наконец, обратить внимание на флотские дела, которыми во второй половине 1930-х начинает заниматься лично Иосиф Сталин. С 1937 года вводится должность наркома ВМФ СССР. Это совпало с пиком репрессий в военной верхушке, поэтому за два года в наркомате сменилось три руководителя: Петр Смирнов, его почти полный тёзка Петр Смирнов-Светловский и чекист Яков Фриновский были расстреляны по обвинениям в различных антисоветских преступлениях и провале работы.

Курировать ВМФ Сталин поручает своему близкому соратнику и товарищу Жданову. «Вообще-то я больше речник, чем моряк, но корабли люблю», – говорил Жданов, который, помимо «сормовского» опыта, уже несколько лет возглавлял Ленинград, а значит в зону его ответственности попадала и Балтийская флотилия. К тому же Ленинградская область включала ещё и Кольский полуостров с Мурманском и Северной флотилией соответственно.

Надо сказать, что членов сталинского руководства (а Жданов входил в руководящую пятёрку) вождь регулярно бросали на самые разные «фронты». Лазарь Каганович, к примеру, занимался и строительством московского метро, и хлебозаготовками, и возведением заводов в Донбассе, и железными дорогами, и, скажем, вёл обширную переписку с писателями и архитекторами, то просившими чем-то помочь им или разрешить творческий спор, то строчившими доносы на коллег. У Жданова разброс был не менее широк, теперь добавился и флот.

Начали, как водится, с кадров. В марте 1939 года заместителем наркома ВМФ становится 34-летний (!) командующий Тихоокеанским флотом. Уроженец поморской деревни, крестьянский сын Николай Герасимович Кузнецов таким образом являет собой пример бешеной скорости сталинских карьерных лифтов. С одной стороны, выносивших на самый верх талантливых и энергичных людей, каковым являлся и Кузнецов, с другой – обильно смазанных кровью репрессированных.

Предварительно Жданов с Кузнецовым совершили поездку на Дальний Восток для оценки состояния дел на флоте и перспектив развития. Как отмечает биограф Жданова Алексей Волынец, перспективы были самые завораживающие.

«Это действительно находка для нас», – докладывал Андрей Александрович Сталину об одноимённой бухте, где вскоре будет создан порт. Ну и времени, чтобы поговорить с молодым командиром и оценить его как человека, в дороге было достаточно. Жданов и Кузнецов друг другу явно понравились, что называется «спелись». Это видно по подробным мемуарам Кузнецова, который пишет о советском руководстве довольно откровенно, зачастую критикуя и самого Сталина, но о Жданове отзывается весьма тепло.

«Так что, может быть, решим морской вопрос?» – спросил Сталин у Кузнецова и Жданова на приёме. Указ о назначении на пост наркома был подписан незамедлительно.

Царь Пётр в 1939 году

Помимо практической стороны дела, то есть масштабной программы строительства новых кораблей, в решении «морского вопроса» немаловажен был и аспект идеологический. А именно вопрос преемственности фактически создаваемого заново флота советского к русским морским традициям.

В сфере идеологии в это время как раз с подачи Сталина и Жданова происходят тектонические сдвиги. Лозунг построения социализма в отдельно взятой стране, выдвинутый ещё в конце 1920-х годов, в итоге привёл советское руководство к необходимости не противопоставления, но преемственности по отношению к государственному строительству Российской Империи. Эту идеологию стали называть национал-большевизмом.

«Царь Пётр был первый большевик», – писал Максимилиан Волошин, имея в виду весьма жёсткий характер царя-реформатора. Однако в первые годы советской власти Пётр, как и все ненавистные революционерам Романовы, подвергался поруганию и поливанию грязью. Завоевания новых земель представлялись как сугубо отрицательный фактор – «порабощение народов». В художественных произведениях же и вовсе представал образ «грязного и больного пьяницы, лишённого здравого смысла и чуждого всяких приличий». Правда, Медный всадник и памятник возле Инженерного замка сохранились, в отличие от многих других монументов, ликвидированных в соответствии с известным декретом «О снятии памятников в честь царей и их слуг».

Начиная с середины 1930-х годов, происходит переоценка деятельности императора. «Красный граф» Алексей Толстой пишет роман «Пётр Первый», по которому в 1937 году снимают фильм. Всё это происходило при прямом руководстве Сталина, который придавал исключительное значение созданию позитивного образа царя-реформатора, благодаря чему Россия смогла отстоять свою независимость. Особый акцент был сделан именно на создании с нуля русского флота, одержавшего блестящие победы над флотом шведским.

