АПН
Загрузка...
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Среда, 22 января 2020 » Расширенный поиск
ПУБЛИКАЦИИ » Версия для печати
Питерские беспредельщики знали Путина, другие нет: вот и вся разница
2019-12-26 Сергей Беляк
Питерские беспредельщики знали Путина, другие нет: вот и вся разница
Мэтр российской адвокатуры представляет свою летопись эпохи 1990-2000-х годов

В свет вышла книга Сергея Беляка «Адвокат дьяволов». Дьяволы – не только Владимир Жириновский и Эдуард Лимонов, но и целая галерея предпринимателей, чиновников, силовиков, бандитов, которых он защищал в судах. Редактор "АПН Северо-Запад" Андрей Дмитриев распросил его об этих Хрониках смутного времени и нынешних громких делах (интервью опубликовано в «Нашей Версии на Неве»).

– «Адвокат дьяволов» выходит в обновлённом виде и оформлении, причём книга существенно выросла в объёме. Какие главы и персонажи добавились, поменялось ли что-то в концепции?

– Книгу «Адвокат дьяволов» ИД «Питер» выпустил впервые. Это – полная авторская версия, которая ранее, в 2014 году, была в сокращенном виде издана московским «Центрполиграфом». Тогда при подготовке к печати редакторами были самостоятельно, значительно сокращены опубликованные ранее в интернете главы и внесены в них без моего ведома недопустимые изменения, поменявшие порой даже смысл написанного. Да, я был, конечно, огорчён этим, хотя книга получила хорошую прессу и была успешно распродана.

Издательский дом «Питер» подошел к работе с книгой книги наоборот очень профессионально и деликатно: они вернули первоначальную авторскую редакцию текста, куда, вошли и те главы, что не видел ранее читатель. И таких глав целый десяток, некоторые из которых я написал уже после 2014 года. Изменилась и концовка книги, придав ей законченную концепцию хроники смутного времени. Это и явилось подзаголовком книги.

То есть сейчас читателю представлена по сути другая, новая книга, что уже отметили и критики, где одни главы дополняют другие, где судьбы одних героев (например, судей и прокуроров) оттеняют и помогают лучше понять поступки и судьбы других (например, девушек и парней из запрещённой ныне НБП). Добавились в книге и новые герои: журналисты, писатели, политики, правоохранители, олигархи. Стало больше крови. Ну, а как без неё в смутное время, тем более, если речь идёт об адвокате дьяволов?

– Как начинался путь «адвоката дьяволов» на юридическом поприще?

– Это было в 1980-е годы. После института я работал юрисконсультом, потом мне предложили поехать в Польшу работать адвокатом, где находилась наша Северная группа войск.

Нас было три адвоката, которые обсуживали эту Северную группу войск, вели дела, ездили по гарнизонам. Там были и убийства, и изнасилования, и хозяйственные преступления, и дорожно-транспортные, неуставные взаимоотношения и так далее. Я вёл в Польше до 100 уголовных дел в год – сёрьезная практика, причём нам платили просто двойные оклады, никаких гонораров не было.

Единственный гонорар был, когда я вёл дело офицера, который избивал солдат за нерадивость и тупость, как он объяснял. В итоге виновного приговорили к 4 годам условно и выгнали из Польши, а вот его жена, работавшая в Военторге, ко мне подошла на вынесении приговора и спросила, как меня отблагодарить. Я ей сказал: «Знаете, не могу никак купить книгу Анатолия Рыбакова «Дети Арбата». Она только вышла, дефицитная была. Женщина принесла мне эту книгу и то был мой первый гонорар.

Хороший агитатор «фашиста Жириновского»

– А потом вы вернулись в СССР, где и познакомились с только набиравшим популярность Владимиром Жириновским…

– Я узнал о нём, как и большинство наших граждан, из телевидения, году в 1989-90-ом. А когда состоялся ГКЧП, мэр Москвы Гавриил Попов издал постановление о запрете деятельности на территории столицы КПСС и ЛДПСС. Это были две партии, которые поддержали ГКЧП. Тогда власти Москвы захватили райкомы КПСС и отдали их только создававшимся префектурам, хотя обещали отдать судам. А у ЛДПСС ничего не было – только один номер, снятый в гостинице Москва. В этот номер пришли два электрика выкрутили лампочки и на этом всё закончилось.

