АПН
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Суббота, 3 декабря 2022 » Расширенный поиск
ПУБЛИКАЦИИ » Версия для печати
Покушение, которого не было?
2008-06-06 Борис Вишневский
Покушение, которого не было?

Никоим образом не являюсь сторонником Владимира Квачкова, который вместе с еще двумя подсудимыми обвинялся в организации покушения на Анатолия Чубайса. Но оправдательный вердикт вызвал у меня, как сказали бы в старые времена, «чувство глубокого удовлетворения» - точно так же, как недавний вердикт по делу о «покушении на Валентину Матвиенко». Потому что точно так же, как «губернаторское», «чубайсовское» дело вполне очевидно было шито нитками сверкающей белизны.

Якобы «покушение» на Валентину Ивановну было провокацией (скорее всего спецслужб). Надо же убедить начальство в своей профпригодности, уверив, что ему, начальству, угрожает страшная опасность. И если бы не верные слуги… За сим обычно следует увеличение финансирования, награды, звания, должности, и так далее. Но – не сложилось: слишком «липовыми» оказались доказательства, и слишком явной – подделка. И точно так же «покушение» на Анатолия Борисовича, скорее всего, было неумело разыгранной инсценировкой. Кстати, четверо из двенадцати присяжных сочли недоказанным не только причастность обвиняемых к покушению, но и сам факт покушения. Остальные сочли, что покушение было – но обвиняемые ни при чем. А до того по требованию обвинения были распущены две коллегии присяжных – и каждый раз защита (как представляется, обоснованно) заявляла, что это делается, чтобы помешать присяжным оправдать подсудимых…

Напомним факты. Утром 17 марта 2005 года на дороге недалеко от подмосковного поселка Жаворонки, когда Чубайс ехал на работу, возле его бронированного BMW взорвалась бомба (кстати, а зачем Чубайсу броневик? Он же глава энергетической компании, а не шеф контрразведки), а затем кортеж был обстрелян из автоматов. Никто не пострадал – и об этом впоследствии говорили обвиняемые, уверяя, что такие профессионалы, как они, провели бы мероприятие гораздо более успешно. Резон в этом, прямо скажем, имеется.

Прямых доказательств причастности "группы Квачкова" к покушению следствию добыть не удалось. Не было найдено оружие, из которого стреляли по кортежу, в машине, на которой Квачков будто бы вывозил с места покушения свою вооруженную группу, экспертиза не нашла следов ни оружия, ни взрывчатки, а затем главный свидетель обвинения Игорь Корватко полностью отказался от данных следователям показаний и заявил, что они были получены под давлением. Да, собственно, что он такого «показал»? Что видел у Квачкова на даче аккумулятор, похожий на тот, который был применен в бомбе?

В марте 2006 года дело было передано в суд, при этом подозреваемых обвинили в "посягательстве на жизнь государственного или общественного деятеля"; "покушении на убийство двух и более лиц, совершенное общественно опасным способом группой лиц по предварительному сговору"; "незаконных операциях с оружием и взрывчаткой"; "умышленном повреждении имущества". Официальная версия мотива покушения, сформулированная затем следствием, такова: «преступление было совершено на почве экстремистских взглядов и неприязни к Чубайсу».

Хохот меня душит, что называется. Неприязнь к Анатолию Борисовичу – и это не оскорбление, а медицинский факт, который даже он сам не сможет отрицать, - испытывает немалая часть населения страны. Но вряд ли это является основанием для того, чтобы всех этих граждан подозревать в том, что у них имелись мотивы для покушения на олигарха (каковым Чубайс очевидно является). И несмотря на то, что Квачков, выступая на суде, клеймил Анатолия Борисовича, отказывая ему в праве называться государственным деятелем, и заявляя, что покуситься на такого – вовсе не преступление, все это никак не доказывает его причастность к покушению. Тем более, при таких ничтожных «доказательствах».

Реакция Анатолия Борисовича на вердикт присяжных весьма симптоматична. «У меня вина Квачкова, Яшина и Найденова не вызывает сомнений», «считаю, что это – ошибка, хотя такая ошибка – оправдание виновных, лучше, чем наказание невиновных», «уверен, что Квачков и те, кто его поддерживает, меня ненавидят и желают моей смерти», «знаю, что наряду с другими политиками, государственными и общественными деятелями, правозащитниками и журналистами, я включен в так называемые расстрельные списки "врагов народа", размещенные и в Интернете», - уверяет олигарх, уходящий с 1 июля со своего поста, и обещающий «два года отсыпаться».

Не нервничайте так, Анатолий Борисович. Другие, кто также включен в эти «расстрельные списки», и, в отличие от вас, не ездит на броневике с охраной, и чья безопасность обеспечена куда хуже, - дрожат куда меньше вас (да и «списки» эти принимать всерьез можно только при наличии большого воображения). И не надо думать, что кто-то всерьез «желал вашей смерти». Если кого-то посылают к черту, это еще не значит, что ему желают поскорее попасть в ад. Но суть не только в этом.

Полтора года назад в статье «Qui prodest?», опубликованной на сайте АПН-Северо-Запад, я анализировал высказывания Чубайса, который категорически отвергал тот факт, что «покушение на Гайдара» является «заговором кровавых путинских чекистов». Мол, «смертельная конструкция Политковская – Литвиненко – Гайдар была бы крайне привлекательна для сторонников неконституционных силовых вариантов смены власти в России». То есть, только враги президента Путина могли отравить Егора Гайдара.

