АПН
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Вторник, 5 июля 2022 » Расширенный поиск
ПУБЛИКАЦИИ » Версия для печати
Как русский человек считаю, что Россия обязана поддержать Арцах
2020-10-23 Семён Пегов
Как русский человек считаю, что Россия обязана поддержать Арцах
Редактор "АПН Северо-Запад", координатор партии "Другая Россия" Андрей Дмитриев беседует с автором документального проекта war gonzo Семёном Пеговым о ходе боевых действий в Карабахе, участии в них наёмников с Ближнего Востока, и о том, почему эта война всё-таки наша. Материал опубликован на портале конкретно.ру.

О масштабах

– Ты только что вернулся из командировки в Нагорный Карабах (или Арцах, как местные называют). Скажи, пожалуйста, планируешь ли поехать туда снова?

– Поеду в ближайшие дни. Я приехал, потому что мы делаем ещё один большой проект в России, были съемки в Хабаровске. Это связано, в том числе, и с Карабахом. Речь идёт о вербовщиках в террористические группировки, которые обрабатывают россиян с целью их дальнейшей отправки на «джихад» на Ближний Восток, о том, какие они используют способы для доставки радикалов, например, в Сирию.

– А причём тут Хабаровск? Где Сирия и где Дальний Восток?

– Это вы всё увидите в нашем фильме.

– Когда выходит лента и как называется?

– Я надеюсь, что через пару-тройку месяцев она будет уже смонтирована. Это огромный проект, там десятки регионов России и других стран. Есть рабочее название – «Заблудшие», но мы его ещё не утвердили.

– Как ты оцениваешь в целом ход боевых действий? Складывается ощущение, что у армян дела идут не слишком хорошо – азербайджанцы в ходе наступления уже заявили о контроле всей границы Карабаха с Ираном...

– Я не уверен, что можно сформулировать таким образом, что дела у армии обороны Арцаха идут не очень. Вы просто представьте масштаб маленькой непризнанной республики, где живут несколько десятков тысяч человек, и Азербайджан с Турцией, которая активно принимает участие в боевых действиях. Союзники имеют огромный перевес в боевой мощи, а эта маленькая страна, эти 300 спартанцев почти месяц сдерживают натиск мощнейшего военного объединения.
Степанакерт не взят. Какие-то территории сейчас перешли под контроль азербайджанских войск, но когда они говорят, что взяли город Джабраил или Физули, то надо понимать, что это уже давно никакие не города, уже фактически пустырь, где можно встретить лишь пастухов или охотников, которые сезонно там находятся. Это не такие громкие победы, как звучит из уст Ильхама Алиева или на бумаге.
Конечно, продвижение есть, конечно, идут тяжёлые бои, но сейчас подводить итоги рано. Слово «контроль» в условиях войны – вещь очень эфемерная. Сегодня ты прошёл на километр вперед, завтра откатился на пять назад. И я считаю, что армия обороны Арцаха главную задачу уже выполнила – не допустила блицкрига.

Все знали, на что идут…

– После твоих репортажей в соцсетях появился такой термин – «пеговщина». Пишут, что ты занимаешься пропагандой с армянской стороны (как ранее – со стороны ЛДНР) вместо журналистики. Что ответишь?

– Не я лишил себя права работать на другой стороне. Я приехал в Карабах впервые полтора года назад, когда ещё не началась никакая война, и был сразу же предупреждён, что теперь не смогу поехать в Азербайджан. Азербайджанцы выходили на меня, я им говорил: «Я сам поехать не могу, но у меня есть команда, есть люди, которые могут поехать. Если вы им обеспечите такой же беспрепятственный доступ на передовую, который есть у меня в Карабахе, они будут ездить и показывать то, что будет там».
Я показываю то, что вижу – какие ко мне вопросы? И раньше не раз говорил, что, если Киев обеспечит мне полную безопасность, готов приехать взять интервью у Дмитрия Яроша и показать, как воюет запрещённая в России организация «Правый сектор» (запрещена на территории РФ – прим. ред). Нет проблем, только они этого не делают.
Надо понять, что современные политики превращают журналиста в сторону конфликта, а не журналист становится ей. Не я запрещал себе ехать в Киев, не я объявлял себя «пособником террористов» и так далее. То же самое могу сказать про Баку.

