АПН
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Пятница, 28 января 2022 » Расширенный поиск
ПУБЛИКАЦИИ » Версия для печати
Мечеловеческая комедия. В защиту Владимира Путина.
2008-07-31 Станислав Белковский
Мечеловеческая комедия. В защиту Владимира Путина.
Так поступил бы каждый олигарх

Владимира Путина в эти последние дни сильно ругают за внезапное дело «Мечела». Пришло время его защитить.

Бизнес, пылающий огнем

Безусловно, те, кто ошибочно считал (а то и считает) Путина неким «национальным лидером» или даже премьер-министром РФ, могут сколько угодно предъявлять ему экзальтированные претензии. Действительно, для вождя-и-учителя «Мечел-шоу» выглядит как-то мелкотравчато, с одной стороны, и вызывающе ангажированно, - с другой.

Но Владимир Владимирович – никакой не вождь-и-учитель. Он, как и было сказано, бизнесмен – и по роду занятий, и по духу, и по образу болезненного мышления. У него нет лишнего времени, чтобы заморачиваться всякой ерундой типа национального возрождения или цивилизационных моделей. Он занимается только делом. Преимущественно, большим и хорошим.

Кстати сказать, премьер-министром России Путин так и не стал. Как мы и предупреждали. В старом, традиционном государственно--должностном понимании он – не премьер. А – генеральный менеджер нескольких крупных бизнес-программ в ранге председателя правительства. Всё выходящее за пределы этих программ его не слишком интересует, что и показали минувшие почти три месяца. В этом смысле у нас сегодня есть сразу несколько премьеров (от молодого Шувалова до опытного Зубкова), но ни один из них, к сожалению или к счастью, - не Путин.

Потому все разговоры о том, что Путин-де наехал на «Мечел», чтобы напомнить человечеству, кто на самом деле правит Россией, отправим сразу в романтический архив. Ничего такого номинальный глава правительства не имел в виду. Ни политики, ни тем паче государственной эстетики тут нет ни на цинковый грош. Только бизнес. В котором Путин знает свой весьма практический толк.

Решив грандиозно-частные нефтяные и газовые проблемы («Газпром», «Сургутнефтегаз», Gunvor и т.п.), генеральный менеджер своевременно обратил своё внимание на уголь. Действительно, пройти всей разверстой грудью мимо этого серафического дара подземных богов решительно невозможно. С весны 2007 года цены на коксующийся уголь выросли более чем в 3 раза. А вместе с ним стремительно подорожали и компании, пустынной волею судеб сидящие на пылающем сырье. Например, Evraz Group, 41% акций которой всемогущий Роман Абрамович купил в середине 2006 года за каких-то $4 млрд., в мае 2008-го стоила уже $40 млрд (!). А капитализация «Мечела», того самого милого «Мечела», за два полных истекших года выросла вчетверо (!). Конечно, благодаря конъюнктуре, т.е. тому самому фарту, без которого неосуществим большой русский бизнес. К тому же и спрос на уголь постоянно и долго растет: и внутри России (где нужно искать замену скудеющему газу, все более обреченно отправляемому на экспорт), и в благословенно-проклятой Европе, которую мы все-таки должны рано или поздно покорить всей нашей нечеловеческой энергетикой. Если вечный бизнесмен Путин должен предлагать Западу за свою полноправную легализацию некий ценный приз, то этим призом может быть только стратегическое сырье. И совсем не к.э.н. Игорь Зюзин создан для того, чтобы с Западом по этому поводу торговаться.

Ведь если кто-то пахал 8 лет, как раб на галерах, чтобы защитить олигархическую собственность и вообще крупный капитал от рыхлого малоправильного народа (надеюсь, миф о том, что Путин якобы разгромил ельцинских олигархов, уже умер своей естественной смертью), то разве не достоин он солидного места в угольном бизнесе? Достоин, еще как.