«Вот только зачем? - спрашивал я у читателей. - Зачем убили Анну Политковскую – понятно. Зачем убили Александра Литвиненко – тоже понятно. А что такого знал Егор Тимурович Гайдар, и о чем мог бы при желании рассказать?». И отвечал: он знал, как проводилась приватизация, и кто и какими способами оказался владельцами некогда общенародной собственности. Он знал, как создавались миллиардные состояния, и как месторождения нефти и газа оказались в частных руках. Он знал, как организовывались залоговые аукционы, и как готовили девальвацию и дефолт 1998 года. Он знал, как и в какую «черную дыру» провалился транш МВФ в 4.8 миллиарда долларов, взятый перед объявлением дефолта… Ну и кому было выгодно, чтобы он не смог рассказать правду об этом? Березовскому – или тем, кто проводил приватизацию национальных богатств страны?».

Все то же самое применимо и к «покушению» на самого Анатолия Борисовича. Избавиться от него если и было бы кому-то выгодно, то вовсе не полковнику Квачкову, и не многим другим, которые, благодаря Чубайсу, до сих пор воспринимают слова «реформы» и «приватизация» как синонимы слов «нищета» и «воровство». А совсем другим людям, которые твердо знают, как много разного и интересного знает о них Чубайс.

Но зачем им организовывать покушение? Для этого у них есть прокуратура, Следственный комитет и суд. И прочие правоохранительные органы, которые выполнят любую команду. Так, что Анатолий Борисович не успеет и глазом моргнуть.

Кстати, захоти президент Путин (или президент Медведев) показать обществу пример реальной (а не карикатурной) борьбы с олигархами и коррупцией – и был бы тут же устроен показательный процесс над Чубайсом, который проходил бы при полном одобрении большинства граждан страны. На нем, возможно, мы бы узнали, наконец, ответы на перечисленные выше вопросы о 90-х годах. И очень трудно было бы выбрать такую коллегию присяжных, чтобы они признали Чубайса невиновным…

Борис ВИШНЕВСКИЙ, обозреватель «Новой газеты» -

специально для АПН-Северо-Запад

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Дело Квачкова
ПУБЛИКАЦИИ » Все публикации
1.12.2022 Сергей Лебедев
Эхо истории. При прочтении заголовка статьи возникает естественный вопрос – а зачем нам в какой-то там раз делить эту Польшу? Второй вопрос – с кем делить, ведь Австрия сейчас маленькая, размером с Ленинградскую область страна, которая ни на какое величие не претендует, а Германия уже настолько выродилась, что ей хамят даже украинцы.

1.12.2022 Анатолий Кантор
Дефективный менеджмент. Весьма сомнительный заполярный проект Кольской ветроэлектростанции, не достроив до конца, дочка «Сименса», стремительно убегая с российских просторов, бросила, при этом попутно «освоив» 23 миллиарда по сути связанных с бюджетом рублей, полученных ею за то, что не работает и работать вряд ли будет.

28.11.2022 Павел Ковригин
Щит Отечества. Отставной глава "Роскосмоса" и экс-вице-премьер Дмитрий Рогозин устроил фотосессию в Донбассе. Поневоле закрадывается мысль, что Дмитрий Олегович делает очередной гешефт, пиаря снаряжение стран НАТО и ЕС.

27.11.2022 Юрий Нерсесов
Путин и народ. Владимир Путин признал банкротство российской политики на Украине в 2014-2022 гг. На встрече с матерями воюющих там солдат он заявил, что присоединять Донбасс, следовало не сейчас, а гораздо раньше.

24.11.2022 Юрий Нерсесов
Акулы пера. Телеведущего Андрея Караулова объявили в розыск по обвинению в клевете на директора оборонной корпорации "Ростех" Сергея Чемезова. Поскольку у Андрея Викторовича обширные связи, ему позволили отъехать за границу.

23.11.2022 Вячеслав Всеволожский
Война и мир. Нас интересует сугубо материальный аспект темы – сколько в денежном выражении Украина получила на ведение войны против России от России же за период с 24.02.2022 г. по настоящее время?

16.11.2022 Алексей Рафалович
Дефективный менеджмент. Cитуация, когда в России существуют подобные структуры, пожирающие бюджет, а население страны («удавливаемое» налогами) собирает на тепловизоры и квадрокоптеры для СВО, является явным позорищем для Кремля и всей властной машины современной России.

4.11.2022 Эдуард Диа Диникин
Литература. - Это золото? – спросил Хлебников. - Да, конечно. - О, так тут череп у вас, - увидел Бурлюк. - Да. Это своего рода цонпантли - ацтекский символ из черепов принесенных в жертву пленников. Тут, если посмотреть внимательно, несколько черепов.

18.10.2022 Юрий Нерсесов
Их нравы. Сейчас и Баронова, и Кашин, и все прочие друзья за Украину. Издатели, боящиеся буквы Z, тоже за Украину, но все они всё равно родные. А прочие – злобная биомасса. Им нельзя свободно голосовать, зато можно умирать на фронте, и на промывании их мозгов удобно пилить казённые деньги.

10.10.2022 Юрий Нерсесов
Война и мир. Заменить фамилии да добавить про беспилотники и хоть сейчас в газету. Тогда же пьеса взорвалась как в штабах как сверхтяжёлая авиабомба. По воспоминаниям жены Корнейчука в ответ на возмущение военных генсек насмешливо бросил: «Воюйте лучше, тогда не будет таких пьес».