АПН
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Среда, 26 февраля 2020 » Расширенный поиск
ПУБЛИКАЦИИ » Версия для печати
Метаморфозы «Яблока»
2008-06-03 Андрей Дмитриев
Метаморфозы «Яблока»

Развитие конфликта внутри «Яблока» происходит по сценарию, описанному в статье главного редактора «АПН-СЗ» еще осенью 2005 года: по сути дела внутри "Яблока" сегодня живут две партии - партия "демократов 90-х годов" и партия "социал-революционеров". Вскоре Явлинскому, да и всей партии, придется сделать выбор в пользу того или другого пути.

Партия "Яблоко" на сегодняшний день единственная значимая сила на либеральном фланге российской политической сцены. Очевидно, что ни полуразложившийся СПС, ни виртуальные проекты всяческих "Рыжковых" не могут составить ей серьезной конкуренции. Знаковой стала фактическая капитуляция правых на выборах в Мосгордуму: они не только отказались от самостоятельного выступления, но и согласились на безраздельное доминирование яблочников в совместном избирательном списке.

Между тем, еще два года назад, после поражения на выборах 2003 года, "Яблоко" находилось в глубочайшем кризисе. Казалось, что сугубо парламентская партия, лишенная привычных условий существования, может не пережить межвыборный период. Резко сократилось финансирование, ушли в поисках лучшей жизни многие функционеры, перспективы стали мрачными. Все говорили, что "Яблоко" обречено. Однако партии удалось преодолеть инерцию угасания и адаптироваться в новых условиях за счет изменения идеологических установок и перехода к новым формам политической деятельности.

Во-первых, "Яблоко" заметно полевело, взяв на вооружение социальные лозунги. Дрейф влево стал ответом на общий кризис либеральной идеологии, которая в сознании населения прочно связана с криминальными гайдаро-чубайсовскими реформами. Они дали избирателю настолько мощную прививку ненависти к демократам, что изживать ее потребуется ни одно десятилетие. Правый либерализм после ельцинских времен не имеет в России никаких перспектив.

Осознав это, руководство "Яблока" сделало выбор в пользу леволиберальной партии европейского типа, сочетающей идеи свободы и социальной справедливости. Яблочники постарались отмежеваться от экономических экспериментов, от приватизации до монетизации, стали жестко критиковать своих (казалось бы!) идейных союзников — либералов из правительства, выступили против отмены льгот, приняв активное участие в ситцевой революции.

Во-вторых, "Яблоко" сумело заявить о себе уличными акциями протеста. В условиях, когда все ключевые вопросы жизни страны решаются в администрации президента, а парламент является декоративным органом, этот фактор становится ключевым. Кто овладеет протестной энергией улицы, тот и будет в дамках. Известная истина, убедительно подтвержденная киевским Майданом.

Работу с улицей наладил лидер яблочной "молодежки" Илья Яшин. Он провел десятки уличных акций. Среди них были и запрещенные мероприятия, заканчивавшиеся столкновениями с милицией. Все по-взрослому. Однажды Яшин сотоварищи даже устроил акцию прямого действия в стиле нацболов, забросав краской мемориальную табличку генсека Юрия Андропова на здании ФСБ. Все эти мероприятия широко освещались в СМИ и сделали главу молодежного "Яблока" едва ли не популярнее самого лидера партии.

Кроме того, Яшин создал главное оранжевое молодежное движение России — "Оборону". Таким образом, он поставил популярный среди оппозиционно настроенной публики цвет на службу "Яблоку" и сделал заявку от имени своей партии на главенствующую роль в оранжевой революции.

В-третьих, "Яблоко" четко заявило о своем негативном отношении к режиму Путина (в отличие от невнятной позиции СПС) и стало налаживать взаимодействие с другими оппозиционными партиями.

Лучше всего дело пошло в Петербурге, где у "Яблока" традиционно сильные позиции. Питерские яблочники во главе с молодым 30-летним лидером Максимом Резником составили вместе с нацболами, движением Сергея Глазьева, социал-демократами и целым рядом других организаций коалицию Петербургское гражданское сопротивление. На волне протестов льготников ПГС организовало ряд массовых митингов, и продолжает регулярно напоминать о себе уличными акциями. А сотрудничество НБП и "Яблока" в Питере стало настолько тесным, что в октябре Эдуард Лимонов провел встречу с местными активистами и сочувствующими своей партии в яблочном офисе.

Активная деятельность ПГС вызвала недовольство не только в Смольном, но и в Кремле. Показательно, что после встречи с Лимоновым в Питер приехал лично Василий Якеменко и провел пикет возле штаба яблочников, требуя отказаться от сотрудничества с нацболами.

Вопрос о взаимодействии с НБП вызвал серьезные разногласия и внутри самого "Яблока". Говорят, когда данная тема обсуждалась в кругу руководства, дело дошло до взаимных обвинений в предательстве и требований исключения из партии. Тут впору вспомнить прошлогоднее высказывание проницательного Владислава Суркова о том, что "некоторые яблоки и лимоны растут на одной ветке".