Теперь сугубо технологический вопрос: где взять этот бизнес? Таких эффективных собственников, как Роман Абрамович или Алишер Усманов, трогать, разумеется, нельзя. Потому что они близкие друзья и преданные партнеры. Значит, надо найти слабое звено в олигархической цепи: угольного магната, перед которым нет обязательств и которой не настолько силен, чтобы наотмашь защищаться. Другими словами, брать надо то и только то, что плохо (по крайне мере, недостаточно хорошо) лежит. И слабое звено было оперативно найдено: «Мечел». 20 июня сего года заместитель Путина по вопросам корпоративного строительства, вице-премьер Игорь С., не очень-то и желавший остаться неизвестным, дал понять владельцам «Мечела», что им воленс-ноленс придется расстаться с крупным пакетом своих акций.

Впрочем, есть мнение, что большим «Мечелом» дело не ограничится. Сигнал о том, что пора уходить на покой, в ближайшее время получат еще несколько угольщиков совсем помельче. Случайно сохранившихся в консервной тишине нулевых лет. Разумеется, только те, кому лично генеральный менеджер ничем таким не обязан. Свои моральные обязательства он блюдет в пространстве и времени – свято. За что и ценим теми, кто искренне ведает, как Путину тяжело.

По некоторым данным, предложение от 20 июня владельцы «Мечела» негромко, но дерзко отвергли. Вскоре началась вполне закономерная атака. В которой резкое падение акций «Мечела» - лишь средство подешевле скупить их некоторое количество, чтобы потом чувствовать себя еще уверенней в диалоге с Зюзиным и Ко.

Вправе ли российское бизнес-сообщество (условно назовем его так) осуждать коллегу Владимира Путина за то, что он таким способом пытается завладеть угольными активами? Нет, не вправе. Путин действует в полном соответствии с этикой системы. Все крупнейшие корпорации современной России – нефтяные ли, алюминиевые ли, банковско-страховые и прочие – формировались именно или примерно так. Сначала обнаруживали «слабые звенья» - бенефициаров первичной приватизации, которые были недостаточно сильны, чтобы удержать приватизированное. Потом им делались предложения, от которых трудно было отказаться. Тем, кто не понимал всей серьезности момента, показывали мохнатый государственный кулак. И побеждал тот, кто лучше и больше других умел использовать в своих частных интересах податливые рычаги государства. Например, Абрамович, Дерипаска, Фридман, Потанин, Усманов и далее насовсем.

По существу, весь крупный постсоветский бизнес построен исключительно на эксплуатации государственного механизма. Включая (и в первую очередь) аппарат легитимного насилия. Нефть, газ, никель, алюминий, станки, газеты, сода, сурьма, - это все вторично. Сегодня – одно приносит миллиарды, завтра – другое, не все ли равно! Первичным для этого универсального бизнеса был и остается негласно приватизированный или взятый в аренду административный ресурс. Некоторое количество кубометров дистиллированной власти.

И если у крупного РФ-капиталиста оказался в наличии пост председателя правительства – то грех им не воспользоваться. На месте Путина так поступил бы любой наш олигарх, всякий и каждый.

Своим критикам, оказавшись как-нибудь с ними за неземным пиршественным столом, Путин всегда мог бы укоризненно вымолвить:

А вы все, мои дорогие, поступали не так, когда вам было надо? Вы все покупали по полной рыночной стоимости, на прозрачных, как слезинка ребенка, аукционах? Вы не травили конкурентов слухами и пиаром? Не обваливали их акции? Не насылали ментов? Не угрожали? Не сажали? Не убивали, в конце концов? Значит, вам можно, а мне, впрягшемуся за вас и ваши дела до кровавого пота, нельзя?..

Нет, если ты, брат, конечно, Махатма Ганди, я всегда выслушаю твои ненасильственные упреки. И обниму, и скажу спасибо, что есть ты, не такой, как мы все, которому не нужны посюсторонние миллиарды, кто не собирается покупать за бешеное бабло пентхаус в Царстве Небесном. И, должно быть, получит туда пропуск бесплатно, за выслугу страдательных лет. Но если ты – такой же волчий бизнесмен, как и я, то какое же право ты имеешь мне указывать, что я как будто не прав? А если б премьером был этот мечельный Зюзин, пощадил бы он тех, кого ему суждено поглотить? То-то же. Скажите спасибо, что я слишком осторожен и честен, и не трогаю, если вдуматься, почти никого. Кроме тех, кто и так свернул бы себе шею и стал бы жертвой, не моей – так хищника куда злее и кровожадней. Dixi.

