АПН
Загрузка...
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Среда, 22 января 2020 » Расширенный поиск
ПУБЛИКАЦИИ » Версия для печати
Американцы пришли в ужас от гибели генерала Сулеймани
2020-01-14 Саид Гафуров
Американцы пришли в ужас от гибели генерала Сулеймани

Новости с Ближнего и Среднего востока в начале 2020-го вызвали к жизни призрак Третьей мировой войны. С одной стороны – кризис между США и Ираном, с другой – вмешательство Турции в ливийский конфликт. Редактор "АПН Северо-Запад" Андрей Дмитриев разбирался вместе с учёным-востоковедом Саидом Гафуровым, что происходит и как скажутся эти события на интересах России. Опубликовано на портале конкретно.ру.

Цепочка трагических случайностей

– После убийства генерала Корпуса стражей исламской революции (КСИР) Касема Сулеймани и ответного обстрела американских баз в Ираке возникли дискуссии, кто более убедительно выглядел, Иран или США? Каково ваше мнение?

– Тут сама постановка вопроса неверна. И мне казалось, и The Wall Street Journal пишет, что гибель генерала Сулеймани была случайной. Американцы не ставили себе целью его уничтожить, а хотели наказать Ирак, ну и Иран заодно, за захват посольства в Багдаде. И когда они узнали, что в результате удара погиб не просто иранец, а генерал Сулеймани, то пришли в ужас, потому что ни в коем случае не хотели убивать политика такого уровня. И сразу через разные каналы (а каналы связи между Вашингтоном и Тегераном есть, в частности, через Швейцарию) начали говорить, что произошло недоразумение, «мы всё понимаем, давайте искать варианты, чтобы и вы, и мы сохранили лицо».
Потом иранцы сбили самолет украинский, тоже по недоразумению. Произошла череда крайне неприятных и непредсказуемых событий, и это должно нам всем служить уроком на будущее. Не было никакого плана ни у американцев, ни у Ирана, и убедительно выглядеть не могут обе стороны. Сравнивать убедительность можно только в контексте пиара, а не содержательной составляющей.

– А победные твиты президента Дональда Трампа – это просто прикрытие ситуации?

– Конечно, а что ещё оставалось делать? Американцы очень сильно облажались. Видимо, Трамп действительно разъярился после захвата посольства США и сказал своим генералам, что надо дать ответ. Те отбомбились, и в итоге погиб один из очень влиятельных политиков, с дипломатическим паспортом, с которым американцы вели переговоры. Трамп почувствовал себя виноватым и в ходе шедших в закрытом режиме переговоров передал – «можете бомбить нашу базу, мы людей выведем, вам ничего не будет», ну и ещё что-то наверняка пообещал.

– Украинский Boeing в Тегеране, по ошибке приняв его за американскую ракету, сбили силы ПВО КСИР. Возникает вопрос, насколько боеспособными и хорошо управляемыми являются иранские вооружённые силы и КСИР в частности, раз такое возможно?

– Они выглядели бы небоеспособными, если бы промахнулись, а они, к сожалению, попали. Мы не знаем, из каких средств ПВО был сбит самолёт, но, похоже, это средства тактического звена, возможно, ПЗРК, та же наша «Игла» или американский «Стингер». Произошедшее дает нам ещё один важный урок: не надо, чтобы в зоне возможных боевых действий появлялись самолёты гражданской авиации. Себе дороже обойдётся. Лучше заплатить за простой, разместить пассажиров в гостинице. Это же не первый случай, с той же Украиной уже был пример. Когда ждёшь бомбежки, выпускать самолёт в воздух – не самое рациональное решение. А на оценку боеспособности это никак не влияет.

– В чём была особая значимость генерала Сулеймани? Ведь он был легендарной личностью, своего рода Че Геварой для миллионов людей на Ближнем Востоке…

– Я бы выделил две черты: чёткое целеполагание и реализм. Политика – это умение навязать контрагентам свою политическую волю где лаской, а где таской. Касем Сулеймани был мастером этого дела.

– Пришедший на смену генерал Исмаил Кани сможет его заменить в полной мере?

