АПН
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Среда, 30 сентября 2020 » Расширенный поиск
ПУБЛИКАЦИИ » Версия для печати
Бизнес Владимира Путина. Окончание
2007-02-22 Станислав Белковский, Владимир Голышев
Бизнес Владимира Путина. Окончание

Президент России Владимир Путин в очередной раз ярко и убедительно возразил тем недоброжелателям, кто упрекает его в геополитических амбициях и подозревает в неосоветском империализме. Он назначил экс-заведующего секцией магазина N 3 Ленмебельторга Анатолия Эдуардовича Сердюкова министром обороны.

Бесспорно, фельдмаршал Сердюков – человек в путинской системе власти отнюдь и далеко не случайный. Как не случайно вообще все, связанное с рукотворной мебелью: ее глубоко очищенные (во избежание экстремизма не будем употреблять прилагательное «контрабандные») поставки из Финляндии были заметной частью бизнеса некоторых руководителей мэрии Санкт-Петербурга в первой голодной первой 1990-х годов. Новый же министр обороны уже в те годы стал зятем Виктора Зубкова – человека столь же незаменимого, сколь и умеющего быть незаметным.

А ведь бывший первый секретарь Приозерского райкома КПСС Ленинградской области т. Зубков может считаться одним из учителей Владимира Путина: в 1992-93 гг., работая зампредом комитета по внешним связям все той же питерской мэрии, он преподал своему непосредственному начальнику, будущему общенародному президенту РФ, некоторые основы бюрократических искусств. А чуть позже – использовал старые номенклатурные связи для создания в автохтонном Приозерском районе дачного кооператива «Озеро», где поселилась половина последующих властителей России. Не случайно на исходе 1993 года Виктор Зубков стал главным налоговым инспектором северной столицы – и оставался им почти восемь лет, рекордный по тем смутноватым временам срок. Правда, летом 1999-го учитель Путина немного отвлекся на публичную политику – решил выиграть пост губернатора Ленинградской области, причем начальником штаба взял себе теперешнего спикера Госдумы Бориса Грызлова. Впрочем, в отсутствие вертикали власти штурм губернаторской высоты закончился для Зубкова восемью с небольшим процентами голосов и почетным четвертым местом.

А в переломном 2000 году, когда эпоха мягкой мебели уступила историческое место периоду жестких национальных решений, тесть призвал зятя к государеву служению: Анатолий Сердюков стал сначала заместителем Зубкова, а год спустя, когда близкородственный покровитель отправился в Москву командовать финансовой разведкой (Росфинмониторингом) – возглавил налоговую службу Санкт-Петербурга. На этом посту рыночные таланты грядущего полководца пригодились в достаточной мере. Сердюков быстро наладил систему целенаправленных проверок предприятий и организаций с последующим истребованием компенсаций, а в некоторых случаях - переделом всего того, что плохо или небрежно лежит. Потому весной 2004-го, вскоре после замены витиеватого Михаила Касьянова на прозрачного, как последняя правда, Михаила Фрадкова, воинственный зять брошен был на федеральное налоговое ведомство. Приоритетная задача его оказалась недвусмысленной – создать гигантские налоговые долги «Юганснефтегаза» и ЮКОСа. Создал. А потом, когда «Юганскнефтегазом» завладели правильные пацаны, львиную долю долгов - списал. Никакой частной коррупции, чистые казенные интересы.

Совершенно очевидно, что именно такой специалист сейчас и нужен отечественному Министерству обороны. Сергей Иванов был всем хорош – и даже тем, что унтер-рядовой Сычев сам себя изнасиловал. Но одним нюансом все же оказался плох: будучи слаботелым интеллигентом в 117-м поколении, так и не сумел поставить под строгий контроль финансовые потоки военной системы. И, что не лучше, - не научился использовать министерство как инструмент передела военно-промышленной собственности. В результате с барского стола в чьи-то неведомо алчные рты валились неучтенные миллиарды, чего главковерх допустить, разумеется, никак не мог. Сердюков исправит ошибки и залечит раны. Нервные миллиарды обретут свой нужный, свой последний приют.