И потупили бы его банкетные гости свои разгоряченные взоры. Потому что с позиций системы, с пригорка царствующей морали Путина критиковать нельзя, ибо не за что.

Постоянное преимущество Владимира Путина состоит именно в том, что он - высокоморальный человек. Если понимать под моралью, согласно ее социологическому определению, совокупность принятых в данном социальном организме норм поведения. Путин никого не обманывает и не кидает. Он просто живет с волками и, следовательно, воет по-волчьи. А как же еще?

К тому же видеть в нападении на «Мечел» интересы только самого «премьера» (вкупе с нерасторжимым снарядоносцем Игорем Сечиным) было бы слишком легкомысленно. Совсем не случайно «Мечел-шоу» совпало по времени с активизацией мыслей вслух о создании Глобальной Горно-Металлургической Компании (ГГМК), русского аналога BHP Billiton или Rio Tinto, перед которым содрогнутся все проезжие народы и государства.

Идея Глобальной ГМК, должно быть, принадлежит известным предпринимателям Алишеру Усманову и Владимиру Потанину – партнерам (с весны 2008 года) по «Норильскому никелю». Согласно данным из самых открытых источников, создаваться мегакорпорация формально будет на базе ОАО «Норильский никель», а в состав ГГМК должны войти еще алюминиевые и – внимание! – угольные активы.

Алюминиевые активы, сообразно замыслу, должен передать в ГГМК «Русал» во главе с Олегом Дерипаской, которого Усманов-Потанин только что лишили надежд прорваться к управлению «Норильский никелем». Возможно, так и получится. Положение у Дерипаски сейчас сложное: в Америку его не пускают, в Лондоне бывший партнер Михаил Черной требует через суд $4 млрд., на IPO в такой нервозной обстановке не выйдешь, а если IPO «Русала» так и не случится до конца 2009 года, придется выкупать у партнера Виктора Вексельберга его долю в совместном холдинге. А для этого у Дерипаски нет свободных денег и т.п.

А угольные активы откуда возьмутся? Вы уже догадались, но не до конца. Нет, не совсем так. Не прямо из «Мечела». А из добрых рук еще одного партнера, без которого ГГМК не хочет и зарождаться. Владимира Путина.

Не просто так друг и конфидент Путина Владимир Стржалковский, ранее подвизавшийся в забавном, но сравнительно скромном по оборотам туристическом бизнесе, получил приглашение стать генеральным директором «Норникеля». И случилось это в самые резкие дни вспыхнувшего «Мечелгейта». На это нестранное совпадение пока не обратили должного внимания, и, кажется, напрасно. Генеральному менеджеру нужен в руководстве будущей ГГМК свой человек, который прочно созерцал бы весь слиятельно-поглотительный результат. И еще почти никто не заметил, что Стржалковский с некоторых пор - большой друг не только бизнесмена Путина, но и бизнесмена Усманова: с последним его объединяет, по меньшей мере, радостная страсть к спортивному фехтованию. Так что эти люди знают, как правильно уколоть и кого.

Реальными совладельцами ГГМК, наряду с Алишером Усмановым и Владимиром Потаниным, возможно, станут: Виктор Вексельберг (правильный, конструктивный, открытый миру акционер «Русала»); Олег Дерипаска (яростный и неконструктивный, гонимый в Лондоне и Вашингтоне акционер «Русала» - если метафизически доживет); Владимир Путин; Игорь Сечин; некоторые другие полуофициальные лица / части общего тела. Потом ГГМК (стоимостью под $200 млрд.) выйдет на IPO и случится самый успешный cash out («обналичивание властесобственности», реченное через меморандум Института национальной стратегии), на который только могли надеяться сокровенные герои нашей истории.

Разве ради этого грандиозного замысла Владимир Путин не вправе пожертвовать «Мечелом» и угольными персонажами помельче? Кто кинет в него камень?

Да, спросите вы, а как же там антимонопольные проверки Evraz Group? Там тоже грозит опасность? Да нет, не похоже. Абрамовича, пока жива система, никто не тронет, потому что он сам по себе есть основа основ системы. Evraz проверяют для отвода глаз, чтобы сказать потом: видите, тут у нас теперь все равны перед законом. А значит, «Мечел» - это совсем не новоявленный ЮКОС. Это - нечто иное.