– Это очень толковый человек, который имеет большой опыт командования. А вообще генералы - товар массовый, а не штучный. Вся система командования вооружённых сил строится на том, что любого генерала могут когда-нибудь убить, поэтому они люди взаимозаменяемые. Сулеймани был выдающийся человек не столько как генерал, сколько как политик. Как политика его заменить будет сложно.

– Протесты, которые сейчас происходят в Иране и которые поддержал тот же Трамп, могут привести к смене власти в стране?

– Кто-то из пиарщиков протестующих сделал интересный ход, когда или постановочное фото сделали или реально подняли транспарант, обвиняющий духовного лидера Ирана в трагедии с самолётом.
Ход красивый, но на самом деле имеет место обычный иранский политический процесс, когда оппозиция пытается выбить министров из кабинета. Ничего сверхъестественного – люди выходят на демонстрации и выражают своё недовольство. Когда они удачно протестуют против какого-нибудь министра, его заменяют другим.
Самому президенту Хасану Рухани вряд ли что-то грозит: импичмент не вынесут, а по Конституции его нельзя сменить до окончания полномочий. Да и повода для отставки нет.

– Иран производит двойственное впечатление: с одной стороны, страны с работающей демократией, оппозицией, конкурентными выборами, а с другой – с жестокими разгонами протестов. Про ноябрьские митинги прошлого года против роста цен на бензин писали, что в результате их разгона в том числе и КСИРом погибло 1500 человек. Правдива ли эта цифра и как это сочетается?

–Я не верю в эту цифру. Важно понимать, что в конституционной системе Исламской республики, созданной очень умным юристом, блестящим специалистом по конституционному праву Аятоллой Хомейни, право граждан на массовые протесты является одним из базовых и самых бесспорных.
Знаю иранцев с обеих сторон баррикад – и те, и другие и применяют массовые демонстрации в рамках нормального политического процесса, и становятся целью массовых демонстраций своих противников.
В Иране это нормальный политический процесс. Там никто не позволит расправиться с протестующими, как расправились, скажем, с Жёлтыми жилетами или Occupy Wall Street. Это норма. А если люди гибнут, то нужно расследовать.

– Сохраняется ли риск большой войны в регионе, может быть, в Ираке?

– Американцам сейчас не до этого – куда втягиваться в ещё одну войну, когда у них выборы. Риск, конечно, всегда есть, и всегда нужно исходить из самого худшего возможного варианта, но пока не вижу ничего, чтобы нужно было особо беспокоиться. Не больше чем обычно. Понятно, что и те, и другие ура-патриотичными заявлениями обменялись, ну это обычное дело.

Сунниты против шиитов – неверная трактовка

– Россия успешно сотрудничает с Ираном в войне в Сирии, в результате чего произошло усиление роли шиитов на Ближнем Востоке. Не вызовет ли это дисбаланс в регионе? Среди российских мусульман, а также на постсоветском пространстве большинство составляют сунниты – возможен ли рост напряжённости у нас?

– Это неверная трактовка – сунниты против шиитов. И те, и другие далеко не едины. Между суннитами и шиитами противоречий меньше, чем внутри суннитов между теми же ваххабитами и «братьями-мусульманами». А в том же Ираке и Ливане противоречия между шиитами-коммунистами и шиитами «Хезбаллы» и «Амаль» острее, чем между шиитами и суннитами.
В общем, это довольно искусственная модель, которая крайне грубо отражает реальность. К слову, очень многие сунниты убеждены, что в конфликте между основателем шиизма, воином без страха и упрека Али бен Талебом и гениальным администратором халифом Муавией, прав был именно Али. А ведь к этому и возводят расхождения между суннизмом и шиизмом.
И у нас в России противоречия между традиционным исламом и теми же салафитами, гораздо острее, чем противоречия между суннитами и шиитами. Азербайджанцы-шииты ходят в мечеть к суннитам в Отрадном в Москве, и вполне там нормально уживаются. Так что и для нас это неактуальная проблема.

