АПН
Загрузка...
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Понедельник, 20 января 2020 » Расширенный поиск
ПУБЛИКАЦИИ » Версия для печати
Петербургское поле экспериментов
2007-01-29 Михаил Шевчук
Петербургское поле экспериментов

Либретто

На самом деле, досрочные выборы, насколько можно судить по внешним признакам, готовились едва ли не с самого начала работы пока еще действующего созыва. Вспомнить хоть длительную эпопею с изменением городского закона о выборах под новые федеральные стандарты. Те стандарты, принятые еще в 2003 году, предусматривали, что региональные парламенты должны избираться по партспискам не менее, чем наполовину. Хотя закон назначал конкретный срок, до которого регионы должны проделать у себя соответствующие изменения, депутаты тянули с этим как могли, и протянули лишних полтора года. Начисто игнорируя десятки писем и телефонных звонков из полпредства и прокуратуры. И выглядело это как полет камикадзе, почему, собственно, и стали поговаривать – мол, сознательно идут на роспуск (на основании невыполнений требований федерального законодательства). И надо сказать, дело действительно дошло до заявлений прокуратуры о намерении обжаловать бездействия ЗакСа в суде. Это первый шаг к роспуску. Но тут нужный закон все же приняли – поняли, что жареным пахнет по-настоящему, а еще ничего не готово.

Затем стали готовить почву, распуская слухи про то, что Дума может досрочно избраться. А с ней, соответственно, и ЗакС – мы, дескать, не виноваты, федеральный законодатель лукавит, а мы уж с ним пристяжными. Правда, ни один источник в Думе этого не подтверждал, а вот в городских коридорах власти к досрочным выборам уже готовились. Один за другим депутаты шептали своим помощникам – готовность номер один.

Время шло, и когда всем вокруг стало понятно, что никакая Дума досрочно избираться не собирается, маскироваться уже не было смысла. Сначала хотели самораспуститься. Но это было бы уж слишком цинично – сложить полномочия и тут же заново выставиться на выборы. Все-таки какая-то совесть у людей осталась. И единороссы обращаются в Уставный суд. Мол, у нас тут разночтения со сроками в Уставе вдруг увидели. Разночтения эти, вообще-то, существовали уже лет пять как, и неувязку можно было устранить и раньше в любой момент. Поэтому никто единороссам не поверил с их версией о «чисто юридико-технической» (это безобразную по звучанию формулировку ввели в обиход совсем недавно, но депутаты и чиновники с удовольствием подхватили словечко – оно как нельзя более годится для увиливания от лишних разъяснений) процедуре. Какая уж тут «юридико-техника», если за две недели до решения Уставного суда партии уже формируют предвыборные штабы и нанимают политтехнологов… Хотя «юридико-техника» – подходящее определение для подобных кунштюков. Действительно технично.

 

Первая часть Мариинского балета

Впрочем, на досрочных выборах явно настоял Кремль. Там уже тогда планировали обкатать на Петербурге новые модели – и самих выборов, и парламента с двумя «ногами» и несколькими «подпорками». Да и надо было посмотреть, как работает в настоящих полевых условиях новое законодательство о выборах.

Для чистоты научно-политического эксперимента опыт проводится в условиях, близким к экстремальным – так сказать, проверяют предельные нагрузки в центрифуге. Залог избирательный задрали до немыслимых высот, допустимый процент брака, наоборот, снизили до десяти процентов, к сему ужесточив и процедуры их сбора и проверки. Тем самым отбив охоту баллотироваться «у кого попало». Зажигательным кульбитом с досрочными выборами сжали сроки избирательной кампании вдвое против предыдущих. Их назначили всего за три месяца до самого дня голосования. Понятно, что в таких условиях собирать подписи сложно – горожане, в отличие от политиков, так быстро не соображают и с места в карьер включаться в выдвижение партий оказались не готовы.

Далеко не все партии рискнули вообще заявиться на выборы. Тем самым вполне добровольно и наглядно подтвердив идеи Кремля по сокращению количества партий в России. Спрашивается, зачем было и огород городить, возмущаясь ужесточением правил регистрации, если из 30 имеющихся в городе партийных отделений изъявили желание поучаствовать в кампании девять? А фактически восемь – не считать же за полноправного участника Концептуальную партию «Единение» (впрочем, не собрали ни подписей, ни денег для залога, да и шансов не имели никаких, да и партия-то сама уже регистрацию на федеральном уровне не прошла, так что и Бог с ними).

Избирательный процесс тонко подкрутили вручную – все функции и полномочия по контролю, какие можно было, передали в ведение глав районов, ненавязчиво отстранив от процесса муниципалов и избиркомы. Подрихтовали систему подсчета голосов – нашли в архивах такую, которая дает победителю лишний мандатик. Чуть не забыли впопыхах, но порог явки тоже отменили. И графу «против всех». Можно начинать.