Очевидно и другое, не менее трудное: никакие геостратегические или военно-модернизационные задачи мебельштурмбанфюрер решать в принципе не в состоянии. Никто перед ним таких задач и не поставит. Так что сентиментальные созерцатели, принявшие слишком близко к сердцу Мюнхенскую речь Путина, могут расслабленно закрыть воспаленные влагой счастья и гнева глаза. Тревоги не будет. В логове русского медведя – летейский перекур. После грозного гомеопата Иванова в бывшую советскую армию явился финансовый патологоанатом Сердюков. Лечение больного скоропостижно заканчивается естественным летательным исходом, пора описывать остатки имущества (уцелевшего после затяжных гомеопатических процедур).

А Мюнхенская речь? Да полноте вам - обычное собрание небольших новорусских обид. Помните посткуршевельскую речь никелированного подвижника Прохорова: мы-то к вам со всей душой, деньгами и лучшими благонамеренными девицами, а вы… Вот перестанем девиц возить, тогда попляшете с собственными пенсионерами на их последние три сантима!

Так и Путин. Мы вам – буквально всё: и Камрань, и Лурдес, и станцию «Мир», и базы в Средней Азии, и вообще всё постсоветское пространство, и Северную Корею, да вот тут, кстати, еще и Иран на подходе. А вы нам даже газораспределительные сети отдать не хотите. Да к чему-то все время напоминаете про какие-то демократические ценности, которых, как мы точно знаем, в реальности не существует – один PR сплошной! На себя лучше посмотрите, демократы недоделанные!

Вот что хотел сказать Путин. Никакой холодной войны. Никакой политики, даже бизнеса. Просто немного личного. Накопилось, понимаешь. Наболело.

Солдат и его армия

Не только фельдмаршалами жива Россия, но и всяким солдатом Божиим. Например, бронзовым Воином-освободителем на таллинской горе Тынисмяги, которого в своем провинциальном безумии хочет снести эстонское путинское большинство.

15 февраля 2007 года эстонский парламент (рийгикогу) принял во третьем и последнем чтении закон «О сносе запрещенных сооружений», направленный прямо против Памятника, и заодно объявил вчерашний день освобождения Эстонии от гитлеровцев Днем поминовения тех, кто боролся за «независимость» (преимущественно, тех же гитлеровцев). Не понял этого жеста даже Совет Европы, который хоть и обожает малые постсоветские народы, но в прямой реабилитации гитлеризма как-то не очень заинтересован. После брюссельского окрика Томас Хендрик Ильвес, эстонский президент шведско-американского происхождения, подписывать скандальный закон отказался: дескать, всё это дело их конституции противоречит.

Кое-какое подвывание раздавалось и в московском Охотном ряду, в масленичных стенах полновластной Государственной Думы. И даже глава МИД РФ Сергей Лавров, уже почерневший от необходимости по три раза в день колебаться вместе с размытой линией кремлегазпромовской партии, пробормотал что-то про «катастрофическое» ухудшение отношений и туды её, эстонскую нимфу, в качель.

И только Кремль ответил на эстонские выкрутасы – темным античным молчанием.

Не услышали мы путинского скрежета зубовного, как в лучшие дни грузиноцида. Никто не отозвал из Таллина русского посла. Не закрылись мановением полосатой волшебной палочки эстонские казино. Не остановилось земноводное сообщение с братской Эстонией. Ничего, совсем ничего. И даже трубадуры нефтегазового патриотизма не получали, похоже, внятных команд громко лаять на восходящую нацистскую луну.

В чем же дело? Почто оставил вождь всех российских народов солдата-освободителя своего?! Ответ прост. Освободитель – освободителем, это просто конический объект из цветного металла. А существуют другие объекты. Гораздо важнее. Ибо не для истории они, а для бизнеса.

Есть такая компания «Северстальтранс», в силу неясного состава собственников считающаяся почему-то «придворной». Уже несколько лет она контролирует значительную часть российских транзитных поставок через Эстонию. В частности, почти 90% нефтяного транзита. Один из крупнейших клиентов этой транспортной корпорации – гигантский «Сургутнефтегаз», традиционно экспортирующий свою продукцию через оффшорные компании Gunvor International Ltd (Британские Виргинские острова) и IPP Ltd. (кантон Цуг, Швейцария). Эти оффшоры часто упоминаются неподалеку от имени так называемого Геннадия Тимченко, гражданина Финляндии, который уже много крылатых лет рассматривается в роли ключевого бизнес-партнера Владимира Путина.

