АПН
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Воскресенье, 21 октября 2018 » Расширенный поиск
ПУБЛИКАЦИИ » Версия для печати
Северянин Обама
2009-02-02 Вадим Штепа
Северянин Обама

Избрание нового американского президента большинство российских блоггеров восприняло как резкий черно-белый контраст, разрушение привычной картины мира. По той же логике еще где-то в середине 1980-х, с восходом одного культового солиста, надо было считать, что ленинградский рок-клуб стал «корейским»…

Конечно, в политике расовые стереотипы устойчивее. В принципе озабоченность белых остроконечников и пляски черных тупоконечников понять можно – так воспитывали столетиями. Но в нашу постмодернистскую эпоху есть и политкорректные парадоксы – «белые за черных именно потому, что они черные». Вот, к примеру, левозащитник Белоцерковский демонстрирует на шахматном сайте ликующий расизм наизнанку:

«Победа Барака Обамы – это отныне центральное событие 21 века... Победа Обамы – сокрушительный удар по нацистам и расистам всех цветов, всех стран и народов. В «расистской стране» президентом избран чернокожий!»

Хотелось бы только предостеречь г-на Белоцерковского от того, чтобы он спешил брататься с такими громкими восторгами куда-нибудь в Гарлем или Южный Бронкс.

Мой друг Алексей Широпаев, напротив, преисполнился по этому поводу нехарактерных для него апокалипсических чувств и принялся оплакивать «белый Север». Здесь есть одна существенная путаница: в действительности речь идет не о Севере, который как глобальная цивилизация еще только появляется, но о «Смерти Запада», как пророчески назвал свою книгу Патрик Бьюкенен. Одним из свидетельств этой цивилизационной смерти и является его тотальное затопление миграционными потоками. Бьюкенен проводит природную аналогию:

«Подобно Миссисипи, неторопливой, долгой и дарующей жизнь, иммиграция во многом обогатила Америку, о чем не позволит забыть наша история. Но когда Миссисипи выходит из берегов, опустошение остается чудовищное…»

Однако недовольные этим потопом почему-то забывают, что они сами в свое время и привезли эту «Миссисипи» миграции в Америку, заставив ее орошать знойные плантации. И нынешний исторический результат выглядит столь же «неожиданным», как смена времен года…

Кстати, среди предков Барака Обамы по белой, материнской линии также были рабовладельцы. А вот по черной, отцовской он вовсе не принадлежит к потомкам завезенных в Америку рабов, чем весьма отличается от подавляющего большинства «афроамериканцев». Его отец – кенийский студент гавайского университета, что по тем временам было известной редкостью. Вообще, парадокс Обамы выходит далеко за пределы расистских схем, в том числе и «политкорректных» а-ля Белоцерковский, призывающих его уважать только за то, что он черный.

Обама в своей риторике никогда не опускается до сугубо расового деления, подобно черным политикам прежней эпохи – Мартину Лютеру Кингу, Джесси Джексону и т.д. Он рассуждает с позиций молодого поколения ВСЕХ американцев, чем изрядно их и очаровал. А вот его недалекие фанаты из числа черных расистов, вероятно, вскоре напротив будут разочарованы, ибо стоящие перед ним проблемы требуют решений, далеко превосходящих мышление на уровне цвета кожи. Кстати заметим, что напрасно его советники делают ему столь уж однозначный имидж рэпера: Обаму поддерживают довольно широкие и весьма различные круги американского «креативного класса». Но оказывается, даже среди политтехнологов еще не все вышли из интеллектуального гетто…

Главная линия фронта между идеями и ценностями современной Америки достаточно прояснилась в ходе избирательной кампании. Джон Маккейн, несмотря на регионалистские экивоки («хоккейная мамочка» с Аляски в роли вице, обещание передать больше законодательных полномочий в штаты и т.д.), основную ставку сделал на удержание глобальной силовой доминации США. В эпоху модерна, сопровождавшуюся конфликтом «Запад-Восток», такая стратегия была еще адекватна. Но с началом постмодерна возникает иная модель – «Север-Юг», где всякая империя является «южной», а сетевая структура – «северной».