Но мне все это показалось незаконным, жалко стало Жириновского. Я позвонил ему в ту же гостиницу Москва, поговорил с секретарём и предложил свою помощь. На следующий день Владимир Вольфович перезвонил.

Я работал сперва бесплатно, думал вначале разово – помогу, подскажу, а он всё чаще стал меня привлекать. Писать жалобы, иски к своим бывшим соратникам и к СМИ. И по мере того, как у Жириновского и его партии стали появляться деньги, стал мне платить.

Владимир Вольфович пытался обращаться к своим знакомым адвокатам, все ему отказывали на протяжении нескольких лет. Надо учесть, что на дворе ещё была эпоха Советского Союза – время, когда на газету «Правда» или даже на «Московский комсомолец» никто не жаловался, и не было практики подачи исков о защите чести и достоинства. Она сформировалась во многом на наших делах с Жириновским. Параллельно с нами такими делами занимался адвокат Генри Резник, который защищал либералов, и мы с ним в судах сталкивались.

К тому же многие, в том числе и адвокаты, считали Жириновского тогда фашистом и боялись связываться с ним. И меня, кстати, самого потом неоднократно вызывали «на ковер» и я объяснял коллегам, что Жириновский на самом деле никакой не фашист.

– Да, помню, тогда либеральные медиа Жириновского ненавидели и считали чуть ли не главным врагом. Много ли было таких процессов?

– Мы судились практически со всеми ведущими СМИ – журнал «Столица», МК, Комсомольская правда, Российская газета, Известия, Первый канал, Второй. Тут мне очень пригодилась практика, когда я вёл множество дел в Польше. Это как «Битлз», которые регулярно играли где-то в барах и маленьких клубах, где угодно. Для них потом приехать в Лондон и записать 12 песен ничего не стоило – был уже колоссальный опыт написания и исполнения песен. Так же и здесь, количество переходит в качество.

С Резником у нас было три процесса, в том числе Жириновский против бывшего премьер-министра Егора Гайдара, который назвал Владимира Вольфовича руководителем фашистов России. Гайдар просто безграмотный человек оказался. Я выиграл эти процессы и в книге описываю, как всё это происходило. Валерия Новодворская там присутствовала, которая назвала меня «хорошим агитатором фашистов», соколы Жириновского были в зале, все кричали.

Помню, один из «соколов» подошел к Резнику, похлопал его пренебрежительно по плечу и сказал: «Ну ладно, когда мы придём к власти, мы вас наймём в качестве адвоката». Генри Маркович побледнел и опешил. Хотя потом, спустя некоторое время, обнял меня где-то на телевидении и дал хорошую оценку моей работе в суде.

– ЛДПР на днях исполнилось 30 лет, президент Путин лично Владимира Вольфовича поздравил. Но он уже в весьма почтенном возрасте. На ваш взгляд, есть ли у партии перспективы?

– ЛДПР остается партией одного лидера, плохо это или хорошо. Все видят сейчас, что в ЛДПР спустя 25 лет стали появляться свои мэры и губернаторы. Случалось такое и в 90-е, но разово. Был губернатор Евгений Михайлов в Пскове, был ещё майор Евгений Логинов, побеждавший на выборах в Госдуму в одномандатном округе в Новосибирске и проводивший в местный парламент большинство от жириновцев, и всё. А в последние лет восеь, после Болотной, в Кремле поняли, что опасно не допускать никого во власть, помимо «Единой России», увидели в Жириновском союзника и окончательно поверили ему. Только через 25 лет! Жириновцы могли выигрывать и раньше, но власть этого не допускала.

ЛДПР – это бренд, который люди запомнили и хорошо знают. Как какая-нибудь фабрика «Большевичка» или «Красный октябрь», или КАМАЗ. Смогут ли соратники без Жириновского, без его харизмы, когда он в последние три дня перед выборами выступает массированно по всем телеканалам и резко набирает проценты, выигрывать выборы? Не знаю, не уверен.

