АПН
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Суббота, 27 февраля 2021 » Расширенный поиск
ПУБЛИКАЦИИ » Версия для печати
Жизнь после России
2009-07-22 Станислав Белковский
Жизнь после России
Часть первая

Начало истории о том, как Кургинян обиделся на АПН-Северо-Запад, - читайте здесь и здесь.

Видит Бог — я никогда ни строчки, ни словечка не написал о Сергее Ервандовиче Кургиняне. Почему не написал? Потому что я очень хорошо отношусь к С. Е. Кургиняну.

Для меня именно Кургинян — а никакой не Путин, положим — есть настоящий гарант стабильности. Знак того, что, как было сказано, "память спасена".

Вот ведь включаешь недавно, в протекающем ныне 2009 году, первую программу постсоветского телевидения, а там — Владимир Познер и Сергей Кургинян. Вместе. Точно как в 1989 году. И если Владимир Владимирович (Познер) за 20 лет отчетливо постарел, то Кургинян — ни на йоту. И говорит он почти тот же самый текст, что и 20 лет назад.

А ведь сменилось уже три поколения. На смену первому секретарю МК КПСС Прокофьеву пришел, скажем, Березовский, а на смену Березовскому, скажем, Сурков. И все слушали Кургиняна. И никто ведь не сказал: на что нам весь этот набор слов? Нет. Слушали, и дослушали. Но не до конца, ибо конца всё не видно.

И здания во Вспольном переулке, в любимом некогда центре покойной Москвы, где должен был разместиться театр Кургиняна "На досках", стоят как вкопанные. За 20 лет все большое имущество в стране уже несколько раз поменяло хозяев. ЮКОС ушёл бесплатно в частную собственность и так же бесплатно вернулся в государственную (начальственную). Квартиры и дачи членов Политбюро ЦК КПСС стали достоянием сначала новых, а потом — новейших русских. И сам театр "На досках" едва ли сегодня есть. А комплекс во Вспольном — по-прежнему существует и принадлежит Сергею Кургиняну. Несколько поколений рейдеров прошли мимо — кто в небо, а кто и в землю. Кургинян с его недвижимостью — остался. Недвижим и подвижен, как потомок Сфинкса.

Недавно один мой политический друг сказал: смотри, кто в неизменности сохранился от самых ранних постсоветских лет — только трое: Зюганов, Жириновский, Чубайс. Да, действительно. Даже Явлинский, несмотря на всю занудность, сошёл, как сходит городской снег перед весенним равноденствием. Но еще прежде Зюганова, Жириновского и Чубайса возник Кургинян. И он тоже с нами, по-прежнему. Из букв его имени, наверное, можно собрать слово "вечность". Если попробовать.

И чем больше я с ностальгическим восторгом вспоминаю 1989 год, когда деньги еще ничего не решали, а внезапная весна, казалось, никогда не обернется бетонной духотой, тем больше уверяюсь, что очень нужен и важен мне Сергей Ервандович — последний живой свидетель тех времен, поручитель их прошлой истинности и подлинности. Пока в пыльном воздухе Москвы рассеяна субстанция Кургиняна, можно быть уверенным, что те времена нам не приснились. "Но был он, пламень, был".

А потому — никогда ничего про него не хотел ни писать, ни говорить.

Ибо если бы захотел — что же должен был бы написать или сказать?

Что безразмерный цикл Кургиняна о модернизации и развитии так похож на триллер категории "Б"? Когда сначала тебе, кинозрителю, по идее, должно быть страшно, но вскоре становится просто смешно. Но не очень смешно, потому что как-то немного скучно. А потом и вовсе уходишь, бросив на месте остатки попкорна. Ведь невозможно смотреть, как отставной вампир в 1377-й раз от сотворения мира корчит одну и ту же "ужасную" рожу. И зал должен типа цепенеть. А зал и ухмыляться уже не в силах. Даже те три зрителя, что все еще остались. Просто потому, что им не нравится идея идти домой. У них нет дома, чтобы туда идти.

Я же не могу так написать про Кургиняна. Потому что очень хорошо к нему отношусь.

Или — что я могу сказать про виртуозное умение Сергея Ервандовича, прочитав семь слов на сайте "АПН Северо-Запад", написать диссертацию на тему "Выпадение АПН Северо-Запад из культуры как предпосылка консенсуса Юргенса—Белковского"? Вот вы, может, не верите, а я про это в газете "Завтра" читал. На полном серьёзе.

