АПН
Загрузка...
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Воскресенье, 23 февраля 2020 » Расширенный поиск
ПУБЛИКАЦИИ » Версия для печати
Три падения одной столицы
2020-01-20 Сергей Лебедев
Три падения одной столицы
Поляки не могут простить, что Варшаву освободила Красная Армия, а не они сами

Причины панских обидок

75 лет назад, после упорных боёв, 17 января 1945 года войска 1-го Белорусского фронта заняли груду развалин, которая еще недавно была столицей Польши – городом Варшавой. Дело оказалось привычным. Первый раз русские солдаты брали штурмом Варшаву еще в 1794 году под командованием Александра Суворова, которому Екатерина II – долгожданный жезл фельдмаршала Суворов получил именно за польскую кампании. В 1831-ом усмиряя польское восстание, фельдмаршал Иван Паскевич штурмовал город вторично, а между этими кровопролитными баталиями, генерал Михаил Милорадович, входил в Варшаву без боя, преследуя остатки армии Наполеона.

Понятно, что праздновать юбилеи этих дат, было бы для поляков странно. Однако освобождение Варшавы в 1945 году дело иное. Оно было самым важным в истории Варшавы не только и не столько с военной, сколько с политической и даже моральной точек зрения. Отныне само существование польского народа и его государственности, с которыми планировал покончить Гитлер, больше не ставилось под сомнение. Тем не менее официальные власти польской столицы отказались отмечать 75-летие освобождения от немецко-фашистских захватчиков.

О причинах польской русофобии (как и ответной русской полонофобии) существует огромная литература. Не будем влезать в дебри «старого спора славян между собой», когда поляки захватив Москву, пытались посадить на русский престол сына своего короля и два века спустя разорили город вместе с Наполеоном, а русские поучаствовали в четырёх разделах Польши и потом сто лет ею владели. Но есть и ещё одна причина неадекватного поведения польских властей. За все годы Второй мировой войны Варшава была единственной столицей, которая трижды была взята иностранными армиями, захватнической и союзнической, в период Второй мировой войны. Поляки два раза с уступали её давали свою неприятелю, а в итоге её взяли русские. Такое гордые паны простить не могут!

Когда правительство сбежало

Довоенная Польша была весьма амбициозным государством, имевшим территориальные претензии ко всем соседям, да еще требовавшим себе заморских колоний. Амбиции официальных властей должны были воплощать в жизнь мощные вооруженные силы. К началу Второй Мировой войны сухопутная армия Польши в Европе уступала по численности только вооружённым силам Германии, Франции и СССР.

Поляки, что одержав победу над Советской Россией и (не больше ни меньше) спасли от большевизма всю Европу. Это обстоятельство привело к невероятной самоуверенности военного командования Польши, что вместе со знаменитым шляхетским гонором обрекло страну на поразительно быстрый и полный разгром. Германская армия имела небольшое численное превосходство над польской, но значительно превосходила её в количестве танков и авиации. Рассчитывая продержаться до начала англо-французского наступления на западе, поляки могли попытаться с помощью сдерживающих действий, измотать противника в приграничных районах, а затем остановить их на рубеже Вислы под прикрытием укреплений Варшавы, Осовца, Модлина (Новогеоргиевска) и Демблина (Ивангорода). В 1914 году это удалось русской армии и один из лучших стратегов Гитлера фельдмаршал Манштейн полагал такой план единственно верным.

Вместо это самоуверенные польские генералы растянули главные силы армии вдоль всей границы и были мгновенно сметены. Уже 1 сентября президент Польши Игнатий Мосцицкий опубликовать обращение к польскому народу с призывом сражаться, а сам скрылся из Варшавы. За ним, 5 сентября бежало и все правительство во главе с генералом Фелицианом Склавой-Склодовским. Главком и фактический диктатор страны, маршал Эдвард Рыдз-Смиглы удрал 7 сентября, сняв для защиты своей персоны, часть авиации, он снял из под Варшавы авиационные части. Далее польские лидеры двинулись к польско-румынской границе и 17 сентября перешли её мелкими группами.

В тот же день Красная армия пересекла границу Польши и почти не встречая сопротивления, заняла земли Западной Украины и Западной Белоруссии. Так простым способом без войны товарищ Сталин вернул восточно-славянские земли в состав единого русского государства. Характерная деталь: польское правительство не стало объявлять войну СССР, а Лига Наций не сочла случившаяся агрессией, а правомерность действий Красной Армии признал даже боитанский лидер Уинстон Черчилль.

Две последних польских армии 22 сентября погибли в «котле» на реке Бзура, 170 тысяч солдат попало в плен, и лишь небольшой части окружённых удалось прорваться к Варшаве, где скопилось свыше 120 тысяч военных и добровольцев из гражданских лиц. Попытку передовых немецких частей 8 сентября прорваться в столичный район Охота гарнизон отбил, но артобстрелы и бомбёжки (до 17 налетов в сутки с участием более 1000 самолётов) деморализовали защитников города и 28 сентября Варшава сдалась. За время боёв осаждающие потеряли порядка 1,5 тысяч убитыми, а гарнизон — 6 тысяч.