Кузнецов «Петра Первого» наверняка смотрел и точно был в курсе текущих тенденций. В конце 1930-х первые несколько месяцев после назначения наркомы пользовались полным расположением вождя – им давался карт-бланш на любые действия, которые они считали нужным (его ещё называли «медовым месяцем»). Николай Герасимович воспользовался этим по полной и на первомайских торжествах, глядя на марширующих по Красной площади воинов РККА, предложил Сталину ввести отдельный праздник для моряков. Тот промолчал, но через несколько дней Кузнецову позвонил Жданов и попросил дать конкретные предложения насчет дня ВМФ.

Собрались вчетвером: тогдашний начальник Главного морского штаба Л. М. Галлер, первый заместитель наркома И. С. Исаков, начальник Главного политического управления ВМФ И. В. Рогов и я. С чего начать? Поручили Галлеру набросать проект документа, – вспоминал Кузнецов. – Через три дня собрались снова. На столе у меня уже лежал проект доклада. Суть его была такова: в целях пропаганды среди населения идеи строительства сильного морского и океанского флота просим Советское правительство учредить День Военно-морского Флота. И далее следовал перечень мероприятий, которые мы предлагали приурочить к этому празднику.

– Без споров не обойдётся, – сказал Рогов. – Запаситесь кое-какими материалами.

Покопались в истории русского флота. В дореволюционной России на флоте устраивались разные торжества. Ещё при Петре I зародилась традиция по случаю побед на море или на суше выстраивать корабли на Неве. «Пальбой из всех пушек» отмечались рождение наследника и коронация нового царя. Однако специального морского праздника в России никогда не было.

В итоге Кузнецов предложил приурочить день ВМФ к победе Петра Первого в 1714 году над шведами у мыса Гангут и отмечать 24 июля. Что и было утверждено постановлением Совнаркома и ЦК ВКПб. Дата удачная в условиях нашего климата – даже на севере обычно достаточно теплая и комфортная для торжественных мероприятий погода. Примечательно, что на 24 июля приходился и день рождения самого Кузнецова. Позднее, уже в 1980 году, празднование дня ВМФ перенесли на последнее воскресенье июля, каковая традиция сохраняется и по сей день.

Праздник в Ленинграде прошёл с большим подъёмом: состоялся парад кораблей, который Кузнецов вместе с руководителями города принимал на катере в Кронштадте, хотя некоторые суда зашли и в Неву. Вечером всё окончилось салютом и праздничными гуляниями.

Другой инициативой наркома стало создание в Ленинграде нового большого Военно-Морского музея, под который он предложил выделить здание Биржи на стрелке Васильевского острова. Жданов согласился, но, когда приехали осматривать помещения, огромный вестибюль показался им с Кузнецовым пустоватым. И опять пришёл на выручку император.

Стали обсуждать, что бы поставить? – пишет Кузнецов. – Вспомнили о фигуре Петра Первого, которая в годы моего учения стояла в зале Революции. Потом она куда-то исчезла. Говорили, что её убрали в бытность начальником училища Буриченкова. Ему бронзовый Петр, возвышавшийся в свой подлинный рост – 2 метра 4 сантиметра, – почему-то не понравился. Также ему пришлись не по нраву фигуры зверек, украшавшие стены Звериного коридора, и модель парусника, стоявшая в зале. Всё было изъято по его строгому приказанию. Фигура Петра Первого подошла бы для Морского музея. Но куда она девалась?

– Ищите в подвалах ленинградских музеев, – сказал я, – она где-нибудь там.

Действительно, бронзовый Петр оказался в подвале Русского музея.

Как известно, в 1990-е музей ВМФ решили выселить из здания, чтобы в духе времени вновь разместить там биржу. Позже градоначальник Георгий Полтавченко распорядился создать тут же музей русской гвардии и геральдики, что до сих пор не реализовано. В казармах на площади Труда, куда переехал музей ВМФ, условия вполне комфортные, и всё же представляется, что в городе морской славы России именно в торжественном здании Биржи в самом сердце Петербурга музей был на своём месте, и зачем его понадобилось выселять – неясно.

Новинкой советского проката 1939 года стал фильм «Моряки» – двойник вышедшего чуть ранее «Если завтра война» о том, как советский флот громит вероломно напавшего противника. В реальности всё вышло далеко не так, как в кино.

Жданов и Кузнецов разработали «10-летний план строительства РК ВМФ», согласно которому к концу 40-х годов СССР должен был получить мощный океанский флот с линкорами и тяжёлыми крейсерами. Но строительство кораблей – дело небыстрое, и к началу Великой Отечественной его только начали реализовывать. В целом же по сравнению с грандиозными сухопутными сражениями, решившими исход войны, роль флота в ней оставалась второстепенной. Что, разумеется, ни в коей мере не отменяет героизма советских моряков, храбро бившихся с гитлеровцами, а затем – с японцами. И талантов самого Кузнецова, ставшего одной из самых почитаемых фигур в истории отечественного флота. Логично, что, вдобавок к уже имеющемуся памятнику в Архангельске, в Кронштадте открывают ко дню ВМФ-2019 Аллею адмиралов, где есть и его бюст.