 

Вторая часть Мариинского балета

В общем, шесть партий. Все свои, никого постороннего. Попробовали было рыпнуться СЕПР и «Народная воля». Их, впрочем, сами выборы интересовали мало – этим ребятам важно было побороться с «Патриотами России». Эти три партии собирались объединяться, вот и хотели доказать друг другу, на чьей базе это нужно сделать. Но, во-первых, нечего в рамках большого эксперимента пытаться устроить свой маленький, внося дисгармонию в продуманную симфонию. Во-вторых, по правде говоря, никто не поверил, что за две недели можно собрать 40 тысяч «чистых» подписей.

Так что главной интригой было участие «Яблока». С «Яблоком» все выглядело стройно – полуфинал составляют «Единая Россия» и «Справедливая Россия», в четвертьфиналах играют пары КПРФ – «Патриоты России» и «Яблоко» – СПС. Судит все матчи Кремль. Победители также выходят в полуфинал, который состоится в декабре на выборах в Думу. ЛДПР – запасной игрок. По идее, если Кремль хочет обкатать в Петербурге думскую модель, ему следовало бы «Яблоко» к выборам допустить, хотя бы для того, чтобы увидеть, на что эта партия способна в полевых условиях. Но, во-первых, заартачился Смольный, партию в ЗакСе видеть пожелавший только при таких условиях, на которые партия пойти не могла. Во-вторых, по слухам, лоббировать снятие яблочников в горзибиркоме усердно принялась «Справедливая Россия» (единороссов, напротив, весьма устраивал вариант, при котором яблочники отнимали бы голоса у эсеров). В итоге «Яблоко» не зарегистрировали. Как говорится, «не корысти ради, а только волею пославшей мя жены». Хотя не исключено, что в Москве, куда «яблочники» обратились за правдой, их просто восстановят на выборах чистоты эксперимента ради.

Посмотреть интересно на всех. Получит ли «Единая Россия» 50 процентов? Внутри партии, надо сказать, далеко не все в этом заинтересованы, как бы странно это не звучало. Единороссы вобрали в себя слишком много и слишком разных элит и кланов, чтобы все они играли в унисон, тем более в пиковый момент нагрузок. Так что разные команды, видимо, будут «топить» друг друга на выборах – Боливар не выдержит двоих. Что получится у «Справедливой России»? Что-то, конечно, получится, но вот сколько процентов они возьмут? Что они покажут арбитру? В этом футболе действуют правила фигурного катания, то есть побеждает не тот, кто наколотил больше голов, а тот, кто покажет наибольший артистизм. А фигуристы есть на обеих половинах поля.

Можете считать меня наивным, но я не думаю, что результат предопределен уже сейчас. В конце концов, если бы это было так, то «Яблоко» не стали бы снимать с выборов, а спокойно нарисовали бы 6 процентов без всякой нервотрепки. Ближе к голосованию, наверное, корректироваться дело будет – но все-таки после обязательной программы. По ее результатам шансы имеют все участники. А дальше начнется произвольная.

С точки зрения пессимиста, к сожалению, кроме спортивного, никакого другого интереса эти выборы не представляют. Принципиальность, с которой не допустили до них «Яблоко», говорит о том, что власти в первую очередь заботило создать конструкцию, при которой оппозиционный парламент будет невозможен. Результатом разборок «партий власти» стало то, что эта интрига похоронена, а никаких других нет. Все-таки осталась на выборах единственная партия, которая может считаться оппозиционной – КПРФ, но, скорее всего, по итогам произвольной программы они получат фракцию максимум из пяти человек. Их голос будет мало что значить, примерно как сейчас в Мосгордуме. В лучшем случае они будут играть ту роль, которую сейчас играют в ЗакСе трое яблочников.

«Единая Россия» потащит с собой ЛДПР и «патриотов». Ни нынешние жириновцы, ни депутаты фракции «Родина», которые вошли в «патриотов», никогда против Смольного не выступали. Втроем эти партии смогут создать искомое парламентское большинство.

Оснований для оптимизма практически нет. Да, например, в Туве «Справедливая Россия» вступила-таки в конфронтацию с губернатором. Да, недаром же Смольный так явно протекционирует единороссам и открыто высказывает неодобрение «Справедливой Россией», и недаром так явно единороссы с «патриотами» обрушиваются на Сергея Миронова. Это вроде бы дает пищу для размышлений на тему, насколько зависимой от Смольного окажется «Справедливая Россия», и насколько смелой она станет, допустим, через пару лет (или даже раньше). Если партия получит достойную фракцию и будет блокироваться по отдельным вопросам с КПРФ, то определенный противовес «Единой России» и ее союзникам все же получится. Смысл петербургского эксперимента – опробовать модель, при которой ни одна партия не имеет подавляющего большинства, а есть просто большинство, и есть блокирующееся меньшинство. И посмотреть, как региональные кланы будут себя вести в таких условиях.

