АПН
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Пятница, 22 февраля 2019 » Расширенный поиск
ПУБЛИКАЦИИ » Версия для печати
Северянин Обама
2009-02-02 Вадим Штепа
Северянин Обама

Избрание нового американского президента большинство российских блоггеров восприняло как резкий черно-белый контраст, разрушение привычной картины мира. По той же логике еще где-то в середине 1980-х, с восходом одного культового солиста, надо было считать, что ленинградский рок-клуб стал «корейским»…

Конечно, в политике расовые стереотипы устойчивее. В принципе озабоченность белых остроконечников и пляски черных тупоконечников понять можно – так воспитывали столетиями. Но в нашу постмодернистскую эпоху есть и политкорректные парадоксы – «белые за черных именно потому, что они черные». Вот, к примеру, левозащитник Белоцерковский демонстрирует на шахматном сайте ликующий расизм наизнанку:

«Победа Барака Обамы – это отныне центральное событие 21 века... Победа Обамы – сокрушительный удар по нацистам и расистам всех цветов, всех стран и народов. В «расистской стране» президентом избран чернокожий!»

Хотелось бы только предостеречь г-на Белоцерковского от того, чтобы он спешил брататься с такими громкими восторгами куда-нибудь в Гарлем или Южный Бронкс.

Мой друг Алексей Широпаев, напротив, преисполнился по этому поводу нехарактерных для него апокалипсических чувств и принялся оплакивать «белый Север». Здесь есть одна существенная путаница: в действительности речь идет не о Севере, который как глобальная цивилизация еще только появляется, но о «Смерти Запада», как пророчески назвал свою книгу Патрик Бьюкенен. Одним из свидетельств этой цивилизационной смерти и является его тотальное затопление миграционными потоками. Бьюкенен проводит природную аналогию:

«Подобно Миссисипи, неторопливой, долгой и дарующей жизнь, иммиграция во многом обогатила Америку, о чем не позволит забыть наша история. Но когда Миссисипи выходит из берегов, опустошение остается чудовищное…»

Однако недовольные этим потопом почему-то забывают, что они сами в свое время и привезли эту «Миссисипи» миграции в Америку, заставив ее орошать знойные плантации. И нынешний исторический результат выглядит столь же «неожиданным», как смена времен года…

Кстати, среди предков Барака Обамы по белой, материнской линии также были рабовладельцы. А вот по черной, отцовской он вовсе не принадлежит к потомкам завезенных в Америку рабов, чем весьма отличается от подавляющего большинства «афроамериканцев». Его отец – кенийский студент гавайского университета, что по тем временам было известной редкостью. Вообще, парадокс Обамы выходит далеко за пределы расистских схем, в том числе и «политкорректных» а-ля Белоцерковский, призывающих его уважать только за то, что он черный.

Обама в своей риторике никогда не опускается до сугубо расового деления, подобно черным политикам прежней эпохи – Мартину Лютеру Кингу, Джесси Джексону и т.д. Он рассуждает с позиций молодого поколения ВСЕХ американцев, чем изрядно их и очаровал. А вот его недалекие фанаты из числа черных расистов, вероятно, вскоре напротив будут разочарованы, ибо стоящие перед ним проблемы требуют решений, далеко превосходящих мышление на уровне цвета кожи. Кстати заметим, что напрасно его советники делают ему столь уж однозначный имидж рэпера: Обаму поддерживают довольно широкие и весьма различные круги американского «креативного класса». Но оказывается, даже среди политтехнологов еще не все вышли из интеллектуального гетто…

Главная линия фронта между идеями и ценностями современной Америки достаточно прояснилась в ходе избирательной кампании. Джон Маккейн, несмотря на регионалистские экивоки («хоккейная мамочка» с Аляски в роли вице, обещание передать больше законодательных полномочий в штаты и т.д.), основную ставку сделал на удержание глобальной силовой доминации США. В эпоху модерна, сопровождавшуюся конфликтом «Запад-Восток», такая стратегия была еще адекватна. Но с началом постмодерна возникает иная модель – «Север-Юг», где всякая империя является «южной», а сетевая структура – «северной».

