АПН
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Четверг, 24 октября 2019 » Расширенный поиск
ПУБЛИКАЦИИ » Версия для печати
«Валентина Первая» как технология спасения «коллективного Путина»
2007-01-10 Андрей Окара
«Валентина Первая» как технология спасения «коллективного Путина»
Впервые о Матвиенко-преемнице заговорили, когда тема преемничества стала «альфой и омегой», основополагающим вопросом для российского политического процесса, — где-то в начале 2003 года.

Однако стеба и аргументов «против» было поначалу заметно больше, чем аргументов «за», потому к фигуре Валентины Ивановны в подобном контексте было принято относиться как к маргинальной — ее рассматривали где-то во втором десятке конкурсантов на «фабрике кремлевских звезд».

За прошедшие годы тема матвиенковского премьерства и в перспективе президентства всплывала с завидной регулярностью — мол, Валентина I, местоблюстительница президентского кресла до 2012 года, хотя сама фигурантка постоянно открещивалась — дескать, для сохранения стабильности пускай уж лучше Путин идет на третий срок, а моя «хата» с краю, в Санкт-Петербурге.

Технология преемничества не вполне вписывается в стандарты англо-американской политической науки с ее требованием демократической легитимации верховной власти, однако технология с третьим президентским сроком в них не вписывается вообще. А «коллективному Путину» важно сохранить одновременно и свою легитимность в глазах Запада, и контроль над Россией и российскими ресурсами. Проталкивание заведомо нехаризматичных фигур в направлении президентского кабинета грозит при неблагоприятных обстоятельствах Смутой, а потому опасно для России.

В нынешних российских условиях конкурентные выборы едва ли возможны — хотя бы по причине безальтернативности власти и отсутствия реального, не симулятивного, политического процесса. Впрочем, кризис выборной демократии как формы установления и легитимации власти — это мировая тенденция. Ведь теперь всё чаще единственный доступный выбор на выборах — между политическими «шилом» и «мылом». В глазах многих россиян идея честных выборов дискредитирована украинским президентом Виктором Ющенко: ради чего стоило устраивать революцию и добиваться победы на выборах? Ради того, чтобы кучмовский «беспредел» поменять на ющенковский хаос, да еще с проигравшим Виктором Януковичем в качестве премьер-министра? Поскольку прозрачные демократические выборы всё меньше влияют на реальные политические процессы, умаляется их роль в качестве главного института легитимации власти.

Многие российские патриотично или либерально настроенные граждане любят рассуждать о перспективе свободных и конкурентных выборов в 2008 году — мол, неужели среди 140-миллионного населения не найти одного-единственного человека, кому будет не страшно доверить управление такой сложной и проблемной страной? Страной, которая из просто большой хотела бы снова стать великой. Однако проблема не в том, что такого человека нет среди 140 миллионов граждан России. Проблема в том, что его не сыскать даже среди нескольких десятков персон, известных под именем «коллективного Путина». Перекладывание пасьянса из возможных «преемников» нередко заставляет вспомнить реплики главного героя фонвизинской «Недоросли»: «Единожды нуль — нуль… Нуль да нуль — нуль».

Хорошо, конечно, рассуждать о том, как восставший против недобитых ельцинских олигархов и путинских неоолигархов народ призовет власть к ответу, заставит играть «по правилам», устроит на Красной площади или в районе Манежа «березовую революцию», потребует равных возможностей на выборах и честного подсчета и, если надо, пересчета голосов. Но в обильной талантами России сегодня нет ни своего Саакашвили, ни своего Ющенко (образца 2004 года), ни своей Тимошенко. Потенциальные лидеры российской контрэлиты либо превращены в откровенных маргиналов, либо преданы забвению, либо ушли в мир иной, либо не тянут изначально.

Поэтому реальный выбор-2008 делает не народ, не избиратели, а элита — тот самый «коллективный Путин». И делает его прежде всего в своих собственных интересах. Народ может этот выбор либо принять, либо отвергнуть (в случае политтехнологического провала), либо пассивно смириться с навязанным элитой новым «интерфейсом власти», что на данном этапе кажется наиболее реальной перспективой.

Фигура Валентины Матвиенко сегодня может показаться совершенно уникальной: она олицетворяет два крайне необходимых для политика качества — ответственность и справедливость. Быть может, олицетворяет не всегда удачно, но другие потенциальные соискатели кресла выражают их на порядок хуже. Притом что никто из них не имеет ни плана долгосрочного развития страны, ни внятного и целостного мировоззрения, ни, кажется, энергии для модернизационного сверхусилия. Российскую элиту объединяет лишь общность интересов.

В настоящее время становится очевидным, что «спокойного» преемничества не получится ни при каких обстоятельствах, любая передача власти в условиях российской политической культуры — это всегда эксклюзивный кризис, всегда роды с осложнением, всегда генератор случайных чисел, случайных людей и случайных ситуаций.