Традиционный читатель, конечно, вряд ли поймет, при чем здесь Юргенс с Белковским и откуда берется их консенсус. Я это, признаться, тоже понимаю не до конца. Но рискну предположить. Сергей Ервандович, допустим, просто знает, что какой-нибудь староплощадной начальник не любит Юргенса и Белковского одновременно. А также и последовательно. Никаких других оснований для их консенсуса — равно как нарочитого упоминания его на огромной полосе "Завтра" — не существует. Вот вам и вся культура с последующим выпадением из неё.

И что же — я должен сказать, что такой плодовитый публицист, как Сергей Кургинян с опасной скоростью теряет ощущение языка? Например, когда совершенно не чувствует откровенной двусмысленности пассажей типа: это мне, замшелому, всё содержание да содержание ("Завтра", 2009, № 29,). Здесь ведь — прямая отсылка к бессмертному щедринскому: "поступив на содержание к содержанке, он сразу так украсил свой обывательский формуляр, что упразднил все промежуточные подробности".

Вот всего этого я, конечно, писать не хотел и не собирался, но, в конце концов, кто-то же должен был это сделать.

ЗАПРЕТНЫЕ СЛОВА

Неправда, что в России ныне нет свободы слова.

Напротив — может быть, никогда в русской истории у нас не было такой свободы слова, как сегодня. Можно говорить все что угодно: слова потеряли силу. Девальвировались. Обесценились. Раньше стоили, может быть, $1 000 за баррель. А сейчас — доллар за тонну в базарный день.

Владимир Путин, когда был президентом, восемь с половиной лет подряд говорил, что нам нужно "слезть с нефтяной иглы". И все эти восемь с половиной лет принимались только решения, усугублявшие зависимость России от этой самой нефтяной иглы. И содержимого соответствующего шприца.

Россия восстановила свое влияние в мире — много лет говорили почти все и почти везде. И продолжают говорить, хотя Россия полностью потеряла влияние даже на просторе своей бывшей Империи.

И так далее — примеров не счесть.

Позднероссийская власть денег, она же монетократия — освободила слово, умножив его на нечто, близкое к нулю. Кто сказал, что мы обречены молчать? Мы обречены говорить. Но нас некому слушать. Мы обречены писать, но некому нас читать.

Что ж — пошлем привет царю Мидасу: наши желания исполнились. Мы хотели свободы слова, и мы ее получили.

Когда слово в России было запретным и дефицитным, как черная икра XXI века, когда за него сажали и убивали, когда слово гремело оружием и вызывало привыкание, как наркотик, — тогда-то оно ценилось. И Солнце останавливали словом, и куда-то бросались гроба шестеркою дубовых ножек и т.п.

Потом мы вошли в эпоху перепроизводства слова. Когда за слово даже в морду никто уже не даст. Нет, кто-то даст. Человек из Чечни, например. Потому что в Чечне тотальной власти денег не наступило. Нет, конечно, деньги там тоже очень важны. Но там еще важна сила. А слово — составная часть силы. Так уж повелось из традиционных эпох.

В основной, материковой России слово потеряло силу, как соль. И перестало быть частью силы. Кричи, ори — не слышат; мертвецы — не слышат.

Меня часто спрашивают: "А как же это они тебе разрешают такое говорить?" Отвечаю: говорить вообще можно всё. Если к разговору не прилагается, как минимум, миллиард долларов. А у кого нет миллиарда, те, как сказал один из идеологов правящей российской Системы девелопер Полонский, могут идти в одно мягкое место.

Чтобы слово снова начало расти и приобрело хоть какую-то силу, его надо сначала запретить. Хотя бы — с помощью главного санитарного врача Геннадия Онищенко. Который мог бы найти в определенных словах очертания свиного гриппа и сенной лихорадки.

Нет, не совсем запретить. Скорее, ограничить оборот. Чтобы те или иные слова использовали только люди со специальными разрешениями. Лицензиями на убийство.

В первую очередь — надо ограничить свободный оборот слов, уже доведенных почти до полной потери истинного значения. К числу таких слов относятся, безусловно, "модернизация" и "развитие".

СМЫСЛ МОДЕРНИЗАЦИИ

О модернизации сегодня говорят очень много. И далеко не всякий может объяснить, что конкретно он имеет в виду.

Зато я возьмусь объяснить, что понимает под модернизацией российская правящая элита.

Для современных российских правителей модернизация — это система финансово-технологических мероприятий, позволяющая решить две задачи:

— качественно сократить потребление нефти и газа внутри России;

— ответить на исторический вопрос, каким образом все-таки можно унести деньги в могилу.

Рассмотрим обе задачи чуть-чуть подробнее.

Самое выгодное, что умеет делать российская правящая элита — поставлять на экспорт отечественные нефть и газ. Аналогичные поставки российским предприятиям и особенно гражданам — далеко не так рентабельны. Можно, конечно, повышать внутренние тарифы, но только до определенного предела. Из-за ограниченной платежеспособности большинства предприятий, но особенно — граждан.