Это чем-то напоминает известное в американской истории противостояние Севера и Юга. Впрочем, буквальных исторических подобий не бывает никогда. Но все же в ходе этой кампании консерватор Маккейн походил на президента «южан» Дэвиса, стремившегося сохранить прежние социальные порядки, да и конфедерация при нем становилась все более лишь номинальной. Тогда как Обама неоднократно напрямую взывал к прогрессистскому опыту Линкольна, не обращая внимания на то, что тот был первым президентом именно от Республиканской партии. Да и сам Обама, став президентом, пригласил в свою администрацию немало республиканцев. Север – пространство парадоксов…

В условиях, когда глобализация стирает условную границу между Западом и Востоком, в мире постепенно возникает иная ось координат – Север-Юг. Однако зачастую она имеет не буквально-географический, но символический характер (такой же, впрочем, как и имела пара Запад-Восток: на Земле нет «западного» или «восточного» полюсов). Север в этом контексте выступает как полюс открытия, творчества и качества, тогда как Юг – границы, традиции и количества. На компьютерном сленге это можно выразить как разницу между изобретателями софта и сборщиками харда. С этой точки зрения австралийские и новозеландские программисты парадоксальным образом выглядят «северянами» относительно, к примеру, Малайзии, где умеют лишь хорошо собирать сложную технику.

Юлиус Эвола проводил антропологическое различие между расами Солнца и Луны: первые живут собственным светом, вторые – отраженным. Случайно ли на предвыборной эмблеме Обамы изображено восходящее Солнце?

«Лунная» природа символических «южан» обычно выражается в консервативной религиозности. В современном мире она часто ассоциируется с исламским фундаментализмом. Однако и доминирующие настроения в России, где главной новостью месяца изображалось избрание руководителя одной из религиозных организаций, стало достаточным свидетельством, что эта страна также пока является частью Глобального Юга.

В своей книге «Дерзость надежды. Мысли о возрождении американской мечты» Обама ищет концептуальные основания своего стремления к «переменам» в ранних США у Вашингтона, Джефферсона, Франклина, других «отцов-основателей». Это воля к открытиям, гражданское самоуправление, вкус к технологической новизне. Вот и сегодня он намерен существенно снизить налоги для активных самостоятельных граждан, развивать альтернативную энергетику, чтобы выйти из-под диктата нефтяных империй, а также поднять на новый уровень инфраструктуру федеральных и глобальных коммуникаций. Последнее весьма напоминает политику Рузвельта, которому удалось проложить «новый курс» из «великой депрессии» во многом за счет грандиозного дорожного строительства.

Так что вряд ли здесь можно видеть какую-то специфическую «обамаманию». Скорее это общий тренд для всех задумывающихся о выходе из нового кризиса. И «обамамания» стала лишь его актуальным медиа-символом. Хотя, конечно, масштаб возникновения цивилизации Глобального Севера заведомо превосходит какую-то одну страну, пусть даже и «самую главную» на текущий момент.

Перспектива Северной цивилизации ведет к тому, что национальные государства уступают место динамичным глобально-региональным моделям. ЕС, АТЭС – это только «первые ласточки». Они по определению мультикультурны, что часто вызывает опасения у культур, привыкших воспринимать себя «главными». Однако северный мультикультурализм не означает какого-то самоценного «всесмешения»: он открыт для всех и вполне позволяет каждой культуре быть самой собой, находя свою новую роль в равноправном контексте. Говоря символически, каждая мировая культура – это один из «меридианов», но не всеобщий «полюс».

Конечно, самым наглядным символом возникновения Глобального Севера станет строительство Берингова моста, которое мы продолжаем считать мегапроектом XXI века. Однако Россия, все еще зачарованная своим изоляционистски-монархическим прошлым, пока только отдаляется от этого проекта. Да и в целом, белая раса сегодня более озабочена сохранением статус-кво, а не историческими инновациями, что всегда и было отличием северян. Но этот мост все равно будет построен – этого потребует радикально возросшая интенсивность глобальных культурно-экономических взаимодействий. И если с одной стороны его проложит Обама, а с другой китайцы (в фильме канала Discovery показаны их инженеры, думающие над этой задачей), значит, именно они и станут «гиперборейцами новой эпохи», а «бледнолицые» охранители уйдут в прошлое…

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Ориентация - Север
ПУБЛИКАЦИИ » Все публикации
19.2.2019 Александр Сивов
Сопротивление. Толпа регулярно скандировала частушки с упоминанием слова «Беналла». Злые языки в СМИ намекают, что Александр Беналла – любовник президента Эммануэля Макрона. Сегодня он компрометирует его не меньше, чем когда-то Распутин компрометировал последнего русского царя...