Как заметил Сергей Черняховский, при рассмотрении процесса смены власти в современной российской политической традиции можно выделить четыре закономерности:

— внезапность решения о личности преемника;
— избавление уже избранного преемника от сподвижников, приведших его к власти;
— изменение правил политической игры;
— дистанцирование от курса предшествующей власти — при сохранении риторики преемственности.

В нынешних условиях будущее российской власти, российской политической системы и России как таковой зависит не от одного, как это обыкновенно бывает, а сразу от нескольких независимых друг от друга «генераторов случайных чисел» — крайне высок уровень волюнтаризма, субъективного начала, непрогнозируемых факторов и воздействия внешних обстоятельств.

Судя по всему, для ближайшего будущего наиболее проблемными окажутся такие коллизии:

1. Как сложится конъюнктура мировых цен на нефть к началу 2008 года? Каковы будут взаимоотношения «Газпрома» с покупателями газа в «ближнем» и «дальнем» зарубежье, а также с покупателями внутри России? Кто кого «додавит», «кинет», переиграет, «выкинет» с рынка, заблокирует? Кто кому «перекроет кран»?

2. Уйдет ли Путин? Какой смысл он сам готов вкладывать в глагол «уходить»? И если уйдет, то куда?

3. Удастся ли российским неоолигархам легализовать на Западе свои капиталы?

4. Какое будущее выберет себе путинская элита в подавляющем большинстве: обеспеченное и безопасное, но на Западе, либо еще более обеспеченное, но в России и исполненное недетского экстрима?

5. Какой сценарий в конечном итоге победит: «Реальный преемник», «Мнимый преемник», «Третий срок» или «Переформатирование властной системы»?

6. И вопрос, который едва ли не всем кажется самым главным: имя преемника, его профессиональные привычки, клановая принадлежность, функции в сценарии по передаче власти и объем реально переданных полномочий?

В случае благоприятной для России внутриполитической и внешнеэкономической конъюнктуры возможен инерционный сценарий преемничества — президентом может стать и человек с относительно скромной харизмой и сравнительно низким ресурсом политической прочности. Но в случае мобилизационных условий смены политического режима необходим политик гибкий, с большим рейтингом доверия.

Считается, что сила женщины в ее слабости. Примерно так же и в политике: политическая перспективность Матвиенко в ее слабости как женщины. По крайней мере, женщине вряд ли придет в голову замочить кого-нибудь в сортире. А если учесть, что кандидаты на подобное «мочение» в 2008 году — никак не чеченские террористы, а конкуренты в борьбе за власть и бывшие коллеги по путинской элите, то есть о чем задуматься.

Считается, что женщину-президента не воспримут «силовики». Но если женщина системна — системно мыслит, системно действует и сама является частью системы, то можно договориться и с «силовиками». Тем более, будущему президенту, судя по всему, придется заниматься проблемами, по сравнению с которыми все их «силовиковские» заморочки — сущие пустяки. А именно — сдерживать те настроения, которые в конечном счете могут привести к недовольству, а то и к тому самому «бессмысленному и беспощадному» русскому Бунту.

Считается, что российские избиратели пока еще не готовы к женщине-президенту, хотя по различным соцопросам уже готовых — до 60%. Тем не менее, есть весьма неплохой прецедент женщины-правительницы: «Золотым веком» российской истории обыкновенно называют эпоху Екатерины II. Поэтому в вопросе перелома стереотипа о нежелательности женщины-правительницы главные факторы — время и прилагаемые усилия. Один известный политолог придумал остроумный сценарий первоначальной раскрутки: необходимо срочно заказать Никите Михалкову съемки исторического суперблокбастера о Екатерине II.

Все остальные личностные факторы, скорее, за Матвиенко: принадлежность к «питерской» группировке, вменяемость, командность, умеренность амбиций, отсутствие жажды власти. Она является представителем одновременно нескольких поколений номенклатуры, в том числе позднесоветского брежневского поколения. В нынешних условиях — это имиджевый плюс.

Украинское происхождение Валентины Ивановны — еще один плюс. Почему-то в российской политике, начиная с Екатерины I, карьерного успеха достигали и достигают женщины иноэтнического происхождения. Кроме того, украинская гендерная культура существенно отличается от великорусской: украинские женщины — это, по большей части, сверхчеловеки, не привыкшие надеяться на мужчин и делающие всё за мужчин и лучше мужчин. К тому же, если будущее России — не в ужимании территории до пределов Великого княжества Московского, а в возрождении геополитических амбиций, главным российским стратегическим партнером должна бы стать Украина, а отношения с этой страной на данный момент — в глубоком беспросвете. Понятно, что у уроженки города Шепетовки Хмельницкой области, окончившей школу в Черкассах, есть в вопросе российско-украинских отношений большая фора — по сравнению с иными представителями российской элиты (за исключением, возможно, Дмитрия Козака).