А вот отсутствие памятника выдвинувшему Кузнецова и многих других талантливых людей (как, к примеру, будущего министра обороны Дмитрия Устинова и премьера Алексея Косыгина) Андрею Жданову, под чьим руководством город выстоял в блокаду, выглядит не слишком логично. Такие инициативы уже были и по понятным причинам вызывают яростные споры, однако будем надеться, что историческая справедливость в итоге восторжествует, и память об Андре Александровиче тоже будет увековечена на невских берегах.

Андрей Дмитриев, редактор "АПН Северо-Запад"

Материал опубликован в "Нашей Версии на Неве"

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Эхо истории
ПУБЛИКАЦИИ » Все публикации
29.6.2020 Юрий Нерсесов
Эхо истории. С присоединением Крыма РВИО особенно охотно рожает монстров в области его истории. От больших и вонючих, как фильм Первого канала «Нулевая мировая война», который я разбирал два года назад. До маленьких и бесцветных, типа статьи «Балаклавская битва», опубликованной на сайте РВИО в нынешнем году. Переврано в ней всё возможное, причём по-разному.

26.6.2020 Сергей Лебедев
Apocalypse now. Что ж, в истории уже были примеры вырождения и гибели в результате гедонизма целых цивилизаций. Можно вспомнить классический пример Римской империи, В конце концов Римская цивилизация была сметена нашествием варваров, американской сильно везёт, что рядом с ней сильных варварских государств нет, но горит она всё равно красиво. Goodbye America, O!

23.6.2020 Юрий Нерсесов
Щупальца олигархии. О дружбе либерального вице-премьера и любителя шахмат Аркадия Дворковича с православно-консервативным министром сельского хозяйства и покровителем казачества Александром Ткачёвым россияне узнали уже после их отставки. Караоке с «Ах судьба моя, судьба!» Надежды Кадышевой в бизнес-джете вышло чрезвычайно задушевное. Но не придётся ли певцам исполнить «Таганку» или «Владимирский централ» в куда менее комфортном месте?

22.6.2020 Юрий Нерсесов
Развод по-русски. Типа патриотических чучелок из "Единой России" продемонстрировали западной публике в качестве злобных империалистов и фашистов. Затем показали, что для Путина в отличие от подобного зверья осуждение «секретных протоколов» сомнению не подлежит. И напомнили: только действующий президент может держать дрессированных мишек на коротком поводке и загонять пинком в конуру.

15.6.2020 Юрий Нерсесов
Война и мир. Сверхдержавы будут делить мир, пока существует человечество. Независимо от того, кто эти сверхдержавы возглавляет: благословлённые церковью монархи, революционные диктаторы или демократически избранные премьеры. Если же вашу страну призывают покаяться в чудовищном преступлении, значит, делить на сферы готовятся её саму.

15.6.2020 Андрей Дмитриев
Эхо истории. Столичная подземка стала одним из ключевых проектов сталинской эпохи, а спустя десятилетия - и московской мэрии, которая в минувшем году получила контроль над основным пакетом акций АО «Мосметрострой». Разберемся на данном примере в разнице подходов и приоритетов сталинских выдвиженцев и путинских "эффективных менеджеров".

11.6.2020 Юрий Нерсесов
Общество зрелищ. Шугалею сильно повезло, что создатели фильма о нём не столь талантливы, как адвокат из рассказа Тэффи. В противном случае узника, скорее всего, запытали бы до смерти, пытаясь выяснить, где находятся мифические атомные бомбы семьи Каддафи.

29.5.2020 Юрий Нерсесов
Властители дум. Главред журнала «Дилетант» Виталий Дымарский, редактор «Эха Москвы» Алексей Венедиктов и их команда не пропадут, даже если «Газпром» отлучит их от своей щедрой груди. Хорошие моэли, то есть специалисты по обрезанию, в российских синагогах на вес золота. Православно-монархический канал «Царьград-ТВ» Константина Малофеева вроде бы идейно далёк от них, но действует точно так же.

22.5.2020 Юрий Нерсесов
Реваншизм. Считая президента Азербайджана Ильхана Алиева виновником скандала вокруг памятника организатору Армянского легиона вермахта Гарегину Тер-Арутюняну (Нжде), премьер-министр Армении Никол Пашинян решил отомстить. То есть выставить недобитым гитлеровцем перед западными друзьями самого Алиева.

17.5.2020 Андрей Дмитриев
Наш дядя Саша. Глядя на поведение Александра Беглова, да и федеральных властей, возникает ощущение, что они заразились новым недугом на почве коронавируса. При котором желание всё контролировать почему-то смешивается с частичной потерей памяти, а поспешные отчёты об успехах никак не стыкуются с жёсткой реальностью жизни в условиях эпидемии.