Эстония как транзитная страна оказалась весьма важна для «Северстальтранса» и его высоких клиентов: придворный перевозчик отважился на масштабные инвестии в недружественную экономику, например, приобрел эстонского железнодорожного оператора Spacecom и топливный терминал E. O. S. Хотели купить еще эстонские железные дороги, но не смогли: местная крикливая общественность помешала. Но интерес к Эстонии нисколько не угас. Министерство транспорта РФ и ОАО РЖД с помощью гибкой тарифной политики сделали все возможное, чтобы максимальное число российских хозяйствующих субъектов экспортировали своё добро именно через Эстонию и с помощью «Северстальтранса».

И российский бизнес возлюбил прохладную балтийскую страну. Взять хотя бы концерн «ЕвроХим», который прекратил строить свой терминал в Усть-Луге (РФ, Ленинградская область) и переориентировался на братский порт Силламяэ (понятно где расположенный). И Сергей Матвиенко, сын питерского губернатора, в прошлом году занялся строительством коттеджного поселка для русской национально ориентированной элиты на пустынном балтийском острове, вполне принадлежащем Эстонии. И даже, как сообщалось, получил по этому поводу эстонский вид на жительство.

Но, мы слышали, Воина-освободителя еще могут спасти Евросоюз и русские таллинские таксисты? Дай-то Бог.

Бизнес-балканизация

Впрочем, за отчетный период путинский Кремль добился значительных бизнес-успехов не только в Прибалтике и Арбатском военном округе. Но и, например, на Балканах.

Последние 150 лет Россия считалась другом-заступником славянских балканских народов. И даже в проклятые годы ельцинщины Евгений Примаков все ещё разворачивал свой самолет над Атлантикой, услышав о бомбардировках Югославии, а измученный нарзаном президент, тот самый Ельцин, считал своим долгом отправить русских десантников дерзостным маршброском в Приштину. И, конечно же, официальная Москва, невзирая на позицию старших товарищей по Вселенной, всегда выступала против независимости Косово и делала почти всё, чтобы братьев-сербов убедительно приободрить.

Но времена меняются. Там, где нельзя было договориться по истории, можно стало договориться по деньгам.

В декабре 2006 года в ту самую официальную Москву, изнывавшую от нестерпимо зимнего тепла, прибыл не кто иной, как косовский премьер-министр, бывший полевой командир Освободительной армии Косово (ОАК), матерый соорганизатор геноцида сербов Агим Чеку. Супербоевик, которого дважды арестовывали – в 2002 году в Любляне и в 2004-м в Будапеште – по обвинению в военных преступлениях. И освобождали только под давлением миссии ООН в Косово. Российская же столица явилась Агиму Чеку всецело гостеприимной и безопасной. Его приняли – в хорошем смысле – на Смоленской площади, в МИДе, на достаточно высоком уровне. Причем визит Чеку сопровождался серией прямо-таки антисербских публикаций в кремлевских СМИ: дескать, сосут братья-славяне вымя великой России, а взамен-то ничего не дают, паразиты они, и больше никто, пора перестать делать за сербов их грязную национальную работу.

Предмет переговоров с боевым премьером Чеку тоже не был великой тайной. Холдинг «Базовый элемент», подконтрольный очень крупному бизнесмену патриотического вида Олегу Дерипаске, недавно купил алюминиевый завод в Подгорице (Черногория). И теперь этому заводу очень нужна дешевая электроэнергия, которая производится как раз на территории Косово. Потому на повестке дня – редкостно выгодная сделка: Россия не помогает Сербии, Агим Чеку отдает Дерипаске косовскую электрогенерацию.

И процесс, кажется, пошел. Незадолго до оглашения плана Марти Ахтисаари абсолютно анонимный источник в МИД РФ заявил: мы не можем быть более сербами, чем сами сербы… В общем, понимайте, как можете.

Все-таки жаль, что Григорий Ефимович Распутин не занимался алюминиевым бизнесом. А то, может быть, и удержал бы Россию от вступления в I мировую войну.

Русскому - смерть

Хотя, разумеется, разнообразные металлургические достижения меркнут по сравнению с победами на главном путинском бизнес-фронте – газовом. Вторая половина 2006-го и самое начало 2007 гг. не могли не повергнуть почитателей путинских бизнес-талантов в глубокое, как хранилища Центробанка, удовлетворение.