Во время переговоров о сдаче города польская сторона настаивала на комфортных условиях плена для высшего командования, в том числе права сохранились в лагере для военнопленных право ношения саблей (в самом деле, какой шляхтич без сабли?) и немцы великодушно согласились.

Сами себя перехитрили

Осенью 1943 года Красная армия вплотную приблизилась к довоенным границам Польши. Это обстоятельство напугало не только немецкое руководство, но и эмигрантское правительство Польши в Лондоне во главе со Станиславом Миколайчиком. Оно понимало, что в ходе следующей кампании, в 1944 году, Красная армия займет как минимум украинские и белорусские территории Второй Речи Посполитой, а может и всю территорию этнической Польши. (Сами лондонцы претендовали на присоединение всей Восточной Пруссии с Кенигсбергом, а заодно и Литвы). Особенно Миколайчика с компанией напугало формирование просоветского правительства в Люблине.

Чтобы не допустить такого развития событий, лондонское правительство разработало операцию «Буря». Предусматривалось поднять восстание и занять территорию Польши в границах 1939 года перед тем, как её займет Красная армия. На польских лидеров магнетически действовал опыт 1918-20 гг, когда поляки, как они считали, смогли обхитрить и немцев, и русских, и западные демократии. В ходе «Бури» боевики управляемой из Лондона подпольной Армии Крайовой и с 1939 года «ждавшей с оружием у ноги» выступили в Вильно, Львове и Варшаве. Везде храбрость повстанцев сочеталась с феноменальной бездарностью командования.

Поднявшимся 1 августа варшавским повстанцам под командованием генерала Тадеуша Коморовского удалось с громадными потерями захватить несколько второстепенных объектов, но мосты через Вислу они даже не пытались захватить. Помогать советским танкам приблизившимся к пригородам Варшавы на восточном берегу Вислы переправиться а они не собирались. Те должны были отвлечь на себя главные силы немцев и позволить Коморовскому занять город и провозгласить там власть лондонского правительства. Отчасти план сработал: из 17 тысяч гитлеровцев и их пособников погибших 1 августа-2 октября 1944 года в Варшаве, 14 тысяч уничтожено в жесточайших боях за её восточный район — Прагу, и городки Радзимин и Воломин с прилегающими территориями.

Повстанцы не смогли воспользоваться полученным шансом и до сих пор лгут, что Красная армия два месяца бездействовала, позволяя подавить восстание. Собственно говоря так и следовало сделать: зачем было помогать русофобскому командованию Армии Крайовой? За освобождение Польши отдали жизнь 600 тысяч советских солдат, памятники которым потомки спасенных ими поляков теперь сносят. Стоило ли класть еще десятки тысяч для того, что бы вернуть к власти лондонское польское правительство?

Очевидно, Сталин не собирался возвращать лондонцев, а предполагал использовать Армию Крайову для облегчения штурма Варшавы с последующим разоружением. Во Львове и Вильно это удалось, но в столице повстанцы, оставившие немцам мосты, сами себя перехитрили, и обрекли город на уничтожение.

Коморовский понял, что угодил в собственную ловушку, и начал переговоры с немцами о капитуляции. Переговоры тянулись целых три недели. Основными требованиями польской стороны было предоставление командирам Армии Крайовой особо привилегированных условий в плену и естественно права носить сабли.

Сабли были сохранены после того как в ходе бездарного восстания погибло более 200 тысяч поляков (в основном мирных жителей), а почти 90% городских построек превратились в развалины. На момент освобождения города Красной Армией из 1,3 миллиона довоенного населения оставалась чуть более тысячи.

Право на победу

Операцию по освобождению того, что осталось, Красная армия начала 14 января 1945 года. Части 61-й армии форсировали по льду Вислу и стремительно вышли к городским развалинам. В бой были брошены и просоветские польские части. Одним из первых в город проникла группа разведчиков во главе с будущим президентом Войцехом Ярузельским, заняв городской район Беляны. К полудню 17 января Варшава была полностью очищена от немцев. В тот же день в 19 часов в честь освобождения столицы Польши Москва салютовала двадцатью артиллерийскими залпами из 324-х орудий, а 19-го состоялся парад советских и польских войск на руинах польской столицы.

Для награждения участников освобождения Варшавы была учреждена медаль «За освобождение Варшавы», которую получили более 700 тысяч человек (награждали не только сражавшихся в городской черте, но и бойцов остальных дивизий, действовавших на варшавском направлении). Если Ярузельский и его товарищи имели полное право числить себя в рядах победителей, то нынешний режим считающий их москальскими прислужниками, тут очевидно не причём.