Но надежд на то, что на базе «Справедливой России» возникнет реальная оппозиция власти, прямо скажем, нет. Эта партия – также часть системы и в любом случае борьба за власть будет протекать в рамках этой системы. Общий тренд встраивания всего в вертикаль власти очевидно, что сохранится и будет приведен в исполнение.

 

Михаил Шевчук, корреспондент ИД «КоммерсантЪ», специально для «АПН-Северо-запад»

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Правильные выборы
ПУБЛИКАЦИИ » Все публикации
20.1.2020 Сергей Лебедев
Эхо истории. Польша отмечала как праздник начало Второй мировой войны, но не отмечает юбилей освобождения свой столицы и не будет отмечать день Победы 9 мая. Недаром экс-кандидат в президенты от партии «Национальное движение» Мариан Ковальский сказал: «Этих торжеств вообще не должно быть. Полякам нечего праздновать. Польша проиграла Вторую мировую войну». Их право. Зато Россия не отмечает начало войн. Она отмечает их победное завершение.

18.1.2020 Андрей Дмитриев
Медведеведение. Вспомним, как скакнул вверх рейтинг Дмитрия Анатольевича после Пятидневной войны. Сейчас такого на горизонте не видно, да и, похоже, не рискует Кремль досаждать уважаемым западным партнёрам до такой степени, что даже народные республики Донбасса не признает. Но зато Медведев может дать приказ вдарить по очередным «бармалеям» хоть в Сирии, хоть в Ливии, хоть в ЦАР, и это будет воспринято на ура.

14.1.2020 Саид Гафуров
Интервью. США очень сильно облажались. Когда они узнали, что в результате удара погиб Сулеймани, то пришли в ужас, потому что ни в коем случае не хотели убивать политика такого уровня. Трамп почувствовал себя виноватым и в ходе шедших в закрытом режиме переговоров передал – «можете бомбить нашу базу, мы людей выведем, вам ничего не будет».

13.1.2020 Юрий Нерсесов
Эхо истории. Вы будете смеяться, но обнаружен очередной источник, откуда черпает информацию коллектив авторов, известный под псевдонимом Владимир Мединский. Сравнив подписанный тогда ещё скромным депутатом Госдумы от «Единой России» трактат «О русской угрозе и секретном плане Петра I» и не менее внушительный талмуд «Франция. Большой исторический путеводитель» некоего Аркадия Дельнова, я сразу заметил сходство отдельных фрагментов.

10.1.2020 Андрей Дмитриев
Петербург+Ленобласть. Беглов больше не пристает к детям и собачкам на улицах, анонсированные чистки и кадровые перестановки в целом обернулись пшиком, и сам он стал похож на вечно спящего Полтавченко. Более энергичный дядя Саша - Дрозденко - хочет баллотироваться в губернаторы 47-ого региона, но не факт, что имеет такое право по закону, а до кучи засветился с коллекцией роскошных часов.

7.1.2020 Владислав Шурыгин
Интервью. Были иллюзии, что можно договориться, сегодня ясно, что никто с нами договариваться не собирается. Ситуация 1935-36 годов перед Путиным стоит в полный рост. Он для себя мучительно ищет вопросы, кто же он в истории, и поэтому обращается к Сталину.

5.1.2020 Юрий Нерсесов
Общество зрелищ. Актёрам пофиг - вот они и отрабатывают номер без всякого энтузиазма. Трудно сделать красиво, когда на тебя напяливают офицерский мундир и требуют изображать хипстера, бегущего на митинг Навального под несуразные для XIX века мелодии «Наутилуса» и «Мумий Тролля».

29.12.2019 Михаил Трофименков
Интервью. В своих представлениях о соотношении кино и реальности Сталин был гениальным продюсером и, прежде всего, гениальным зрителем, смотревшим кино глазами «простого» советского человека – не идеального, а ещё не свободного от простых человеческих слабостей. Например, облизнуться на ножки Любови Орловой или во вторую годовщину Победы сходить не на военную монументалку, а на милую «Золушку».

26.12.2019 Юрий Нерсесов
Политический зоосад. Конечно, некоторая разница между шимпанзе Майком, моим приятелем и господином Мантуровым, имеется. Первые поднялись из низов – один, используя канистры, второй, поигрывая золотой цепью. У министра биография иная: он прошёл во власть как потомственный советский аристократ.

26.12.2019 Сергей Беляк
Интервью. Ленинград-Петербург никогда не был центром преступного мира страны. Оставьте эту сомнительную славу Москве или тому же Иркутску, где существовало в те годы гораздо больше различных преступных группировок и совершалось в разы больше тяжких преступлений, связанных с ними. А Питер можно было сравнить по этим показателям с Рязанью или Новосибирском.