Это чем-то напоминает известное в американской истории противостояние Севера и Юга. Впрочем, буквальных исторических подобий не бывает никогда. Но все же в ходе этой кампании консерватор Маккейн походил на президента «южан» Дэвиса, стремившегося сохранить прежние социальные порядки, да и конфедерация при нем становилась все более лишь номинальной. Тогда как Обама неоднократно напрямую взывал к прогрессистскому опыту Линкольна, не обращая внимания на то, что тот был первым президентом именно от Республиканской партии. Да и сам Обама, став президентом, пригласил в свою администрацию немало республиканцев. Север – пространство парадоксов…

В условиях, когда глобализация стирает условную границу между Западом и Востоком, в мире постепенно возникает иная ось координат – Север-Юг. Однако зачастую она имеет не буквально-географический, но символический характер (такой же, впрочем, как и имела пара Запад-Восток: на Земле нет «западного» или «восточного» полюсов). Север в этом контексте выступает как полюс открытия, творчества и качества, тогда как Юг – границы, традиции и количества. На компьютерном сленге это можно выразить как разницу между изобретателями софта и сборщиками харда. С этой точки зрения австралийские и новозеландские программисты парадоксальным образом выглядят «северянами» относительно, к примеру, Малайзии, где умеют лишь хорошо собирать сложную технику.

Юлиус Эвола проводил антропологическое различие между расами Солнца и Луны: первые живут собственным светом, вторые – отраженным. Случайно ли на предвыборной эмблеме Обамы изображено восходящее Солнце?

«Лунная» природа символических «южан» обычно выражается в консервативной религиозности. В современном мире она часто ассоциируется с исламским фундаментализмом. Однако и доминирующие настроения в России, где главной новостью месяца изображалось избрание руководителя одной из религиозных организаций, стало достаточным свидетельством, что эта страна также пока является частью Глобального Юга.

В своей книге «Дерзость надежды. Мысли о возрождении американской мечты» Обама ищет концептуальные основания своего стремления к «переменам» в ранних США у Вашингтона, Джефферсона, Франклина, других «отцов-основателей». Это воля к открытиям, гражданское самоуправление, вкус к технологической новизне. Вот и сегодня он намерен существенно снизить налоги для активных самостоятельных граждан, развивать альтернативную энергетику, чтобы выйти из-под диктата нефтяных империй, а также поднять на новый уровень инфраструктуру федеральных и глобальных коммуникаций. Последнее весьма напоминает политику Рузвельта, которому удалось проложить «новый курс» из «великой депрессии» во многом за счет грандиозного дорожного строительства.

Так что вряд ли здесь можно видеть какую-то специфическую «обамаманию». Скорее это общий тренд для всех задумывающихся о выходе из нового кризиса. И «обамамания» стала лишь его актуальным медиа-символом. Хотя, конечно, масштаб возникновения цивилизации Глобального Севера заведомо превосходит какую-то одну страну, пусть даже и «самую главную» на текущий момент.

Перспектива Северной цивилизации ведет к тому, что национальные государства уступают место динамичным глобально-региональным моделям. ЕС, АТЭС – это только «первые ласточки». Они по определению мультикультурны, что часто вызывает опасения у культур, привыкших воспринимать себя «главными». Однако северный мультикультурализм не означает какого-то самоценного «всесмешения»: он открыт для всех и вполне позволяет каждой культуре быть самой собой, находя свою новую роль в равноправном контексте. Говоря символически, каждая мировая культура – это один из «меридианов», но не всеобщий «полюс».

Конечно, самым наглядным символом возникновения Глобального Севера станет строительство Берингова моста, которое мы продолжаем считать мегапроектом XXI века. Однако Россия, все еще зачарованная своим изоляционистски-монархическим прошлым, пока только отдаляется от этого проекта. Да и в целом, белая раса сегодня более озабочена сохранением статус-кво, а не историческими инновациями, что всегда и было отличием северян. Но этот мост все равно будет построен – этого потребует радикально возросшая интенсивность глобальных культурно-экономических взаимодействий. И если с одной стороны его проложит Обама, а с другой китайцы (в фильме канала Discovery показаны их инженеры, думающие над этой задачей), значит, именно они и станут «гиперборейцами новой эпохи», а «бледнолицые» охранители уйдут в прошлое…