Потому Польша отмечала как праздник начало Второй мировой войны, но не отмечает юбилей освобождения свой столицы и не будет отмечать день Победы 9 мая. Недаром кандидат в президенты от партии «Национальное движение» Мариан Ковальский, комментируя 70-летие Победы сказал: «Этих торжеств вообще не должно быть. Полякам нечего праздновать. Польша проиграла Вторую мировую войну». Их право. Зато Россия не отмечает начало войн. Она отмечает их победное завершение.

Сергей Лебедев

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Эхо истории
ПУБЛИКАЦИИ » Все публикации
10.2.2020 Юрий Нерсесов
Политический портрет. Тюменско-татарстанский альянс на строительных площадках России крепнет на глазах. Это конечно вряд ли, но в поспорить за передел строительного рынка коалиция вполне способна. Заняв место профильных подразделений разгромленной бизнес-империи братьев Магомедовых, она может составить конкуренцию аналогичным структурам братьев Ротенбергов и других авторитетных кланов.

1.2.2020 Андрей Дмитриев
Протест. Митинги против возможного строительства мусоросжигательных заводов прошли в январе в Петергофе, Ломоносове и Колпино. Несмотря на уверения представителей Смольного, что мусор там будут только перерабатывать, горожане не верят обещаниям чиновников. Правы ли петербуржцы в своих опасениях?

29.1.2020 Сергей Лебедев
Эхо истории. В январе 2020 года исполнилась 100-я годовщина вступления в силу 18 поправки к конституции США. В стране запретили производство и употребление спиртных напитков, включая пиво. Фундаментализм, сухой закон, ограничение иммиграции непротестантов, запрещение въезда в страну азиатов, сегрегация негров - всё это должно было было сделать общество морально здоровым и единым, но поставленные цели реализовать не удалось.

29.1.2020 Андрей Дмитриев
Щупальца олигархии. Растрогавшись от роскошного приема, который устроил ему в Баку Гейдар Алиев, Леонид Ильич Брежнев изрек: «Широко шагает Азербайджан!» Народная мудрость дополнила: «Штаны бы не порвать». Британская Daily Mail не зря называла Агаларова-старшего «олигархом, который решает проблемы Путина, а не создает их». А раз так, то 52-е место в списке Forbes в 2019 году с состоянием почти в 2 млрд $ для него далеко не потолок. Есть еще куда шагать, не опасаясь порванных штанов и уголовных дел.

22.1.2020 Юрий Нерсесов
Развод по-русски. Едва президент заклеймил Польшу за сговор с нацистской Германией, как товарищи учёные оформили специальную таблицу с завлекательным названием «Рейтинг предательства». Где предложили оценить страны Европы по доле личного состава воинских формирований на стороне Гитлера. Овчинка, однако, оказалась жульнической, причем совершенно без какой-либо необходимости.

20.1.2020 Сергей Лебедев
Эхо истории. Польша отмечала как праздник начало Второй мировой войны, но не отмечает юбилей освобождения свой столицы и не будет отмечать день Победы 9 мая. Недаром экс-кандидат в президенты от партии «Национальное движение» Мариан Ковальский сказал: «Этих торжеств вообще не должно быть. Полякам нечего праздновать. Польша проиграла Вторую мировую войну». Их право. Зато Россия не отмечает начало войн. Она отмечает их победное завершение.

18.1.2020 Андрей Дмитриев
Медведеведение. Вспомним, как скакнул вверх рейтинг Дмитрия Анатольевича после Пятидневной войны. Сейчас такого на горизонте не видно, да и, похоже, не рискует Кремль досаждать уважаемым западным партнёрам до такой степени, что даже народные республики Донбасса не признает. Но зато Медведев может дать приказ вдарить по очередным «бармалеям» хоть в Сирии, хоть в Ливии, хоть в ЦАР, и это будет воспринято на ура.

14.1.2020 Саид Гафуров
Интервью. США очень сильно облажались. Когда они узнали, что в результате удара погиб Сулеймани, то пришли в ужас, потому что ни в коем случае не хотели убивать политика такого уровня. Трамп почувствовал себя виноватым и в ходе шедших в закрытом режиме переговоров передал – «можете бомбить нашу базу, мы людей выведем, вам ничего не будет».

13.1.2020 Юрий Нерсесов
Эхо истории. Вы будете смеяться, но обнаружен очередной источник, откуда черпает информацию коллектив авторов, известный под псевдонимом Владимир Мединский. Сравнив подписанный тогда ещё скромным депутатом Госдумы от «Единой России» трактат «О русской угрозе и секретном плане Петра I» и не менее внушительный талмуд «Франция. Большой исторический путеводитель» некоего Аркадия Дельнова, я сразу заметил сходство отдельных фрагментов.

10.1.2020 Андрей Дмитриев
Петербург+Ленобласть. Беглов больше не пристает к детям и собачкам на улицах, анонсированные чистки и кадровые перестановки в целом обернулись пшиком, и сам он стал похож на вечно спящего Полтавченко. Более энергичный дядя Саша - Дрозденко - хочет баллотироваться в губернаторы 47-ого региона, но не факт, что имеет такое право по закону, а до кучи засветился с коллекцией роскошных часов.