Тем временем резервы роста добычи нефти и газа — исчерпаны. Потому что за постсоветское время инвестиции в разведку и разработку новых месторождений были критически недостаточными. Главное было — гнать на экспорт. А там — хоть трава не расти.

Что же делать в такой ситуации?

Во-первых, резко сокращать потребление всей и всяческой энергии внутри страны. Отсюда, например, и берется идея о тотальном запрете "лампочек Ильича" и переходе на энергосберегающие лампочки китайского производства (своего такого производства у нас нет и не предвидится).

Во-вторых, переводить самоё Россию с нефти и газа на другие виды топлива. Например, на уголь. Эта идея пришла в голову нашим правителям еще несколько лет назад. Собственно, и приснопамятное "Мечел-шоу" годичной давности, когда Путин обещал прислать к угольщикам доктора, было прелюдией к собиранию нескольких больших угольных компаний в единый холдинг, который правильно бы обеспечивал страну теплом и светом. Кризис помешал довести это дело до логического оздоровительного конца.

Но, какой бы там ни был кризис, жизненную философию нашей элиты никто не отменял. Потому первым важнейшим проектом в рамках так называемой "модернизации" станет энергосбережение.

Еще в 1990-е гг., когда люди, взявшие власть в России, поняли, что деньги правят миром, возникло ощущение: человек с большими деньгами не может умереть, как простой смертный. Не должен. Не имеет права.

Безусловно, погибнуть в бою за деньги, как за высшую сакральную субстанцию — это можно. Но не в бою, а дома, в своей постели, в окружении плачущих тёщ и слезящихся лакеев — это было бы чересчур пошло. Для чего же тогда деньги и почему они бог, если они не обеспечивают бессмертия?

10 лет назад, в 1999-м, один РФ-олигарх говорил мне почти точно следующее:

Ты не понимаешь… Человек, у которого много денег, отличается от человека, у которого мало денег, не количественно, а качественно. Скоро, скоро мы вложим большие деньги и создадим индивидуальные лекарства. Соответствующие геному каждого человека с большими деньгами. Эти лекарства продлят нашу жизнь лет на 20-30. Ну, скажем, до 95-105 лет. А пока лекарства будут действовать, мы вложим еще большие деньги и придумаем что-нибудь следующее. В общем, до 120, как минимум…

Отсюда — повышенный интерес к нанотехнологиям. Мало кто из российских силу имущих знает, что это такое. Но много кто знает, что нанотехнологии как раз и нужны для создания эликсира физической жизни. Чтобы конвертировать большие деньги в бессмертие. Настоящее, посюстороннее бессмертие. А не фиктивное, обещанное былым Господом по ту сторону гробовой доски.

Серьёзный человек с серьёзными деньгами вообще не вправе доверять Господу. Ведь у последнего, как честно признано в Писании, нет денег. А раз нет — чем же он будет отвечать, если кинет — и жизни вечной таки не существует?!

Нельзя рисковать и доводить дело до ворот кладбища.

Так они думают.

И потому вторая часть программы модернизации — разработка технологий, побеждающих физическую смерть. Для избранных, конечно. Ибо для всех званых на скудную русскую землю бессмертия не напасешься.

Ведь, кажется, даже тот прежний, ветхий Господь, которого к нам посылали до возникновения Больших Денег, рассуждал почти так же?

Итак.

Никакой модернизации в нынешней России при нынешней её элите — кроме энергосбережения и поисков пролонгации жизни богатых — не будет и не может быть.

Не будет реиндустриализации.

Не будет воссоздания ВПК. Ни новой науки и/или образования.

Никто не станет заниматься модернизацией институциональной, т.е. построением новой политической системы.

Никому не интересно гражданское общество (которое, как и всё реальное в России, может быть создано только сверху).

Всё это решительно выходит за рамки жизненно важных интересов правящей элиты и, с её точки зрения, относится лишь к области совершенно неоправданных издержек.

Потому все разговоры о модернизации следует прекратить. И дальнейшая дискуссия, имеющая целью сформулировать что-то, что выходит за рамки тандема "экономия сырья + финансовое бессмертие", способна лишь выхолостить и обесценить понятие "модернизация" окончательно. Потому что Кремль будет умно кивать головой, а поступать — исключительно по-своему. Так, как он и должен, в соответствии со своей внутренней логикой, поступать.

Подлинной модернизацией для России может стать лишь построение качественно нового государства. У которого, возможно, есть шанс возникнуть на руинах существующей Российской Федерации.