Ленинград-Петербург никогда не был центром преступного мира

– В 1990-е Петербург стали называть криминальной столицей России. Помнится, ещё губернаторы Владимир Яковлев и Валентина Матвиенко возмущались, что «наклеили ярлык» на город. В чём, на ваш взгляд, специфика именно «бандитского Петербурга» того времени по сравнению с Москвой, Иркутском или, скажем, Нижним Новгородом?

– За то, что Петербург стали в 90-х называть криминальной столицей, надо поблагодарить ваших же, питерских, журналистов. Как и за то, что милиционеров в те же годы стали повсюду именовать ментами. Это тоже заслуга петербуржцев. На самом деле Ленинград-Петербург никогда не был центром преступного мира страны. Оставьте эту сомнительную славу Москве или тому же Иркутску, где существовало в те годы гораздо больше различных преступных группировок и совершалось в разы больше тяжких преступлений, связанных с ними. А Питер можно было сравнить по этим показателям с Рязанью или Новосибирском.

И никакого особого отличия криминала Питера от криминала многих других городов России практически не было, ну, разве лишь только в том, что балом правили на улицах города на Неве не воры в законе и ранее судимые уркаганы, а бывшие спортсмены, ставшие беспредельщиками (т.к. не знали и не признавали поначалу никаких криминальных, воровских понятий), да ещё тем, что некоторые из них кичились потом знакомством с президентом страны Владимиром Путиным.

Кто был поумнее, стали позднее миллионерами и даже олигархами, а большинство – пополнили тюрьмы и лагеря. Но, повторяю, такие же спортсмены-беспредельщики были на главных ролях и в криминальном мире некоторых других российских городов. Только жизнь не сталкивала их в молодости с Путиным. Вот и вся разница между бандитским Петербургом и бандитской Рязанью.

– Вы упоминаете в книге предпринимателя Руслана Коляка – одного из одиозных персонажей этого самого бандитского Петербурга, с которым вам довелось общаться тоже…

– В судебных процессах над Коляком я участия не принимал. Не хотел этого, о чём и пишу в книге. Он не был мне симпатичен – да, не лишенный талантов, вроде бы не глупый, но хитрый, наглый, очень самоуверенный и ко всему прочему – позёр и прирожденный лгун. В том бизнесе, которым он занимался, вероятно, все эти качества, кроме позерства, были необходимы. Но, пообщавшись с ним, я понял, что у Коляка отсутствует чувство меры, именно это и служит причиной всех его несчастий. А это качество в человеке неисправимо.

– Заканчивается книга размышлениями по поводу убийства также знакомого вам бывшего вице-премьера Бориса Немцова, которое поставило «жирную кровавую точку под лихим девяностыми». В этом деле, как известно, осуждены исполнители, а заказчиком назван водитель. Вы же рассматриваете версию причастности Службы безопасности Украины и западных спецслужб. Но разве Кремлю в таком случае было бы невыгодно распутать дело до конца?

– Конечно, выгодно. Но крайне трудновыполнимо, о чём я и пишу. И подробно объясняю, почему именно трудно. Это как в анекдоте про хохла, сало и пилота самолёта: «Он его съест, да кто ж ему даст». Однако я уверен, что рано или поздно дело будет раскрыто, а заказчик или заказчики убийства Немцова будут установлены. Как это сделать побыстрее – я тоже написал, подсказал.

– В убийстве сбежавшего на Украину экс-депутата Госдумы Дениса Вороненкова обвиняли вашего бывшего подзащитного, бизнесмена Владимира Тюрина, о чём вы говорили как о полной глупости. Сейчас подозрения с Тюрина сняли…

– Заказчик убийства Вороненкова находится в Киеве. Или до последнего времени – до смены президента и генпрокурора Украины – там находился. И власти Украины его знают.

Но пока, вероятно, оглашать его имя им просто не выгодно, так как к России и ФСБ он не имеет никакого отношения. Банальная уголовщина с попыткой переложить вину на Россию, превратив это убийство в политическое преступление.

– Эта история в книгу не попала. Останется в качестве материала на будущее? Будет ли продолжение записок адвоката Беляка?

– Эта история уже из другого времени и про другую страну. Она вряд ли заслуживает того, чтобы о ней говорить, как о чём-то характеризующим наше время. Ну, разве что какие люди становятся у нас, увы, депутатами Государственной думы, министрами, губернаторами или лидерами молодёжных прокремлевских организаций. Будет ли у книги продолжение – вряд ли. Если и будет, то что-то новое.