4.2.2019 Александр Сивов
Сопротивление. То, что творилось в Париже в эту субботу, 2 февраля, на так называемом «Акт 12» (двенадцатая суббота протестов), - беспрецедентно. И это при том, что последние три субботы протестных акций происходили относительно спокойно по сравнению со столкновениями 5 января. Но всё по порядку.

24.1.2019 Андрей Дмитриев
Эхо истории. 75-летие полного снятия блокады – хороший повод вспомнить о тех, кто руководил в те годы жизнью города и его обороной. Речь пойдёт об одном из ближайших соратников главы Ленинграда Андрея Жданова – втором секретаре обкома партии, генерале Терентии Штыкове. Личность весьма примечательная, оставившая немалый след не только в отечественной, но и в мировой истории.

23.1.2019 Владислав Шурыгин
Социал-дарвинизм. Всячески поддерживая и одобряя (а как иначе!?) всё задумки «ОнВамнеДимона», я предлагаю назвать этот год работы в правительстве, годом Спасения и Сохранения электроэнергии (сокращённо СС). Медведеву присвоить звание почётного рейхсфюрера СС. А к названию страны Российская Федерация, если всё у них получится, добавить гордое Konzentrationslager…

21.1.2019 Юрий Нерсесов
Властители дум. С точки зрения левых тараканов Сёмина, Фридрих Энгельс на вопрос «Наш ли Шлезвиг-Гольштейн?» должен был ответить «Наш ли Крупп?», а затем разоблачить захватническую позицию прусского империализма. Он его и разоблачал, но строго по делу.

13.1.2019 Юрий Нерсесов
Властители дум. Быков-Зильбертруд, Дымарский и Венедиктов имеют полное право сожалеть о Гитлере-освободителе. Не понятно только, с какого перепугу их оплачивает владелец «Эха Москвы» «Газпром». Не потому ли, что многие столпы этого государства сами испытывают слабость к фюреру и его приспешникам? Или, по крайней мере, считают их более позитивными историческими фигурами, чем советские лидеры.

6.1.2019 Александр Сивов
Протест. Ну и вишенка на торте: жёлтые жилеты взломали, с использованием автопогрузчика, дверь государственного секретариата, управляемого Бенжамином Гриво, и проникли внутрь двора секретариата «с целью повреждения автотранспорта». Нападавшие успешно отступили без задержания, кто они – неизвестно, лица их были прикрыты респираторами и шапочками.

28.12.2018 Сергей Лебедев
Эхо истории. Одна из самых кровавых войн XX столетия - Алжирская 1954-62 годов - строго говоря, была не колониальной, а гражданской, поскольку Алжир юридически не был колонией, а считался тремя департаментами Франции. Не случайно тогда французы говорили: «Как Сена пересекает Париж, так Средиземное море пересекает Францию».

23.12.2018 Александр Сивов
Протест. По поводу Макрона жилеты уже говорят не об отставке, а о тюрьме. В Интернете по поводу и без повода везде появляются изображения гильотины. Ситуация в стране сравнивается с 1934 годом (попытка правого путча) и 1958 годом (фактически военный переворот, приведший к власти де Голля на фоне неудачной войной в Алжире).

18.12.2018 Михаил Трофименков
Общество зрелищ. Кто-кто, а Сталин не смешон. Проблема «Смерти Сталина» в том, что её герой не Сталин, а его смерть. Физиология смерти не может быть аргументом в политическом споре. Это табу нарушал Сокуров в «Тельце». Но это табу, как инцест или педофилия. Если против Сталина нет аргументов, кроме его предсмертных мучений, авторы фильма расписались в собственном бессилии.