Важнейшими предпосылками создания нового государства являются:

— прекращение — по естественным причинам, о которых мы поговорим во второй части этой статьи — существования Российской Федерации;

— уход нынешней правящей элиты после завершения (исполнением) ее центральной внутренней (заветной) миссии — утилизации наследства СССР;

— формирование критической массы новой элиты; сейчас очертания новой элиты практически не видны; мы выдвигаем гипотезу, согласно которой решающую роль в создании этой следующей элиты для постРФгосударства могут сыграть русские иностранцы, потомки разных волн эмиграции, но преимущественно — первой волны; возможно, с течением последнего РФ-времени эту гипотезу придется поправить и уточнить;

— установление в России конституционной монархии при участии и под давлением со стороны внешних сил.

О том, почему такое может произойти и как оно будет организовано, мы поговорим в следующей серии.

Продолжение следует

Станислав Белковский

Материал газеты "Завтра"

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Кладбище догм
ПУБЛИКАЦИИ » Все публикации
25.2.2021 Михаил Челноков
Apocalypse now. Сегодня Россия – это театр абсурда. Спектакли, которые идут в этом театре, далеко не безобидны. Репертуар театра весьма богат и разнообразен. Рассмотрим некоторые спектакли, которые производят очень сильное впечатление.

16.2.2021 От редакции
In memoriam. Великий руководитель Ким Чен Ир, создавая историю любви к народу, отдал всего себя для счастья народа. Он, считав дух «поклоняться народу, как небу» своим девизом, до последней минуты жизни оставлял следы самоотверженности. Они хранятся везде в стране – на заводах, в деревнях и даже на отдаленных островах.

1.2.2021 Юрий Котенок
Интервью. Редактор "АПН СЗ" Андрей Дмитриев беседует c военкором Юрием Котенком о том, как он едва не погиб в храме Христа Всеспасителя в Шуши, почему преступника Алиева тянет на место преступления, о причинах поражения Армении в войне, опасности пантюркизма и других угрозах для России.

1.2.2021 Юрий Нерсесов
Реваншизм. Ростовская область - идеальное место для международных съездов поклонников Гитлера. По крайней мере, именно такой вывод можно сделать глядя на памятники в её Цимлянском и Шолоховских районах. Оба российских монумента его прихвостням установлены именно здесь и многократные попытки снести их проваливаются.

30.1.2021 Михаил Челноков
Они и мы. Когда-то Герострат, чтобы войти в историю, сжег храм. И США, и Россия также вошли в историю благодаря штурму парламентов. Американцы словно стремились повторить историю РФ, но куда им до наших масштабов! США явно не смогли превзойти Россию, они проиграли в этом споре.

23.1.2021 Сергей Беляк
Интервью. Украина, ЕС и сами США давно доказали миру, что на эти и прочие должности в правительстве любой страны можно назначить кого угодно и без всякого профильного образования. Ну а, простите, обделается, что ж: мы ему доверили, думали, что после лечения в ФРГ парень поумнел, хотели как лучше... И пусть бы цэрэушники офигели от такой неожиданности.

21.1.2021 От редакции
Знамя сонгун. VIII съезд ТПК проходил с 5 по 12 января в столице КНДР – Пхеньяне. Во имя дальнейшего развития кимирсенско-кимченирской партии и нового победоносного продвижения вперед революционного дела чучхе, по единодушной воле и желанию всех делегатов съезда и членов партии, всех жителей страны и воинов Народной Армии съезд избрал Ким Чен Ына Генеральным секретарем ТПК.

12.1.2021 Сергей Лебедев
Прибалтийский фронт. Если появятся Нарвская народная республика, Виленская польская республика, независимая Латгалия, или вольный город Колывань, то это не будет юридическим препятствием для воссоединения этих территорий с основной Россией. И не надо двигать туда танки. Все сами местные жители сделают, все сами.

7.1.2021 Юрий Нерсесов
Политический зоосад. Ручные либералы для Кремля - пакостливые, но любимые киски, которые беззаботно дерут обои и царапают мебель на виду у соседей. Чтобы видели: в России свобода и коты гуляют сами по себе, как во всех цивилизованных странах. Дрессированные патриоты - злобные мелкие моськи. При конфликте с соседями их науськивают тявкать из окна и напускать лужу перед вражеской дверью, а когда наступает мир, загоняют в чулан.

5.1.2021 Юрий Нерсесов
Рамзанизация. Зарезавших чеченского полицейского братьев Тимурзиевых ликвидировали на месте преступления, но Рамзана Кадырова это не удовлетворило. Глава Чечни приказал спикеру парламента Магомеду Даудову разобраться с другими Тимурзиевыми: «Позови их, предъяви доказательства и затем объяви им кровную месть за нашего убитого товарища». Нет ли тут признаков статьи 119 УК РФ («Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью»)?