Окончание следует

Материал АПН

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Путинославие
ПУБЛИКАЦИИ » Все публикации
25.1.2022 Юрий Нерсесов
Эхо истории. Погружаясь в историю, Мария Захарова путается в очевидных вопросах. Например, гордо заявляет: «Мы воевали много раз с немцами. Но каждый раз они на нас нападали. Мы воевали с французами, но это они на нас нападали. Когда мы были агрессором?»

20.1.2022 Дмитрий Костенко
Эхо истории. Проповедь пролетарского интернационализма, которую вели среди забастовщиков коммунисты и левые лейбористы, была понята своеобразно. Шахтёры выступали под лозунгом "Трудящиеся всего мира, боритесь за Белую Южную Африку!" Зато идею о том, что не стоит торговаться с англичанами за автономию, а надо создавать собственную республику Советов, была усвоена намного лучше.

19.1.2022 Сергей Лебедев
Общество зрелищ. В фильме «Не время умирать» Бонд сражается со злодеями, разумеется, русскими, с именами Люцифер Сафин и Валдо Обручев. Разумеется, есть здесь феминизм, экология, однополые браки и чернокожие положительные герои. Британского в фильме нет ничего. Все усреднённо западное.

7.1.2022 Юрий Нерсесов
Apocalypse now. На решение Путина-666 повлияли как украинский провал, так и записка, позаимствованная из аналитического центра запрещённой Национал-Большевистской партии. Разрешать партию и тем более делиться с ней славой собирателя русских земель он не собирался. Напротив, лучше задавить на корню, а тех кто посговорчивее перекупить, как этого лысого писателя с липучей фамилией... Но почему бы не использовать краденные наработки?

6.1.2022 Юрий Нерсесов
Рамзанизация. Лично мне происходящее напоминает события двухвековой давности в Польше, которую Александр I присоединил к России после участия польской армии в походе Наполеона на Москву. Император даровал полякам либеральную конституцию, о которой русские и мечтать не смели, позволил им иметь собственную армию, да ещё и демонстративно высказывал её офицерам своё благоволение, пренебрегая российскими.

22.12.2021 Алексей Рафалович
Дефективный менеджмент. Исходя из полученного «сертификата» выходит, что Ка-62 создавался исключительно для «покатушек» экипажа из двух человек? Сертификат-то выдали, но ограничение, по части использования этого вертолёта, делают его совершенно непригодным для решения заявленных задач – это ли не подтверждение тезиса о том, что программа Ка-62 была придумана исключительно для освоения российского бюджета?!

16.12.2021 От редакции
In memoriam. При жизни товарищ Ким Чен Ир для руководства на месте делами 1647 раз ездил на поезде, преодолевая путь общей протяженностью более 398 тыс. км. Для него вагон поезда сразу был движущимся рабочим кабинетом. И скончался в мчащемся поезде 17 декабря 2011 г. С тех пор прошло уже 10 лет.

16.12.2021 Алексей Рафалович
Деградация. Определенную славу Владимир Кехман приобрёл как руководитель сначала Михайловского театра в Санкт-Петербурге, театра оперы и балета в Новосибирске, а теперь и МХАТа имени Горького в Москве – и в каждом случае устраивал форменный разгром с радикальным уничтожением репертуара, скандальными увольнениями именитых актёров, режиссёров и мегаломанскими проектами по реконструкции и техническому оснащению зданий театров.

12.12.2021 Юрий Нерсесов
Властители дум. Интересно, попаду ли я под 282-ю, предложив государству прекратить финансировать фильмы Сокурова, которые проваливаются по причине отказа зрителей их смотреть? И если после призыва отделить Кавказ зовут поболтать с президентом, за что наказаны Заваркин, Кашапов, Крылов и Полюдова? За то, что любимый режиссёр царя-батюшки в феодальной табели о рангах не менее графа, а они жалкие плебеи?

8.12.2021 Борис Костин
Деградация. В одной из популярных советских песен поется: «Вместе весело шагать по просторам и, конечно, припевать лучше хором». Однако в идеологической борьбе, навязанной Западом России, деятельность чиновничьего «хора» Комитета Saint-P по молодежной политике звучит откровенным диссонансом и плохо сокрытым пособничеством бездарям и прохиндеям. Не пора ли положить этому the end?