АПН
Загрузка...
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Четверг, 23 января 2020 » Расширенный поиск
ПУБЛИКАЦИИ » Версия для печати
Садисты и антипрогибиционисты
2009-02-04 Александр Карев
Садисты и антипрогибиционисты

В этом году впервые в истории Всемирной Организации Здравоохранения ООН на высшем международном уровне будет поставлен вопрос о возможной легализации марихуаны. Для этого престижный английский фонд Беркли специально подготовил отчёт о ситуации употребления этого наркотика в мире, который содержит также рекомендации комиссии по вопросу легализации марихуаны.

Оказывается в настоящее время почти 4% мирового населения старше 15 лет постоянно курят марихуану, в то время как другие наркотические вещества постоянно употребляют лишь 1% мирового населения.

В западных странах, например, в США, где 40% населения признались, что хотя бы раз курили марихуану, употребление этой травы наиболее распространено. Даже бывший президент Бил Клинтон сознался, что «курил, но не затягивался». Подобное признание слышали от вице-премьера Австралии Джулии Гийард, когда она сказала, что, будучи ещё студенткой, с друзьями пробовала курить марихуану.

Фактические доводы Фонда обращают внимание на то, что за последние несколько лет содержание дельта-9-тетрагидроканнабинола (главного действующего компонента марихуаны) в доступных на рынке наркотиках стало гораздо больше. Вследствие чего у постоянных потребителей данного наркотического средства стала возникать психологическая зависимость, а так же участились случаи психозов. Но следует отметить, что на данный момент зарегистрировано лишь два случая с летальным исходом, связанных с передозировкой марихуаны. Это очень маленький показатель, на фоне статистики смертей от алкоголя и курения, где ежедневно гибнет 7,5 миллионов человек.

Специалисты фонда считают единственным верным решением отказ от законодательных запретов на коноплю. Они считают, что наркотик выгоднее продавать легально. Ведь содержание активных веществ в нём надо держать под контролем во избежание возникновения психозов у покупателей, кроме того, легализация поможет ограничить возраст потребителей.

Вероятность принятия предложений фонда Беркли на заседании комиссии невелика, но организаторы фонда считают маленькой победой уже то, что легализация будет рассмотрена на таком высоком уровне.

Уже несколько десятков лет многочисленные организации по всему миру выступают за изменение самой концепции наркополитики в мире. Легализовать марихуану и другие наркотические вещества призывают, например, активисты Транснациональной Радикальной партии. Они называют себя – «антипрогибиционистами» - противниками запрета.

Действительно, развитие технологий получения новых лекарственных веществ, сопряженное с бурным ростом интернета, свидетельствует о том, что в самое ближайшее время любой гражданин любой страны будет способен получать в домашних условиях вещества, которые смогут не только изменять его сознание, но и приводить к совершенно неожиданным изменениям в его поведении. А, соответственно, изменять его роль, как гражданина, в обществе, что становится одной из самых главных проблем для государства. Это вопрос мировой безопасности, определения новой концепции существования государств, которые теряют с каждым днем свои суверенитеты и свой юридический статус. Достаточно представить, как воспринимает человек, который употребил ЛСД или МДМА, речь президента России Дмитрия Медведева.

В Комитете по контролю за наркотическими веществами ООН, начиная с 70-ых годов прошлого века, ученые сообщали о создании каждый год 20 000 новых наркотических анальгетиков. Ученых можно понять. Они пытались создать новый анальгетик, который бы отличался от героина или морфина способностью не вызывать такую же психическую и физическую зависимость, какой обладают героин и морфин. Дело доходило до абсурда. В 80-х годах прошлого века английские ученые создали вещество с морфиноподобными молекулами, активированными радиоактивными изотопами, так называемое «соединение Беркли», одна инъекция которого действовала в течение пяти лет. Эти исследования в дальнейшем были засекречены.

Вопрос о легализации наркотиков (можно пока не говорить о том, каких именно – марихуаны, ЛСД, героина, морфина, фенамина и т.д.) имеет, как показала история человечества, три аспекта. Философский, политический и технический.

Философский аспект. Государство разрешает употребление алкоголя и табака? Разрешает. Государство разрешает употребление наркотиков? Нет. Сколько погибает от алкоголя и табака в мире в год? 7,5 миллионов человек. А сколько от употребления марихуаны? Почти никто... Что касается «тяжелых» наркотиков, то доходит до того, что дети, которые умирают от рака, например, в Петербурге, не имеют возможности получить ту жалкую дозу морфина, которая им положена. Их родители вынуждены бегать по инстанциям со справками, с рецептами по поликлиникам, аптекам и кабинетам чиновников с мольбой выписать лекарство. Замечательная гуманная наркополитика России! Спросите у матерей, как они ее оценивают, и почему пытаются найти дилеров, которые продают героин у станций метро.