– В этой связи как ты относишься к запрету работы в Карабахе Илье Азару, которого ранее Азербайджан также лишил права въезда за посещение непризнанной республики?

– У него не было аккредитации. Я сам на некоторые конфликты ездил работать без аккредитации и прекрасно понимал, на какие риски иду. Есть определённые процедуры, которые нужно выполнять. Да, не имея аккредитации ты, возможно, располагаешь большей свободой, но надо понимать, чем эта свобода может для тебя обернуться.
Азар – не маленький, наивный журналист, который, работая без аккредитации, не знает, чем это может закончиться. Я работал в Беларуси без аккредитации, получил по голове, посидел в спецприемнике на Окрестина, после чего был вывезен из страны. Кого я должен в этом винить? Никого, кроме себя – я знал, на что иду. И не собираюсь ныть по этому поводу.

– Могу ошибаться, но, кажется, Азар писал, что его по ходу лишили аккредитации после не понравившегося репортажа...

– Я не читал его репортаж, но у него было аккредитации в Арцахе. Возможно, была аккредитация в Армении. Но это разные вещи. Все российские журналисты сначала получают аккредитацию в МИДе Армении, а затем отдельную для работы в Арцахе. Как это сделали ребята с «Эха Москвы» (хотя их могут упрекать в либеральности или в чем-то ещё), ребята из Associated Press и куча других иностранных журналистах, которые сейчас работают в Степанакерте.
Военкор Юрий Котенок, который впоследствии был ранен в Шуши, тоже сидел, ждал получения аккредитации – получил и поехал. У меня тоже не по щелчку пальцев это происходило. А заехать, сорвать какой-то журналистский куш, а потом надуть губу и рассказывать – ой меня выслали... Да все знали, на что идут.

У них одни лица

– Есть много информации об участии в войне переброшенных турками наёмников-исламистов из Сирии и Ливии. А тебе лично доводилось какие-то доказательства видеть – трупы, трофеи, документы?

– Я хотел бы найти человека, который может по трупу отличить азербайджанца от турка или от туркомана. Документы?
А вы думаете, например, ребята из ГРУ, отправляясь на задание, берут с собой паспорта? Это довольно наивные вопросы. Я иду выполнять фактически диверсионную задачу, беру с собой все корочки, и ещё бороду по колено оставляю...
Они там принимают участие, есть тому подтверждение из разных источников, в том числе Служба внешней разведки России об этом говорила, орган, которому я склонен доверять. Хотя мои инсайды появились ещё за неделю до заявления СВР.
Подтверждается это всё другими путями. Если там будут тела арабов – да, их можно отличить от турков. А туркоманы, которые живут на территории Сирии и этнически являются турками и на одно лицо с азербайджанцами... Документы – вещь эфемерная, как вы думаете, трудно для Азербайджана сделать тысячу военных билетов на туркоманов?

– А о каком количестве людей может идти речь, и являются они всё же в массе профессионалами, или это обычное «пушечное мясо»?

– Я думаю, что речь идёт как минимум о трёх тысячах боевиков, не только переброшенных через Турцию, но и из Пакистана и Афганистана, которые с Азербайджаном достаточно плотно сотрудничают в военной сфере. Там есть и пушечное мясо, которое на штурмы разных высот кидают, и есть люди, для которых война – это профессия всей жизни, они в той же Сирии воюют не просто как бедуины (или там индейцы в Америке), а всю свою жизнь и способны выполнять задачи различного рода сложности. Уверен, что есть и такие, и такие.

– Вопрос не как к журналисту, а как к гражданину России. Многие сегодня – в том числе и среди патриотов, и среди твоих коллег-военкоров – считают, что это абсолютно не наша война, в которую не стоит никоим образом влезать и занимать чью-то сторону. Твоя точка зрения?

– Это 100% наша война. Кто бы что ни говорил, я не представляю, как можно оставаться нейтральным в этой ситуации. Говорить, что Азербайджан нам так же близок, как Армения, – это ложь. Не нужно путать азербайджанцев, которые выросли и живут в Москве и ментально в каком-то смысле русские люди, и азербайджанцев, живущих в Баку, которые ментально давно в Турции находятся.
Карабах на 99,9% ассоциирует себя с Россией, его жители говорят на чистом русском языке, думают, как русские, и являются последним настоящим союзником, родным и близким на Южном Кавказе. Да, и у нас в Армении стоит база военная. Мы хотим, чтобы это всё перекинулось на Армению и стало полыхать возле нашей военной базы? Я не думаю, что можно к этому относиться как не к своей войне.