За отчетный период объединенная управляющая компания (ОУК) «Кремльгаз» имени В. В. Путина провела большую работу по обеспечению роста капитализации ОАО «Газпром» (известного также как общество с ограниченной ответственностью «Национальное достояние»). Основные результаты этой работы, как известно, таковы:

- Грузия и Азербайджан почти полностью отказались от закупок российского газа и сформировали антироссийский энергетический картель, у которого на руках теперь все козыри, чтобы давить на последнего условного союзника России в Закавказье – Армению; на фоне стремительного и бесплатного вывода наших постсоветских войск из Грузии можно констатировать, что двухсотлетний период доминирования России в Закавказье самым газовым образом завершён;

- де-факто ликвидировано Союзное государство России и Белоруссии; Минск из союзника и форпоста Москвы превратился в ее жесткого оппонента; президент Лукашенко заявил о готовности создать антироссийский альянс потребителей сырья вместе с Украиной и Азербайджаном, а заодно пересмотреть условия сотрудничества с РФ в военной сфере; Евросоюз приободрился и намекнул на готовность смягчить свою позицию в отношении эксцентричного белорусского лидера; непримиримая оппозиция выразила желание протянуть ненавистному «батьке» руку сотрудничества в общенациональном деле борьбы против Путина и «Газпрома».

Тут классический член фан-клуб ОАО «Газпром», судорожно пытаясь нащупать где-то в области талии виртуальный газовый пистолет, должен истерически возопить:

- Но ведь «Газпром»-то – это мы и есть… Ведь от ихней капитализации нам всем, простым россиянам, обламывается!.. Что хорошо для «Газпрома» - хорошо для России, а всё остальное-то - от лукавого.

Нет, увы. Современная история учит нас обратному: что для «Газпрома» здорово – то русскому смерть.

Вот лишь несколько простых доказательств, произошедших в 2006 году.

  • Российская газовая монополия, эксплуатирующая российскую территорию как свое приусадебное хозяйство, а российскую власть – как собственный PR-департамент и службу безопасности одновременно, отказалась заниматься газификацией России. Отныне «Газпром» берет на себя лишь 20% газификационных расходов – на подведение трубы к населенному пункту. Остальное должны оплачивать регионы, в чьих бюджетах необходимых средств не было, нет и не будет. Но отвечать за провал будут как раз субъекты Российской Федерации. С 2007 года, как заявил председатель совета директоров «Газпрома», бывший лучший преемник Владимира Путина Дмитрий Медведев, нерадивые регионы будут просто вычеркиваться из программы газификации. Что позволит «Газпрому» уже официально поставить крест на этой обременительной низкодоходной программе. Внутренняя логика ООО «Национальное достояние», разумеется, вполне понятна: газ нужен для высокоприбыльного экспорта, способствующего росту капитализации, тут уж размениваться на население никак не приходится. Just business.
  • «Газпром» - причем устами самого Владимира Путина, формально не имеющего к корпорации никакого отношения – провозгласил в 2006 году курс на существенное сокращение поставок газа российской промышленности и энергетике. Президент призвал промышленных потребителей переходить на уголь и мазут – т.е. на менее эффективные виды топлива – а также приготовиться к повышению цен на «голубое топливо» до европейского уровня. Так, поставки газа энергетикам сокращены в 2007 г. сокращены на 10 млрд. кубометров, хотя структуры РАО «ЕЭС России» готовы были платить $185 за каждую тысячу кубометров дополнительного газа (Украина, напомним, платит по $130). Как мы видим, «Газпром» активно способствует архаизации и деградации отечественной промышленности.
  • Газовая монополия анонсировала постепенное, но немилосердное повышение цен на газ для населения. Через 4 года (в 2011) простой россиянин будет платить 70% от европейской цены, т.е. втрое больше, чем сегодня. Если, конечно, у россиянина от таких расходов карман окончательно не треснет. Естественные преимущества России в виде собственного газа (себестоимость добычи которого не превышает $35 за тысячу кубометров) – уже не в счет. Это когда нужно брать у страны, «Газпром» - национальное достояние. А когда нужно хоть что-то отдать, «Газпром» немедленно превращается в коммерческую структуру, главная цель которой – получение большой, очень большой прибыли. И нет такой России, которой «Газпром» не пожертвовал бы ради главной цели.

Развеселая наука

Ну что все так привязались к мебельщику Сердюкову, честное слово? Ну да, очень логичное (с точки зрения путинской бизнес-машины) назначение. Но ведь не единственное же такое!