Выхода из войны в Ливии пока не просматривается

– Президент Турции Реджеп Эрдоган недавно заявил о двух тысячах сотрудников российской ЧВК «Вагнера», воюющих на стороне фельдмаршала Халифы Хафтара в Ливии. А Владимир Путин ответил, что наши соотечественники, находящиеся там, не представляют Российское государство. Что же они там в таком случае делают?

– Это действительно люди, которые к государству не имеют отношения. Работают в основном инструкторами. Их не так много, я не думаю, что речь идёт о тысячах людей.
Ливийцы – вояки не хуже, чем наши, в том смысле, чтобы бегать по полю с автоматом. Но кому-то их надо обучать, как использовать современное оборудование, в том числе произведённое в России. Это люди, которые специализируются на таких вещах, как связь, радиоэлектронная борьба, ракеты. Думать, что русские там ходят в атаку, наивно.

– Зачем России понадобилось поддержать Хафтара – человека, который в своё время предал лидера страны Муаммара Каддафи и, по некоторым данным, вообще был агентом ЦРУ?

– Хафтар по должности военный командир, а его сторона называется законно избранный парламент. У неё гораздо больше оснований управлять Ливией, чем у Фаиза Сарраджа с самопровозглашённым временным правительством, которые по сути узурпаторы и временщики, захватившие власть. Тут всё-таки парламент, которым он назначен на должность главнокомандующего. В общем, не надо культ личности из Хафтара делать, хотя он человек, конечно, харизматичный.

– В Ливии вообще удивительный международный расклад, когда на стороне Сарраджа выступает Турция, которая вроде бы наш союзник в Сирии, а российским ситуативным союзником по поддержке Хафтара стала Саудовская Аравия. Как так вышло?

– На самом деле основную роль в поддержке Хафтара играют египтяне, а не саудиты. У него действительно очень хорошие отношения с Египтом, и в этом причина того, что турки влезают в конфликт. Потому что партия «Справедливости и развития» Эрдогана – это турецкая версия «братьев-мусульман». А нынешний президент Египта Абдель Фаттах ас-Сиси известно, что с ними сделал (убрал от власти с помощью армии и заставил уйти в подполье – А.Д.) То есть поддержка Турцией правительства Сарраджа оказывается, чтобы не дать врагу «братьев-мусульман» победить. Это связано с внутренней политикой Турции и попытками Эрдогана укрепить свои позиции и своей собственной партии. Ради этого он сделал такой жест – сказал, что собирается послать войска.

– Каковы перспективы на долгосрочный мир в этой стране? Или Ливии суждено после убийства Каддафи находиться в состоянии вечного развала и хаоса?

– Война гражданская продолжится, к сожалению. Какого-то решения не просматривается. Дело в том, что выход из войны – это выборы. В Ливии большинство составляют племена, они голосуют солидарно, а горожан не так много. Вот они и избирали парламент.
А вся легитимация стороны Сарраджа состоит в том, что его признала ООН, причём не вся. Но с его стороны слишком многое поставлено на кон, слишком много ставок. Я не очень понимаю, как он может уйти.

– В Москве сегодня проходят переговоры с ливийцами, однако по последним сообщениям, Саррадж отказался встречаться с Хафтаром. Это провал? Они могут о чём-нибудь договориться в принципе? Хотя бы соглашение о прекращении огня будет работать?

– Одной из занятных сторон работы в нашей довольно редкой профессии востоковеда является то, что практикующий ориенталист вынужден постоянно отвечать на вопросы типа: «будет ли война?» или «возможен ли мир?»
На них я обычно отвечаю, что сама постановка вопроса является ложной – нужно не гадать о том, насколько вероятно примирение, а делать все, что возможно, чтобы мир наступил. Как говорят: «Честно делай свое дело, и пусть будет, что будет!»
Именно на этом и строится российское посредничество между противоборствующими силами в Ливии. И если эта попытка провалится, то нужно просто немедленно предпринимать следующую.