Кстати сказать, глава ФСКН Виктор Иванов недавно заявил о том, что в мегаполисах простой гражданин может в течение 3-4 часов найти нужную ему дозу героина. А как наши замечательные врачи относятся к тем молодым людям, которые вынуждены употреблять заменители героина, приводящие к многочисленным смертельным случаям? К ампутациям рук и ног наркоманов, которые из-за отсутствия денег на героин, делают себе инъекции именно этими препаратами? Да все вы сами прекрасно знаете…

Политический аспект. Не для кого не секрет, что Афганистан сегодня является крупнейшим производителем героина. Я не буду касаться вопроса, почему американские солдаты на сегодня не предприняли попытку уничтожить все поля опиумного мака в этой стране, как не буду обсуждать десятилетиями ведущиеся дебаты в ООН о том, чем можно заменить этот мак, чтобы афганцы не умерли с голоду.

Вопрос можно поставить иначе: почему мировое сообщество, такое могущественное и великое, до сих пор не может отдать себе отчета в том, что все миллионы, миллиарды долларов, которые афганские наркобароны получают за свои тонны героина, направляются на борьбу исламских фундаменталистов с Израилем, Европой и США? Как известно, изымается из общего оборота максимум 10% наркотиков. Остальное количество поступает к потребителю. Получается, что какой-нибудь Ваня в Петербурге, который платит за чек героина 200 рублей, отдает, как минимум, половину этой суммы террористам.

Как можно этот вопрос решать? С одной стороны можно и дальше продолжать решать его такими же способами, как прежде, т.е. создавать и финансировать коррумпированные антинаркотические спецслужбы, сажать потребителей в тюрьму (а их – миллионы), а наркоторговцев, как в Иране, закидывать камнями. На этом фоне прекрасно себя будут чувствовать и наркополицейские, и наркомафия, и террористы, и чиновники в ООН и в других организациях, которые активно делают вид, что борются с распространением наркотиков.

Есть и другой путь, о котором говорят антипрогибиционисты. Если наркоманы будут по рецепту врача получать необходимый наркотик в аптеке, чистый и дешевый, то они уже не будут обращаться к наркодиллерам, и, таким образом, прекратиться финансирование наркомафии, террористов, а также, улучшится криминогенная ситуация в целом. Наркоману не надо будет с ножом отнимать мобильные телефоны у подростков для того, чтобы, продав этот телефон, заработать на очередную дозу. Могут ли пойти политики на такой шаг? Могут. И вполне успешно. Метадоновая программа в Нидерландах и в Германии, а также в других странах, является явным подтверждением того, что гуманизация наркополитики сегодня – единственный выход из катастрофического положения, в котором оказался мир, и Россия, в частности.

Технический аспект. Самым сложным для государства, решившего осуществлять антипрогибиционистскую политику, является технический вопрос. Как ее осуществлять? Можно ли легализовать только марихуану? Или и морфин или героин? Как быть со стимуляторами? Как быть с психоделиками, типа ЛСД или МДМА? Кого можно считать наркоманом, а, значит, кто будет иметь право на получение рецепта на наркотик? Как создать действенную службу контроля за аптеками, в которых можно по легальному рецепту будет получить наркотик? Как надо контролировать употребление выданного наркотика для того, чтобы легальный наркоман, получив наркотик, не пошел бы его продавать «налево»? Вопросов таких очень много. И здесь, как представляется, необходимо использовать опыт метадоновой программы, действующей в ряде европейских стран. Именно об этом сегодня должны спорить специалисты – наркологи, наркополицейские, политики и депутаты.

А какие споры, точнее монологи мы слышим в России сегодня?

Недавно в Балтийском Информационном агентстве обсуждали инициативу британского фонда «Беркли» и заместитель начальника управления ФСКН по Северо-западному федеральному округу Игорь Лосев заявил, что «легализация марихуаны в России станет первым шагом в пропасть. Ситуация будет, как с пивом: несколько лет назад началась его массовая реклама, а сейчас Россия уже впереди планеты всей по пивному алкоголизму. Наркотики не бывают легкими или тяжелыми, и «косячек» марихуаны является первым шагом к героину». Интересно, а кто предлагает рекламировать марихуану? Таких монологов можно привести немало.

В Госдуме обсуждают законопроект об увеличении сроков наркопотребителям и наркопродавцам, а министр МВД ратует, уже в который раз, за создание ЛТП для лечения алкоголиков и наркозависимых.

Глупо, господа!