Почему никто не говорит, что еще в позапрошлом году Михаил Ковальчук, инкогнито из Петербурга, родной старший брат Юрия Ковальчука (который тоже считается одним из кошельков своего политического начальства), возглавил не что-нибудь, а легендарный Курчатовский институт. И очень хорошо, что г-н Ковальчук никогда не занимался ядерной физикой. Это позволит ему легко трансформировать некоторые избыточные помещения состарившегося «Курчатника» в автосалоны и другие нужные массовому потребителю культовые места.

Но, кажется, и на этом ядерном посту Мих. Ковальчук надолго не задержится. Вскоре, как ожидается, он будет назначен финансовым директором Российской академии наук (РАН). И, подобно сверхновому министру обороны, развернет северные реки академического финансирования в единственно верном лазоревом направлении. А заодно – избавит научную общественность от совершенно лишних, обременяющих ее коллективный фаустовский ум двух миллионов квадратных метров недвижимости. Если наука стоит на пути у большого бизнеса – тем хуже для науки.

А на излете 2007 года Анатолий Сердюков и Михаил Ковальчук могли бы провести совместную пресс-конференцию, чтобы поведать заинтригованному миру, как они собираются создавать новейшее супероружие. То самое, способное проткнуть американскую ПРО, словно тростинка – лист папиросной бумаги. Главное, чтобы в ходе пресс-конференции эти перспективные руководители не погибли от собственного смеха.

У двойной черты

Теоретики т. наз. «путинского большинства» учат нас, что президент Путин если и не останется на третий срок, то уж во всяком случае политического тленья убежит и станет российским Дэн Сяо Пином, бодрым, подтянутым и архимудрым – не по годам.

Смысл этой пропагандистской кампании вполне понятен: В. В. очень не хочет, чтобы его прежде срока посчитали «хромой уткой». И грозит всем из теплого ново-огаревского подполья: не торопитесь меня списывать, я еще ко всем вам приду в капиталистическое далеко и спрошу, что вы там делаете и чем живете! Путин понимает: в ту секунду, когда олигархо-бюрократическая элита окончательно уверует в его полный уход, элитные тормоза откажут на все сто. И всеобщая война всех против всех за остатки национальных ресурсов, прошлых, настоящих и будущих, превратится в кровавую мясорубку, из гущи которой будут лишь изредка доноситься хамски сдавленное: «Президент? Какой президент? Какой Владим Владимыч? Позвоните завтра, а то сейчас мы заняты – война, понимаешь…». И – пулеметная очередь гудков - самых коротких, какие только бывают на свете.

В общем, зачем лукавый Путин пытается отдэнсяопинизировать публику, ясно. Но дела его, лежащие за строгими рамками уполномоченной пропаганды, говорят о прямо противоположном: В. В. уходит насовсем. Бесповоротно и безвозвратно.

Разве лидер (мягче – большой начальник), который собирается хоть в каком-то качестве / количестве оставаться, обрушил бы с такой небесной легкостью постсоветский мир? уничтожил бы столь популярную в русском народе дружбу с Белоруссией? оставил бы промышленность и народ свой без газа? плюнул бы в армейскую душу столь откровенно мебельным назначением? порешил бы на корню фундаментальную Академию наук? испортил бы, наконец, свой родной город многоэтажным кукурузным початком?

Нет – самому себе такого наследства не оставляют. Мы наблюдаем решительное окончание эпохи под названием «Бизнес Владимира Путина». Расхлебывать сладкую деловую кашу, заваренную в процессе окончания, придется смелым преемникам, сколько бы их ни случилось. И Дэн Сяо-Пина рядом тогда уже не будет.

Путин никогда никому не обещал проводить модернизацию. Строить новое государство. Брать приступом небывалые горизонты. Он вообще не хотел президентской власти и дважды отказывался от неё. Путина в 1999-м уговорили, потому что только он, тихий, праведный и надежный, суверенно понимающий астрономическую разницу между риторикой (для доверчивого народа) и большим бизнесом (для мнительного себя), мог исполнить триединую сверхзадачу нынешней российской элиты: 1) закрепление итогов приватизации; 2) обналичивание властесобственности; 3) легализация обналиченного на Западе.

Он это и делал. Четко, почти безукоризненно. Не больше, но и не меньше, чем должен был.