Адвоката нужно оценивать по победам

– Из громких процессов последнего времени наибольший резонанс вызывает Московское дело по участникам летних столичных протестов. Например, Самариддина Раджабова обвиняют в том, что он бросил пластиковую бутылку в полицейского. Адекватно ли, на ваш взгляд, возбуждать уголовное дело и держать человека под стражей за подобное деяние?

– Трудно сказать. Я живу заграницей в последние годы и знаю, что в испанского полицейского никто не посмел бы бросить стаканчик. Ему было бы очень плохо, били бы его нещадно, думаю, и посадка могла быть – это очень серьёзное правонарушение.

Если, допустим, английские фанаты футбольные приезжают в Испанию, то они по стойке смирно встают возле баров, когда мимо проезжает местная полиция.

– Адвокат Илья Новиков, защищавший еще одного фигуранта Московского дела - студента Егора Жукова, перевёл свой гонора в 100 тысяч рублей на нужды Вооружённых сил Украины. Многие предлагают лишить Новикова и его коллег Марка Фейгина или Николая Полозова, отличавшихся подобными жестами, адвокатского статуса. Другие наоборот считают их выдающимися профессионалами. Вы согласны?

– Адвоката надо профессионально оценивать по победам. Только выигранные дела могут свидетельствовать, что адвокат – выдающийся. Это не олимпийские соревнования и участие здесь не показатель.

Я не слышал о выигранных делах этих адвокатов. Фёдор Плевако стал известен не только благодаря статьям и тогдашним СМИ, которые стали публиковать его речи, но и выигранным делам. Владимир Ульянов, будучи помощником присяжного, выигрывал дела. Он был хорошим юристом, из него получился бы вполне успешный адвокат.

Вот Генри Резник – выдающийся адвокат, и если бы не он и возглавляемая им наша Московская коллегия, то многие уже давно не были бы адвокатами, в том числе те, которых вы называете. Их бы лишили статуса. Где-нибудь в Иркутске или других городах, где я бывал, адвокаты просто летят как щепки. Малейшее выступление против властей или против МВД – и он лишается звания. Это нынешняя реальная жизнь. Да, у нас можно многое говорить, критиковать чиновников, но относительно адвокатов это – факт.

– Что бы вы поменяли в первую очередь в судебной системе на месте наших законодателей и исполнительной власти?

– Во-первых, должен быть следственный судья, о чём недавно было сказано тем же Резником Владимиру Путину. Надо отделить судей, которые занимаются арестами и мерой пресечения, от тех, кто рассматривает уголовные дела по существу. Как в той же Испании.

Во-вторых, нужно обеспечить права защитника. Очевидно, пора прекратить безобразия в тюрьмах, когда не допускают адвоката с телефоном или компьютером к клиенту, в отличие от следователя.

Доказательства, собранные защитником, должны быть приравнены к доказательствам, которые собирает следствие. Мы сегодня по факту этого права лишены. Должно быть больше внимания уделено частным детективам, которых привлекает сторона защиты. К их работе нужно относиться так же ответственно и внимательно, как скажем к нотариусу. В Европе это действует, у нас – нет. Им не особенно верят судьи, а частный детектив может большую роль играть, например, в бракоразводных делах, в семейных.

Если говорить о прокурорах, то зайдите в любой московский суд, и увидите, что гособвинители там, в основном, выходцы из кавказских регионов. Откуда они взялись? Они и по-русски зачастую плохо говорят. В своё время нам преподавали прокурорский надзор и один из прокуроров рассказывал: «Я выступал в суде, так старушка во втором ряду плакала, а девушка потом просила автограф». Это школа Андрея Вышинского была. Не только адвокат должен уметь прекрасно говорить.

Сейчас это всё утрачено, прокуроры читают по бумажке свои речи. Просто стыд и срам. Я со многими судьями разговаривал об этом, они пожимают плечами, прячут глаза. Это коррупция. Порой выпускники юридических вузов не могут попасть на работу на должность гособвинителей в судах. Неужели и правда: «родители, готовьте взятки, если хотите, чтобы ваш сын был надзирающим за законом»?