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Интервью
ПУБЛИКАЦИИ » Все публикации
22.1.2020 Юрий Нерсесов
Развод по-русски. Едва президент заклеймил Польшу за сговор с нацистской Германией, как товарищи учёные оформили специальную таблицу с завлекательным названием «Рейтинг предательства». Где предложили оценить страны Европы по доле личного состава воинских формирований на стороне Гитлера. Овчинка, однако, оказалась жульнической, причем совершенно без какой-либо необходимости.

20.1.2020 Сергей Лебедев
Эхо истории. Польша отмечала как праздник начало Второй мировой войны, но не отмечает юбилей освобождения свой столицы и не будет отмечать день Победы 9 мая. Недаром экс-кандидат в президенты от партии «Национальное движение» Мариан Ковальский сказал: «Этих торжеств вообще не должно быть. Полякам нечего праздновать. Польша проиграла Вторую мировую войну». Их право. Зато Россия не отмечает начало войн. Она отмечает их победное завершение.

18.1.2020 Андрей Дмитриев
Медведеведение. Вспомним, как скакнул вверх рейтинг Дмитрия Анатольевича после Пятидневной войны. Сейчас такого на горизонте не видно, да и, похоже, не рискует Кремль досаждать уважаемым западным партнёрам до такой степени, что даже народные республики Донбасса не признает. Но зато Медведев может дать приказ вдарить по очередным «бармалеям» хоть в Сирии, хоть в Ливии, хоть в ЦАР, и это будет воспринято на ура.

14.1.2020 Саид Гафуров
Интервью. США очень сильно облажались. Когда они узнали, что в результате удара погиб Сулеймани, то пришли в ужас, потому что ни в коем случае не хотели убивать политика такого уровня. Трамп почувствовал себя виноватым и в ходе шедших в закрытом режиме переговоров передал – «можете бомбить нашу базу, мы людей выведем, вам ничего не будет».

13.1.2020 Юрий Нерсесов
Эхо истории. Вы будете смеяться, но обнаружен очередной источник, откуда черпает информацию коллектив авторов, известный под псевдонимом Владимир Мединский. Сравнив подписанный тогда ещё скромным депутатом Госдумы от «Единой России» трактат «О русской угрозе и секретном плане Петра I» и не менее внушительный талмуд «Франция. Большой исторический путеводитель» некоего Аркадия Дельнова, я сразу заметил сходство отдельных фрагментов.

10.1.2020 Андрей Дмитриев
Петербург+Ленобласть. Беглов больше не пристает к детям и собачкам на улицах, анонсированные чистки и кадровые перестановки в целом обернулись пшиком, и сам он стал похож на вечно спящего Полтавченко. Более энергичный дядя Саша - Дрозденко - хочет баллотироваться в губернаторы 47-ого региона, но не факт, что имеет такое право по закону, а до кучи засветился с коллекцией роскошных часов.

7.1.2020 Владислав Шурыгин
Интервью. Были иллюзии, что можно договориться, сегодня ясно, что никто с нами договариваться не собирается. Ситуация 1935-36 годов перед Путиным стоит в полный рост. Он для себя мучительно ищет вопросы, кто же он в истории, и поэтому обращается к Сталину.

5.1.2020 Юрий Нерсесов
Общество зрелищ. Актёрам пофиг - вот они и отрабатывают номер без всякого энтузиазма. Трудно сделать красиво, когда на тебя напяливают офицерский мундир и требуют изображать хипстера, бегущего на митинг Навального под несуразные для XIX века мелодии «Наутилуса» и «Мумий Тролля».

29.12.2019 Михаил Трофименков
Интервью. В своих представлениях о соотношении кино и реальности Сталин был гениальным продюсером и, прежде всего, гениальным зрителем, смотревшим кино глазами «простого» советского человека – не идеального, а ещё не свободного от простых человеческих слабостей. Например, облизнуться на ножки Любови Орловой или во вторую годовщину Победы сходить не на военную монументалку, а на милую «Золушку».

26.12.2019 Юрий Нерсесов
Политический зоосад. Конечно, некоторая разница между шимпанзе Майком, моим приятелем и господином Мантуровым, имеется. Первые поднялись из низов – один, используя канистры, второй, поигрывая золотой цепью. У министра биография иная: он прошёл во власть как потомственный советский аристократ.