– И что российские власти могли бы предпринять?

– Есть определённые политические инструменты. Та же Организация договора о коллективной безопасности. Тут должен быть вектор взаимный.
Но не нужно путать власти и, собственно говоря, отношение людей. Вот ты мне задал вопрос не как журналисту – и я тебе как русский человек говорю, что Россия обязана поддержать Арцах.

Фото – от проекта War gonzo

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Интервью
ПУБЛИКАЦИИ » Все публикации
4.7.2022 Эдуард Диа Диникин
Вашингтонский обком. К «цивилизованным индейцам» США относят украинцев. Тех, кто готов умирать ради «кружевных трусиков и ЕС». Возможно, еще и за стеклянные бусы в виде медалей Конгресса. Эти пять цивилизованных племен – в данном случае это пять областей Украины: Волынская, Ивано-Франковская, Львовская, Тернопольская, Черновицкая.

1.7.2022 Юрий Нерсесов
Развод по-русски. В США проекты по развалу России не скрывают. Однако реальные документы почему-то михалковых, соловьёвых и шныряющих вокруг них кныриков не интересуют. Куда интереснее передирать шутки из «Панорамы», а потом плакаться, что это поганая молодёжь не верит родному агитпропу.

29.6.2022 Юрий Нерсесов
Война и мир. Боевые действия на развалинах Украинской ССР тянутся уже пятый месяц и российское командование, включая президента, справедливо критикуют за медлительность. Неужели Ленин, Сталин и Гитлер воевали настолько лучше, чем Путин? Или у нашего президента есть существенная причина не торопиться? Подумав, я предположил, что это может быть за причина.

28.6.2022 Юрий Нерсесов
Операция Z. Расчёт прост: пока глава МИД Украины разводит ненавистных москалей, боевые действия затухнут, армия укрепит оборону, обучит новобранцев, и пополнит запасы вооружения из арсеналов НАТО. После этого диалог прервут, и всё начнётся заново.

17.6.2022 Юрий Нерсесов
Развод по-русски. Партнёр Росмолодёжи и «Молодой Гвардии Единой России» переврал результаты собственного социологического исследования. Ложь должна помочь антивоенной пропаганде несостоявшегося вождя «Яблока».

12.6.2022 Юрий Нерсесов
Эхо истории. Ознакомившись с публикацией Саида Бицоева «Поиск героев Брестской крепости продолжается 80 лет. Канувшие в безвестность» («МК», 5 мая 2022 г.), я не могу отделаться от мысли, что её писало два разных человека.

7.6.2022 Анатолий Кантор
Национал-предатели. Непонятно, почему Кремль так просто выпустил Чубайса за пределы России? При том, что с конца прошлого года набирало обороты дело о махинациях в его последнем детище – АО «Роснано». Ведь в нынешних условиях надежда на Интерпол в вопросе доставки Анатолия Борисовича на место разворовывания российского бюджета чрезвычайно проблематична.

31.5.2022 От редакции
Их нравы. Итак, на дворе сентябрь 1979 года. До перестройки ещё далеко. Лауреат премии Ленинского комсомола Борис Березовский прилежно кропает докторскую по теории информации, а юный комсомолец-журналист Валентин Юмашев - уже вполне сложившийся подлец.

24.5.2022 Анатолий Кантор
Вашингтонский обком. Можно смело констатировать, что выстроенная в прошлом веке мировая валютная система рухнула, она уже не является абсолютной – цифровые электронные деньги государств, учитываемые на счетах национальных банков-эмитентов, являются сугубо относительной категорией. А это значит, что подобно решению по России, любой обладатель долларов или евро может в миг лишиться своих накоплений.

23.5.2022 Юрий Нерсесов
Дело молодое. Официально перед нами очередная попытка застроить российских школьников в стройные колонны и направить их маршировать в духоскрепное будущее во главе с вечным президентом. Фактически на свет появляется мертворождённый монстр для освоения выделенного под него бюджета. Власть извергает из себя таких недоносков уже третье десятилетие и останавливаться не желает.