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Ориентация - Север
ПУБЛИКАЦИИ » Все публикации
15.10.2018 Михаил Трофименков
Общество зрелищ. Фашистские партии плодились, как компартии в начале 1920-х. В 1930-ом они оформились в Дании, Португалии, Швейцарии, Бельгии, Ирландии, Румынии. В 1931-ом – в Бретани («Бретань для бретонцев!»), Нидерландах, Великобритании, Аргентине, Австралии, Перу... Активисты еврейской фашистской партии «Брит Ха Бирионим» (1929) убили умеренного сиониста Арлозорова, тренировались на базе итальянских ВМС и воевали в Эфиопии.

14.10.2018 Юрий Нерсесов
Властители дум. Изучив интервью и книги отмечающего сегодня 80-летие советского детского классика Владислава Крапивина, замечаешь забавнейшие историко-политические кульбиты. Не менее причудливые, чем у младшего тёзки – помощника президента России, поэта и автора романа «Околоноля» Владислава Суркова.

6.10.2018 Михаил Трофименков
Общество зрелищ. Трагедия десятилетия - в отсутствии выбора. Призывать чуму на оба дома – ведь и там, и там расстреливают, как лес вырубают - означает занять сторону чумы. Фашизм – абсолютное зло. Что ж, значит: Сталин - «не человек - деянье, поступок ростом с шар земной» (Пастернак) - обречен на роль абсолютного добра. Несмотря ни на что.

24.9.2018 Юрий Нерсесов
Война и мир. Режим Владимира Путина до недавнего времени выглядел одноглавым. Однако после уничтожения российского самолёта радиолокационной разведки Ил-20 в Сирии у него словно отросли дополнительные бошки. Кажется, столь упрямые и тупые, что грызутся не только с друг с другом, но и сами с собой.

17.9.2018 Николай Коняев
In memoriam. Немного не дожив до 70-летия, скончался председатель Православного общества писателей Петрбурга Николай Коняев. Редакция «АПН Северо-Запад» приносит свои соболезнования друзьям и близким Николая Михайловича и в этот печальный день вновь публикует те мысли, которыми он делился с нами.

11.9.2018 Юрий Нерсесов
Гримасы либерализма. Директор Института национальной памяти Украины Владимир Вятрович объявил Пушкина и Булгакова опасными щупальцами русского мира. Могли ли российские либералы не поддержать киевских побратимов? Конечно, нет! И в Москве знамя Вятровича подхватил фантаст Леонид Каганов.

10.9.2018 Андрей Балканский
Эхо истории. 9 сентября 1948 года на первой сессии ВНС было провозглашено создание Корейской Народно-Демократической Республики. Название страны было предложено представителями советской военной администрации, автором гимна и герба республики стал Ким Ду Бон. Он же был избран председателем Верховного Народного Собрания. Главой кабинета министров КНДР стал Ким Ир Сен.

4.9.2018 Сергей Аксенов
Русская весна. «Сергей, эти умники украли у нас победу! - Написал мне как-то мой товарищ Олег Шаргунов. - Где, бл..дь, все они были: поклонские, аксеновы?» Затем следовали другие злые ругательства. Уральский парень Олег выражался брутально. «Есть такое. Поэтому и надо фиксировать историю», - ответил я тогда.

1.9.2018 Либор Дворжак
Интервью. Не зря же нас называют «нацией Швейков». Чехи действительно, в отличие от венгров и поляков, склонны приспосабливаться. Может, со стороны такое поведение смотрится не слишком героически, но оно помогло нам пережить катаклизмы последнего века с куда меньшими потерями, чем у соседей.

30.8.2018 Борис Костин
Эхо истории. Командующий ВДВ сдерживал себя с трудом. Его солдат на улицах чешских городов поносили на чем свет стоит, разъяренные толпы лезли на десантников с кулаками, забрасывали их камнями, стреляли исподтишка. Захваченные радиостанции, вещавшие на частотах советских войск, исчислялись десятками. Гвардейцы же в ответ только крепче стискивали зубы.