АПН
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Воскресенье, 5 июля 2020 » Расширенный поиск
ПУБЛИКАЦИИ » Версия для печати
ОТПОР режиму: как это было в Сербии
2007-02-22 Кирилл Акимкин
ОТПОР режиму: как это было в Сербии

Сегодня уже достаточное количество статей посвящено Майдану, «революциям роз и тюльпанов». Однако не стоит забывать о том, что волна «бархатных» революций, которая свергла постсоветские режимы в Грузии, Украине и Киргизии, началась с бывшей Югославии.

«Цветочно-апельсиновые» революции были проведены именно по сербскому сценарию и при непосредственном участии консультантов из сербского движения «ОТПОР». Поэтому для понимания механизмов любой «бархатной» революции последнего десятилетия будет полезно освежить в памяти события семилетней давности и проанализировать основные причины победы оппозиции. В первую очередь для того, чтобы обозначить возможные пути сопротивления нынешнему режиму в России.

Как был свергнут режим югославского лидера Милошевича, югославского лидера, которого в открытом противостоянии не смог победить блок НАТО? В течение 90-х годов режим испытывал серьезные кризисы (в 1991 и 1996-1997 годах), которые сопровождались массовыми протестами (на демонстрации в Белграде выходило до 200 тыс. человек) и даже применением армейских частей (танки в 1991-м), однако эти протесты не привели к смене власти. Решающую роль в свержении Милошевича сыграло объедение до этого разрозненных политических сил и действие революционной организации «ОТПОР».

В течение 90-х годов на политической арене Югославии, как и в сегодняшней России, несмотря на господство одной проправительственной партии, действовало множество политических партий и общественных объединений.

Административные ресурсы и информационные каналы находились в основном в руках Социалистической Партии Сербии в главе со Слободаном Милошевичем, находившейся у власти с 1990 года. Демократический фланг был представлен разрозненными группами, такими как Демократическая Партия (Зоран Джинджич); Демократическая Партия Сербии (Воислав Коштуница); Либеральная Партия (Никола Милошевич) и многими другими. С националистических позиций выступали Сербская Радикальная Партия (Воислав Шешель) и Сербское национальное Обновление (Мирко Йович).

Движение «ОТПОР» («Сопротивление») было создано в 1998 году. Символом был выбран сжатый кулак на черном фоне. В движение вошли представители различных студенческих групп, уже участвовавших в беспорядках 1996-1997 годов. Финансирование организации и консультирование активистов обеспечивали такие фонды, как Национальный Фонд Поддержки Демократии, Фонд Сороса, Международная Амнистия, Новый Сербский Форум и др.

По некоторым данным к выборам 2000 года численность «ОТПОР» насчитывала 100 тыс. человек. Большую часть составляли люди от 19 до 24 лет (41%), до 18 лет (30%) и более 25 (29%); т.е. в основном студенты (51%) и школьники (30%), намного меньше было рабочих, безработных, менеджеров. Появление организации «ОТПОР» привлекло значительное количество молодежи из сельских регионов.

«ОТПОР» представлял собой мобильную сетевую структуру: автономные региональные группы с единым координационным центром в Белграде. Центр предоставлял регионам финансовые, материальные и агитационные ресурсы, при этом не ограничивал их деятельность. Каждый из активистов, входивших в координационный центр, отвечал за четко обозначенный фронт работы: финансирование, работа со СМИ, тренинг рядовых участников, политический маркетинг, международные контакты и т.д. В то же время ни один отдельно взятый активист не владел полной информацией о деятельности движения.

Каждый из лидеров был хорошо подготовлен в идеологическом плане, каждую неделю на митингах «ОТПОР» представлял новый активист. Для стороннего наблюдателя создавалось впечатление того, что вся организация состоит из образованных, умных людей. В то же время силовым ведомствам было затруднительно лишить организацию управления, арестовав одного лидера. К тому же «ОТПОР» был в хороших отношениях с действующими оппозиционными партиями и всегда присутствовал на их митингах, после чего получал поддержку других партий в случаях конфликта с властями.

При этом «ОТПОР» призывал к объединению всей оппозиции и выдвижению единого кандидата, и эта тактика в итоге привела к тому, что осенью 2000 года на выборах Милошевичу противостоял Коштуница.

Как известно, официальный результат выборов (48,96% – Коштуница, 38,62% – Милошевич) был опротестован, и оппозиция мгновенно, за одну ночь организовала массовые демонстрации. В Белград двинулись колонны из регионов, причем действовали они слаженно, согласно четко разработанному плану. Одновременно с этим на действующего югославского президента резко усилился прессинг международных организаций, признавших выборы «недемократичными». Итогом явилась добровольная отставка Милошевича 6 октября и переход власти к новому президенту, Коштунице.

Таким образом, на основе анализа событий в Сербии в 2000 году, можно выделить «сильные» и «слабые» стороны сербского варианта для свержения режима в России.