Но главный электоральный ресурс Валентины Матвиенко — это ее социально адаптированный имидж. Того же Дмитрия Медведева или Сергея Иванова сложно себе представить в качестве «народных заступников», убалтывающих народ «потерпеть», «затянуть пояса», «дождаться лучших времен» и проч., и проч. Точнее, представить-то их можно — достаточно включить телевизор и послушать о «национальных проектах». Поверить в их искренность, а главное — в реальность и реализуемость того, о чем они говорят, значительно сложнее. Но экс-премьеру по социальным вопросам с ее доверительными интонациями в голосе и райкомовско-обкомовско-исполкомовским прошлым в этом амплуа будет значительно проще.

…Ротатор власти чем-то похож на «однорукого бандита» — в нем также крутится несколько барабанов — генераторов случайных чисел, фамилий и политических сценариев. Кто-то дергает «бандита» за «клешню» — выстраивается непредсказуемая комбинация. На нынешнем российском властном «ротаторе» барабанов слишком много, поэтому шансов у той или иной фигуры всё меньше и меньше.

Главное — не проиграть в такой лохотрон Россию.

P.S.

Однако зачем эта чудная женщина взялась построить в центре «горизонтального» Санкт-Петербурга фаллоподобный 300-метровый небоскреб «Газпрома»?

Или это, на самом деле, тайный прообраз Вавилонской башни?

Материал "АПН"

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Политический портрет
ПУБЛИКАЦИИ » Все публикации
18.10.2019 Андрей Дмитриев
Правильные выборы. Выборы в МСУ привели к обновлению, омоложению, большей оппозиционности депутатского корпуса и породили необычные конфликты. Самые курьёзные сюжеты – цугцванг с невозможностью избрать глав в «Смольнинском» и «Невском округе», купчинские разборки в «Партии Роста», гей-скандал в «Литейном округе».

16.10.2019 Юрий Нерсесов
Реваншизм. Вместо убранной со Шпалерной улицы мемориальной доски главнокомандующего финской армией и участника блокады Ленинграда маршала Карла Маннергейма, в нашем городе может появиться целый музей. Хочу предложить для него экспонаты, которые отсутствуют в музее Маннергейма в Хельсинки, но без сомнения достойны внимания посетителей.

11.10.2019 От редакции
Новороссия. В последние недели много говорят об урегулировании в Донбассе в соответствии с формулой Штайнмайера. "АПН Северо-Запад" решило поинтересоваться мнением известных людей, защищающих Новороссию с оружием в руках и занимающих при этом независимую от властей ЛДНР политическую позицию.

10.10.2019 Дарья Митина
Интервью. Один из организаторов Форума Сергей Брилёв начал задавать кубинцам вопросы в духе, а не хватит ли вам гнаться за социалистическими революционными мантрами, мол, СССР уже нет, покупайте джинсы, живите как нормальная страна. Ответил ему профессор из Гаваны: "Мы живы благодаря революции и тому, что она сделала для людей".

3.10.2019 Андрей Дмитриев
Полицейское государство. Фигуранты дел о московских протестах Алексей Миняйло и Павел Устинов освобождены. Это признак перемен или игры властей с обществом в кошки-мышки? Разбираемся в ситуации с депутатом Госдумы Сергеем Шаргуновым, внесшим законопроект о смягчении ст. 212 УК РФ за неоднократное участие в несанкционированных акциях.

22.9.2019 Юрий Нерсесов
Эхо истории. Костюшко уже который десяток лет не могут поделить между собой поляки и прозападно настроенные белорусы. И те и другие славят его как борца с Россией, но не могут договориться, за что именно генерал бился. За единую Великую Польшу? Или всё же за присутствие в ней самостийного Великого Княжества Литовского в границах современных Литвы и Белоруссии?

20.9.2019 Юрий Нерсесов
Их нравы. Дело Устинова показало, что для Фёдорова, Клинцевича, Вассермана и журналистов от ФАН отдельный россиянин меньше, чем грязь под ногами. Даже если над кроватью висит портрет Путина с георгиевской ленточкой и часть скромной зарплаты тратится на лекарства для Донецка, будь готов прочесть, что ты американский шпион, наркоман и педофил, тащащий в койку собственных детей.

14.9.2019 Андрей Дмитриев
Credo. Классик отечественной литературы Андрей Платонов, 120 лет со дня рождения которого отмечается в эти дни, в середине 1930-х вдохновлялся личностью наркома путей сообщения Лазаря Кагановича и даже хотел писать о нём роман. Чем привлекал его железный Лазарь и почему замысел не был реализован?

14.9.2019 Ян Рулевский
Интервью. Нельзя забывать и об историческом проклятии Польши – находиться между германским и российским империализмами. Пилсудский хотел устоять перед ними. Россия, красная или белая, представляла опасность для нас, и маршал хотел сделать её поменьше за счёт создания самостоятельных республик. В то время как Путин не хочет независимости соседей. Он желает, чтобы они были как Финляндия при Брежневе, но у Польши другие амбиции.

10.9.2019 Андрей Дмитриев
Правильные выборы. Александр Беглов будет обладать наименьшей легитимностью среди прочих градоначальников Северной столицы за последние 30 лет. Владимир Бортко утопил левые иллюзии. Либеральная оппозиция провалилась с «умным голосованием». Правда ли, что на губернаторских выборах в Петербурге проиграли все?