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Интервью
ПУБЛИКАЦИИ » Все публикации
22.1.2020 Юрий Нерсесов
Развод по-русски. Едва президент заклеймил Польшу за сговор с нацистской Германией, как товарищи учёные оформили специальную таблицу с завлекательным названием «Рейтинг предательства». Где предложили оценить страны Европы по доле личного состава воинских формирований на стороне Гитлера. Овчинка, однако, оказалась жульнической, причем совершенно без какой-либо необходимости.

20.1.2020 Сергей Лебедев
Эхо истории. Польша отмечала как праздник начало Второй мировой войны, но не отмечает юбилей освобождения свой столицы и не будет отмечать день Победы 9 мая. Недаром экс-кандидат в президенты от партии «Национальное движение» Мариан Ковальский сказал: «Этих торжеств вообще не должно быть. Полякам нечего праздновать. Польша проиграла Вторую мировую войну». Их право. Зато Россия не отмечает начало войн. Она отмечает их победное завершение.

18.1.2020 Андрей Дмитриев
Медведеведение. Вспомним, как скакнул вверх рейтинг Дмитрия Анатольевича после Пятидневной войны. Сейчас такого на горизонте не видно, да и, похоже, не рискует Кремль досаждать уважаемым западным партнёрам до такой степени, что даже народные республики Донбасса не признает. Но зато Медведев может дать приказ вдарить по очередным «бармалеям» хоть в Сирии, хоть в Ливии, хоть в ЦАР, и это будет воспринято на ура.

14.1.2020 Саид Гафуров
Интервью. США очень сильно облажались. Когда они узнали, что в результате удара погиб Сулеймани, то пришли в ужас, потому что ни в коем случае не хотели убивать политика такого уровня. Трамп почувствовал себя виноватым и в ходе шедших в закрытом режиме переговоров передал – «можете бомбить нашу базу, мы людей выведем, вам ничего не будет».

13.1.2020 Юрий Нерсесов
Эхо истории. Вы будете смеяться, но обнаружен очередной источник, откуда черпает информацию коллектив авторов, известный под псевдонимом Владимир Мединский. Сравнив подписанный тогда ещё скромным депутатом Госдумы от «Единой России» трактат «О русской угрозе и секретном плане Петра I» и не менее внушительный талмуд «Франция. Большой исторический путеводитель» некоего Аркадия Дельнова, я сразу заметил сходство отдельных фрагментов.

10.1.2020 Андрей Дмитриев
Петербург+Ленобласть. Беглов больше не пристает к детям и собачкам на улицах, анонсированные чистки и кадровые перестановки в целом обернулись пшиком, и сам он стал похож на вечно спящего Полтавченко. Более энергичный дядя Саша - Дрозденко - хочет баллотироваться в губернаторы 47-ого региона, но не факт, что имеет такое право по закону, а до кучи засветился с коллекцией роскошных часов.

7.1.2020 Владислав Шурыгин
Интервью. Были иллюзии, что можно договориться, сегодня ясно, что никто с нами договариваться не собирается. Ситуация 1935-36 годов перед Путиным стоит в полный рост. Он для себя мучительно ищет вопросы, кто же он в истории, и поэтому обращается к Сталину.

5.1.2020 Юрий Нерсесов
Общество зрелищ. Актёрам пофиг - вот они и отрабатывают номер без всякого энтузиазма. Трудно сделать красиво, когда на тебя напяливают офицерский мундир и требуют изображать хипстера, бегущего на митинг Навального под несуразные для XIX века мелодии «Наутилуса» и «Мумий Тролля».

29.12.2019 Михаил Трофименков
Интервью. В своих представлениях о соотношении кино и реальности Сталин был гениальным продюсером и, прежде всего, гениальным зрителем, смотревшим кино глазами «простого» советского человека – не идеального, а ещё не свободного от простых человеческих слабостей. Например, облизнуться на ножки Любови Орловой или во вторую годовщину Победы сходить не на военную монументалку, а на милую «Золушку».

26.12.2019 Юрий Нерсесов
Политический зоосад. Конечно, некоторая разница между шимпанзе Майком, моим приятелем и господином Мантуровым, имеется. Первые поднялись из низов – один, используя канистры, второй, поигрывая золотой цепью. У министра биография иная: он прошёл во власть как потомственный советский аристократ.