Оппозиция Сербии консолидировалась: забыв о разногласиях, 18 партий выдвинули единого кандидата. Лидер объединенной оппозиции, Воислав Коштуница, до выборов не имел заоблачных рейтингов популярности: в ходе общественных опросов только 4% населения видели в нем президента, а на предыдущих выборах его партия получила не более 6% голосов. Поэтому следует сделать основной вывод: не важно, насколько лидер «раскручен», важно то, что он выступает от имени всей оппозиции и безоговорочно поддерживается всеми оппозиционными партиями.

Свою роль сыграли объективные условия: недавняя война с блоком НАТО, экономическая нестабильность, отсутствие политических свобод и ротации элит. Сегодня в России не наблюдается дестабилизирующих экономических факторов, что в основном обусловлено высокими ценами на энергоносители. В то же время государство, которое извлекло уроки из монетизации льгот в 2005-м, проводит политику лавирования в социальной сфере и иллюзию ротации кадров в политической («Наши», «Молодая гвардия» и подобные движения).

Однако путинский режим не застрахован от чрезвычайных ситуаций (допустим, череды техногенных катастроф, которые могут произойти вследствие полной изношенности сетей инфраструктуры). Любое чрезвычайное происшествие в свою очередь может вызвать дестабилизацию политической обстановки и обозначить иллюзию «стабильности». В подобных случаях власть, как правило, теряет контроль над ситуацией, поэтому оппозиции следует быть максимально готовой к такому развитию событий и не дать правительственным СМИ перехватить инициативу.

Мобилизация молодежи на борьбу с режимом в Сербии позволила вывести на улицы наиболее пассионарную и неудовлетворенную часть населения. Однако от участников скрывалось то, что «ОТПОР» финансировался западными фондами, и это могло бы стать «слабым» местом в сербском сценарии. Кремлевские политтехнологи взяли на вооружение данную технологию и прилагают все усилия к тому, чтобы не позволить оппозиции вывести на улицы студентов. Однако многочисленные «молодежки», на которые Кремль сегодня не жалеет денег – это симулякры, поскольку только внешне воспроизводят структуру сетевых «оранжевых» движений.

«ОТПОР» создавался для дестабилизации режима, а не для его консервации, поэтому его сетевая структура была необходима для конспирации и мобилизации населения. Никакие «Наши», несмотря на их большую списочную численность, на подобные действия не способны. Единственное, что на данный момент властям пока удается, так это зомбировать молодежь, нейтрализовать инициативы оппозиции и внушать населению миф о «фашистах» и «пятой колонне», которых «финансируют спецслужбы США и Березовский». Оппозиции приходится постоянно опровергать эти мифы.

Для реализации сербского варианта (который доказал эффективность и в Грузии с Украиной) оппозиции необходимо взять на вооружение опыт движения «ОТПОР». В идеале на улицах должна действовать сетевая структура, состоящая как из активистов политических партий, так и из беспартийных людей с активной гражданской позицией. Уже классическим примером может служить Петербургское гражданское сопротивление, действовавшее во время «ситцевой революции» в 2005 году. Тогда в него вошли КПРФ, НБП, Яблоко, АКМ, Социал-демократическая партия, Комитет единых действий и другие политические и правозащитные организации.

В Сербии оппозиция выступила против конкретного человека, который своей персоной олицетворял весь режим. Так было подорвано доверие к Милошевичу внутри страны, а за пределами Сербии Милошевич уже потерял легитимность, поскольку СМИ Европы и США позиционировали его как диктатора. Это в итоге сыграло важнейшую роль в падении режима. В России всей оппозиции следует занять принципиальную позицию: против Путина и любого из его приемников.

Следует постоянно ставить под сомнение легитимность любого действующего президента, если он является ставленником путинского клана. В западных СМИ образ Путина далек от той идеализации, которая употребляется кремлевскими СМИ для «внутреннего пользования». Хотя, конечно, в качестве тирана в западной пропаганде Путин пока не фигурирует.

Выборы в Сербии явились кульминацией сопротивления действующей системе. Выборы для любого режима в современном мире (который позиционирует себя как «европейский», «демократический») являются наиболее переломным моментом. Конечно, не стоит наивно полагать, что режим в этот период полностью открыт для ударов тех, кто борется против него. Однако именно в этот период можно поставить под большое сомнение его легитимность в глазах населения и на внешнеполитической арене.

Оппозиция в Сербии сыграла на историко-культурных особенностях народного менталитета. Сербов (как и русских) отличает повышенное стремление к справедливости, отсюда своеобразное мессианство сербского народа. В Сербии жива память о борьбе за национальное освобождение. В 2000 году оппозиция сумела поднять на поверхность сознания простых людей мысль о том, что в их руках находится возможность переустроить общество и самим решать судьбу страны. В России сегодня патриотической риторикой хитро воспользовались политологи Кремля, и перед оппозицией стоит нелегкая задача – доказать ее несостоятельность. Однако в числе особенностей менталитета русских является недоверие к официальной власти, симпатии к угнетенным, «беспощадный бунт» – именно этот пласт национального сознания необходимо пробудить, как это сделали большевики в начале прошлого века.