Россия уже давно сорвалась в пропасть. И самое страшное, что в пропасть летит сегодня наша молодежь, которая свободно получает свои дозы на улицах наших городов. И пока вы будете жевать жвачку, сравнивая наркотики с пивом, до тех пор полет в пропасть будет продолжаться и даже увеличиваться в геометрической прогрессии.

Пока наркополитика не станет гуманной, вы сможете лишь наблюдать этот полет.

Мнение автора не совпадает с мнением редакции

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Опиум для народа
ПУБЛИКАЦИИ » Все публикации
22.1.2020 Юрий Нерсесов
Развод по-русски. Едва президент заклеймил Польшу за сговор с нацистской Германией, как товарищи учёные оформили специальную таблицу с завлекательным названием «Рейтинг предательства». Где предложили оценить страны Европы по доле личного состава воинских формирований на стороне Гитлера. Овчинка, однако, оказалась жульнической, причем совершенно без какой-либо необходимости.

20.1.2020 Сергей Лебедев
Эхо истории. Польша отмечала как праздник начало Второй мировой войны, но не отмечает юбилей освобождения свой столицы и не будет отмечать день Победы 9 мая. Недаром экс-кандидат в президенты от партии «Национальное движение» Мариан Ковальский сказал: «Этих торжеств вообще не должно быть. Полякам нечего праздновать. Польша проиграла Вторую мировую войну». Их право. Зато Россия не отмечает начало войн. Она отмечает их победное завершение.

18.1.2020 Андрей Дмитриев
Медведеведение. Вспомним, как скакнул вверх рейтинг Дмитрия Анатольевича после Пятидневной войны. Сейчас такого на горизонте не видно, да и, похоже, не рискует Кремль досаждать уважаемым западным партнёрам до такой степени, что даже народные республики Донбасса не признает. Но зато Медведев может дать приказ вдарить по очередным «бармалеям» хоть в Сирии, хоть в Ливии, хоть в ЦАР, и это будет воспринято на ура.

14.1.2020 Саид Гафуров
Интервью. США очень сильно облажались. Когда они узнали, что в результате удара погиб Сулеймани, то пришли в ужас, потому что ни в коем случае не хотели убивать политика такого уровня. Трамп почувствовал себя виноватым и в ходе шедших в закрытом режиме переговоров передал – «можете бомбить нашу базу, мы людей выведем, вам ничего не будет».

13.1.2020 Юрий Нерсесов
Эхо истории. Вы будете смеяться, но обнаружен очередной источник, откуда черпает информацию коллектив авторов, известный под псевдонимом Владимир Мединский. Сравнив подписанный тогда ещё скромным депутатом Госдумы от «Единой России» трактат «О русской угрозе и секретном плане Петра I» и не менее внушительный талмуд «Франция. Большой исторический путеводитель» некоего Аркадия Дельнова, я сразу заметил сходство отдельных фрагментов.

10.1.2020 Андрей Дмитриев
Петербург+Ленобласть. Беглов больше не пристает к детям и собачкам на улицах, анонсированные чистки и кадровые перестановки в целом обернулись пшиком, и сам он стал похож на вечно спящего Полтавченко. Более энергичный дядя Саша - Дрозденко - хочет баллотироваться в губернаторы 47-ого региона, но не факт, что имеет такое право по закону, а до кучи засветился с коллекцией роскошных часов.

7.1.2020 Владислав Шурыгин
Интервью. Были иллюзии, что можно договориться, сегодня ясно, что никто с нами договариваться не собирается. Ситуация 1935-36 годов перед Путиным стоит в полный рост. Он для себя мучительно ищет вопросы, кто же он в истории, и поэтому обращается к Сталину.

5.1.2020 Юрий Нерсесов
Общество зрелищ. Актёрам пофиг - вот они и отрабатывают номер без всякого энтузиазма. Трудно сделать красиво, когда на тебя напяливают офицерский мундир и требуют изображать хипстера, бегущего на митинг Навального под несуразные для XIX века мелодии «Наутилуса» и «Мумий Тролля».

29.12.2019 Михаил Трофименков
Интервью. В своих представлениях о соотношении кино и реальности Сталин был гениальным продюсером и, прежде всего, гениальным зрителем, смотревшим кино глазами «простого» советского человека – не идеального, а ещё не свободного от простых человеческих слабостей. Например, облизнуться на ножки Любови Орловой или во вторую годовщину Победы сходить не на военную монументалку, а на милую «Золушку».

26.12.2019 Юрий Нерсесов
Политический зоосад. Конечно, некоторая разница между шимпанзе Майком, моим приятелем и господином Мантуровым, имеется. Первые поднялись из низов – один, используя канистры, второй, поигрывая золотой цепью. У министра биография иная: он прошёл во власть как потомственный советский аристократ.