Учебник русской истории будет к Владимиру Владимировичу и его бизнесу совершенно и основательно добр.

Оригинал материала опубликован на сайте "АПН"

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Политический портрет
ПУБЛИКАЦИИ » Все публикации
23.9.2020 Сергей Лебедев
Эхо истории. У наших соседей-поляков – череда праздников. В прошлом году отмечали 80-летие разгрома Второй Речи Посполитой и 75-летие подавления Варшавского восстание. В нынешнем – 225-летие раздела Первой Речи Посполитой и 100-летие отражение наступление Красной Армии на Варшаву. О провале собственных походов на Киев и Минск предпочитают помалкивать, зато 40-летний юбилей профсоюза «Солидарность» - святое дело.

8.9.2020 Юрий Нерсесов
Война и мир. Быстрое подчинение просвещённой Европы и последующий разгром Гитлера в дикой Совдепии до сих пор травмирует истинных либералов. Последний их трюк — винить в провале любимого фюрера бескрайние российские просторы. Что же, попробуем сравнить: чего достигла Германия в Европе и сколько она захватила в СССР, пока стремительный прорыв к Москве не сменился поспешным отходом от столичных пригородов. Ну и заодно сопоставим потери.

4.9.2020 Юрий Нерсесов
Эхо истории. Посетив музей Варшавского восстания 1 августа - 2 октября 1944 года, я завис в нём на четыре с лишним часа и ушёл в полном восторге. Помимо великолепной экспозиции, особенно понравилась ювелирно выверенная система промывания мозгов. Но, придя на «Радио «Свобода», директор музея Ян Олдаковский расслабился и стал просто тупо врать.

25.8.2020 Юрий Нерсесов
Заря в сапогах. Путину стоило большого труда убедить Лукашенко, что никто в Кремле его свергать не собирается, но вряд ли это последнее приключение с «Вагнером». Думаю, президента ещё не раз попытаются убедить, что частные военные компании России конечно нужны. Но только находящиеся под контролем проверенных генералов, а не работников общественного питания с криминальным прошлым.

14.8.2020 Владимир Квачков
Интервью. Я думаю, что Ходорковский у власти был бы опаснее Путина, потому что он более умный человек. Путин считает, что схватил бога за бороду в ходе своего президентства. Ходорковский же полагал, что может построить общество с левым поворотом. То есть хотел большую часть наворованного отдать, чтобы подкармливать общество. В этом смысле Ходорковский опасен, потому что его капитализм был бы прочнее, чем то, что сейчас есть.

4.8.2020 Юрий Нерсесов
Россия и Кавказ. Если армянские власти действительно заботятся о своей стране, им стоит не только Крым российским признать, но и оплачивать содержание базы в Гюмри целиком, а не наполовину, как сейчас. Отправка добровольцев в Сирию и Донбасс не обязательна, но приветствуется.

17.7.2020 Юрий Нерсесов
Политический портрет. Президент пока молчит и, если уже и распрощался с Рогозиным, то уберёт его не в разгар обличений, а когда они утихнут. Очевидно, что глава «Роскосмоса» не разделит судьбу Канариса и Тухачевского — смертная казнь у нас не применяется. Однако его политические перспективы стать секретарём Совета безопасности или премьером практически обнулены.

14.7.2020 Юрий Нерсесов
Политический портрет. Получается, что власть боится похода Анатолия Быкова в политику. Вопрос же о его роли в убийстве Войтенко и Наумова тут послужил исключительно поводом. Главное, чтобы не размахивал бело-зелёным флагом сибирского сепаратизма, который особенно ярко выделяется на фоне залитого чёрным смогом неба Красноярска.

8.7.2020 Андрей Дмитриев
Расследование. Помощника капитана Юрия Скока «выживают» с учебного парусного судна судна «Юный Балтиец». Он подает к руководству иск о защите чести и достоинства. Неужели причиной стала готовящаяся к выходу книга о прошлых деяниях двух Владимиров Владимировичей – президента Путина и вице-губернатора Кириллова?

7.7.2020 Юрий Нерсесов
Щупальца олигархии. Британский философ Сэмюэль Джонсон назвал патриотизм последним прибежищем негодяя, имея в виду дельцов, прикрывающих свои гешефты патриотической демагогией. Похоже, некоторые отставные подруги олигархов идут тем же путём.