Именно "некоторые". Вот, к примеру, зампред "Яблока" Сергея Иваненко, который, по некоторым данным, весьма близко знаком с Сурковым, поддержал ликвидацию НБП. В интервью "Коммерсанту" он заявил, что "революция — это художественный образ, и играть в нее недопустимо. Я не сторонник Лимонова и методов, которые он предлагает обществу". В свою очередь Резник дал прямо противоположный отзыв: "Это безобразие, басманное правосудие. Экстремисты в России — это не НБП, настоящий экстремист — нынешняя власть. Решение о ликвидации НБП — политическое признание этой партии. Сегодня национал-большевики, без сомнения, выступают на стороне интересов народа против этой экстремистской власти".

Отношение "яблок" к возможному союзу с "лимонами" — отнюдь не тактический вопрос. Он скрывает целый комплекс противоречий, два диаметрально противоположных подхода к будущему партии. Насколько далеко готовы яблочники зайти в своей оппозиционности? Готовы ли они участвовать в революции вместе с лево-патриотическими силами? От членов одной партии звучат разные ответы на эти вопросы.

По сути дела внутри "Яблока" сегодня живут две партии: партия "демократов 90-х годов" и партия "социал-революционеров".

Первые — те, кто придерживается мировоззрения демократов ельцинской эпохи без принципиальных изменений. Они поддерживают либеральные реформы в экономике, верят в возможности парламентской борьбы, выступают за объединение демократических сил, а также — против любых революций и альянсов с левыми. К этому крылу относятся академик Алексей Арбатов, автор действующей российской конституции Виктор Шейнис, упомянутый выше зампред Иваненко и другие.

Ко второй группе, помимо Яшина и Резника, можно причислить лидера московской парторганизации Сергея Митрохина, публициста Андрея Пионтковского, а также почти всю влиятельную питерскую группировку в верхушке "Яблока". Стоит отметить, что именно этим людям принадлежит основная заслуга в том, что партия осталась на плаву в тяжелый для нее период.

"Демократы 90-х" делают ставку на объединение с СПС по московской схеме и возвращение "объединенных правых" в Государственную Думу. Им союз с левыми не нужен категорически.

Похоже, такое развитие событий вполне устроило бы администрацию президента. Потолок союза "Яблоко+СПС" известен и составляет 8-10%. А небольшое количество либералов в региональных парламентах и в ГосДуме Кремлю только на руку.

"Социал-революционеры" в сотрудничестве "Яблока" с НБП, КПРФ и "Родиной" ничего страшного не видят, поскольку осознают, что революция в России не может быть чисто либеральной. В случае реализации оранжевого сценария "Яблоко" имеет шанс прийти к власти только в составе широкой коалиции с левыми. Распространено мнение о противоестественности такого союза, о том, что электорат его не поймет. Однако "кремляне" боятся его создания, и, видимо, обосновано.

На митингах против монетизации протестующие пенсионеры только радовались наличию белых яблочных флагов рядом с красными знаменами. Да и избиратели "Яблока" вряд ли столь сильно настроены против левых идей, как принято считать. Не стоит забывать, что одним из основателей партии был Юрий Болдырев, политик левых взглядов, позднее участвовавший в выборах в блоке с Дмитрием Рогозиным. Известно также, что на прошлых выборах в Думу часть электората "Яблока" откусила "Родина", поскольку многие разочаровавшиеся в Явлинском избиратели (прежде всего — из числа интеллигенции), голосовали за программу Сергея Глазьева. Так что альянс левых и "яблочников" имеет объективные предпосылки.

Не совсем ясна позиция бессменного лидера "Яблока" — Григория Явлинского. В последнее время он пропал с политического горизонта. Лучшие времена Григория Алексеевича остались позади. Он как-то потускнел, стал совсем неинтересен. Только самые верные поклонники готовы слушать из его уст те же избитые истины, что и десять лет назад. Явлинский предсказуем, от него не приходится ждать чего-то нового, как, кстати, и от его вечного спарринг-партнера Геннадия Зюганова. Вместе с тем главный яблочник — опытный аппаратный игрок, чувствующий малейшую угрозу своей власти и моментально реагирующий на нее. И абсолютно точно, что добровольно он никуда не уйдет.

По своим взглядам Явлинский ближе к "демократам 90-х годов", однако он вынужден считаться и с мощной прослойкой "социал-революционеров". Вскоре ему, да и всей партии, придется сделать выбор в пользу того или другого пути.

"Яблоко" стоит на пороге больших перемен. В течение ближайших месяцев мы станем свидетелями ожесточенной внутрипартийной борьбы, исход которой предсказать пока невозможно.

Материал АПН, 16 декабря 2005 г.