Сопротивление режиму носило ярко выраженный ненасильственный характер. На вооружение активисты «ОТПОР» взяли работу Джина Шарпа «От диктатуры к демократии». Подчеркнуто мирный характер протестов позволил оппозиционерам снискать симпатии населения и в итоге обезоружить государственный репрессивный аппарат.

Итак, история сопротивления в Сербии доказывает: у любого режима есть слабые места, удар по которым превращает его в шатающегося колосса на глиняных ногах. Подготовиться, точно рассчитать удар и нанести его – вот задача оппозиции, противостоящей Путину и его «партиям власти».

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Стратегия победы
ПУБЛИКАЦИИ » Все публикации
29.6.2020 Юрий Нерсесов
Эхо истории. С присоединением Крыма РВИО особенно охотно рожает монстров в области его истории. От больших и вонючих, как фильм Первого канала «Нулевая мировая война», который я разбирал два года назад. До маленьких и бесцветных, типа статьи «Балаклавская битва», опубликованной на сайте РВИО в нынешнем году. Переврано в ней всё возможное, причём по-разному.

26.6.2020 Сергей Лебедев
Apocalypse now. Что ж, в истории уже были примеры вырождения и гибели в результате гедонизма целых цивилизаций. Можно вспомнить классический пример Римской империи, В конце концов Римская цивилизация была сметена нашествием варваров, американской сильно везёт, что рядом с ней сильных варварских государств нет, но горит она всё равно красиво. Goodbye America, O!

23.6.2020 Юрий Нерсесов
Щупальца олигархии. О дружбе либерального вице-премьера и любителя шахмат Аркадия Дворковича с православно-консервативным министром сельского хозяйства и покровителем казачества Александром Ткачёвым россияне узнали уже после их отставки. Караоке с «Ах судьба моя, судьба!» Надежды Кадышевой в бизнес-джете вышло чрезвычайно задушевное. Но не придётся ли певцам исполнить «Таганку» или «Владимирский централ» в куда менее комфортном месте?

22.6.2020 Юрий Нерсесов
Развод по-русски. Типа патриотических чучелок из "Единой России" продемонстрировали западной публике в качестве злобных империалистов и фашистов. Затем показали, что для Путина в отличие от подобного зверья осуждение «секретных протоколов» сомнению не подлежит. И напомнили: только действующий президент может держать дрессированных мишек на коротком поводке и загонять пинком в конуру.

15.6.2020 Юрий Нерсесов
Война и мир. Сверхдержавы будут делить мир, пока существует человечество. Независимо от того, кто эти сверхдержавы возглавляет: благословлённые церковью монархи, революционные диктаторы или демократически избранные премьеры. Если же вашу страну призывают покаяться в чудовищном преступлении, значит, делить на сферы готовятся её саму.

15.6.2020 Андрей Дмитриев
Эхо истории. Столичная подземка стала одним из ключевых проектов сталинской эпохи, а спустя десятилетия - и московской мэрии, которая в минувшем году получила контроль над основным пакетом акций АО «Мосметрострой». Разберемся на данном примере в разнице подходов и приоритетов сталинских выдвиженцев и путинских "эффективных менеджеров".

11.6.2020 Юрий Нерсесов
Общество зрелищ. Шугалею сильно повезло, что создатели фильма о нём не столь талантливы, как адвокат из рассказа Тэффи. В противном случае узника, скорее всего, запытали бы до смерти, пытаясь выяснить, где находятся мифические атомные бомбы семьи Каддафи.

29.5.2020 Юрий Нерсесов
Властители дум. Главред журнала «Дилетант» Виталий Дымарский, редактор «Эха Москвы» Алексей Венедиктов и их команда не пропадут, даже если «Газпром» отлучит их от своей щедрой груди. Хорошие моэли, то есть специалисты по обрезанию, в российских синагогах на вес золота. Православно-монархический канал «Царьград-ТВ» Константина Малофеева вроде бы идейно далёк от них, но действует точно так же.

22.5.2020 Юрий Нерсесов
Реваншизм. Считая президента Азербайджана Ильхана Алиева виновником скандала вокруг памятника организатору Армянского легиона вермахта Гарегину Тер-Арутюняну (Нжде), премьер-министр Армении Никол Пашинян решил отомстить. То есть выставить недобитым гитлеровцем перед западными друзьями самого Алиева.

17.5.2020 Андрей Дмитриев
Наш дядя Саша. Глядя на поведение Александра Беглова, да и федеральных властей, возникает ощущение, что они заразились новым недугом на почве коронавируса. При котором желание всё контролировать почему-то смешивается с частичной потерей памяти, а поспешные отчёты об успехах никак не стыкуются с жёсткой реальностью жизни в условиях эпидемии.