P.S. От автора: Из сегодняшнего дня вижу только одну ошибку – с Митрохиным. Два года назад, когда он воевал с застройщиками и попадал в милицию на пикетах, он производил впечатление бойца. А оказался обычным партийным бюрократом.

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Яблоко раздора
ПУБЛИКАЦИИ » Все публикации
10.2.2020 Юрий Нерсесов
Политический портрет. Тюменско-татарстанский альянс на строительных площадках России крепнет на глазах. Это конечно вряд ли, но в поспорить за передел строительного рынка коалиция вполне способна. Заняв место профильных подразделений разгромленной бизнес-империи братьев Магомедовых, она может составить конкуренцию аналогичным структурам братьев Ротенбергов и других авторитетных кланов.

1.2.2020 Андрей Дмитриев
Протест. Митинги против возможного строительства мусоросжигательных заводов прошли в январе в Петергофе, Ломоносове и Колпино. Несмотря на уверения представителей Смольного, что мусор там будут только перерабатывать, горожане не верят обещаниям чиновников. Правы ли петербуржцы в своих опасениях?

29.1.2020 Сергей Лебедев
Эхо истории. В январе 2020 года исполнилась 100-я годовщина вступления в силу 18 поправки к конституции США. В стране запретили производство и употребление спиртных напитков, включая пиво. Фундаментализм, сухой закон, ограничение иммиграции непротестантов, запрещение въезда в страну азиатов, сегрегация негров - всё это должно было было сделать общество морально здоровым и единым, но поставленные цели реализовать не удалось.

29.1.2020 Андрей Дмитриев
Щупальца олигархии. Растрогавшись от роскошного приема, который устроил ему в Баку Гейдар Алиев, Леонид Ильич Брежнев изрек: «Широко шагает Азербайджан!» Народная мудрость дополнила: «Штаны бы не порвать». Британская Daily Mail не зря называла Агаларова-старшего «олигархом, который решает проблемы Путина, а не создает их». А раз так, то 52-е место в списке Forbes в 2019 году с состоянием почти в 2 млрд $ для него далеко не потолок. Есть еще куда шагать, не опасаясь порванных штанов и уголовных дел.

22.1.2020 Юрий Нерсесов
Развод по-русски. Едва президент заклеймил Польшу за сговор с нацистской Германией, как товарищи учёные оформили специальную таблицу с завлекательным названием «Рейтинг предательства». Где предложили оценить страны Европы по доле личного состава воинских формирований на стороне Гитлера. Овчинка, однако, оказалась жульнической, причем совершенно без какой-либо необходимости.

20.1.2020 Сергей Лебедев
Эхо истории. Польша отмечала как праздник начало Второй мировой войны, но не отмечает юбилей освобождения свой столицы и не будет отмечать день Победы 9 мая. Недаром экс-кандидат в президенты от партии «Национальное движение» Мариан Ковальский сказал: «Этих торжеств вообще не должно быть. Полякам нечего праздновать. Польша проиграла Вторую мировую войну». Их право. Зато Россия не отмечает начало войн. Она отмечает их победное завершение.

18.1.2020 Андрей Дмитриев
Медведеведение. Вспомним, как скакнул вверх рейтинг Дмитрия Анатольевича после Пятидневной войны. Сейчас такого на горизонте не видно, да и, похоже, не рискует Кремль досаждать уважаемым западным партнёрам до такой степени, что даже народные республики Донбасса не признает. Но зато Медведев может дать приказ вдарить по очередным «бармалеям» хоть в Сирии, хоть в Ливии, хоть в ЦАР, и это будет воспринято на ура.

14.1.2020 Саид Гафуров
Интервью. США очень сильно облажались. Когда они узнали, что в результате удара погиб Сулеймани, то пришли в ужас, потому что ни в коем случае не хотели убивать политика такого уровня. Трамп почувствовал себя виноватым и в ходе шедших в закрытом режиме переговоров передал – «можете бомбить нашу базу, мы людей выведем, вам ничего не будет».

13.1.2020 Юрий Нерсесов
Эхо истории. Вы будете смеяться, но обнаружен очередной источник, откуда черпает информацию коллектив авторов, известный под псевдонимом Владимир Мединский. Сравнив подписанный тогда ещё скромным депутатом Госдумы от «Единой России» трактат «О русской угрозе и секретном плане Петра I» и не менее внушительный талмуд «Франция. Большой исторический путеводитель» некоего Аркадия Дельнова, я сразу заметил сходство отдельных фрагментов.

10.1.2020 Андрей Дмитриев
Петербург+Ленобласть. Беглов больше не пристает к детям и собачкам на улицах, анонсированные чистки и кадровые перестановки в целом обернулись пшиком, и сам он стал похож на вечно спящего Полтавченко. Более энергичный дядя Саша - Дрозденко - хочет баллотироваться в губернаторы 47-ого региона, но не факт, что имеет такое право по закону, а до кучи засветился с коллекцией роскошных часов.