АПН
Загрузка...
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Вторник, 28 января 2020 » Расширенный поиск
ПУБЛИКАЦИИ » Версия для печати
Вторая фаза
2007-03-12 Михаил Шевчук
Вторая фаза
// «Единая Россия», судя по прошедшим выборам, очевидно, выбрала весь свой ресурс. «Справедливая Россия» переиграла конкурентов в предвыборной кампании. В период до думских выборов в петербургском парламенте будет проверяться способность «Справедливой России» договариваться с ЛДПР и КПРФ на предмет способности формирования тактических антиединороссовских коалиций в будущей Думе.

Выборы в Законодательное собрание состоялись. Так или иначе, с этим парламентом городу придется жить следующие пять лет, каким бы он ни был. Завершилась, таким образом, первая фаза эксперимента, который на петербургской площадке ставили кремлевские политтехнологи. Что удалось выяснить в ходе эксперимента?

«Единая Россия», очевидно, выбрала весь свой ресурс. Чиновники, живущие с единороссами в политическом симбиозе, сделали все возможное для того, чтобы за эту партию проголосовало как можно больше людей. Однако «Единая Россия» не получила даже 40% голосов, при том, что им ставилась задача взять половину. На выборы были максимально мобилизованы все, кто всегда был опорой партии – бюджетники, сотрудники организаций и предприятий, возглавляемых единороссами, а также военные и прочие силовые структуры. Как выяснилось, это все, чем располагает «Единая Россия». Главный вывод таков – единороссов готовы поддержать только те, кто по жизни напрямую зависит от чиновников. Причем и то – только после соответствующей накачки. Неизвестно, как проголосовали бы врачи и учителя, если бы им не проводили сеансов внушений в районных администрациях. А курсантам по большому счету вообще все равно, кто там будет заседать в парламенте.

У «партии реальных дел» собственно «реальных дел» оказалось немного. Любое такое «дело» на поверку оказывается «делом» исполнительной власти. Даже широко разрекламированные акции по доплатам труженикам тыла и прочим ветеранам, по сути, стали просто взносом от щедрот чиновников в предвыборную кампанию единороссов. Тем более, что эти доплаты могли, наоборот, только раздражать их адресатов слишком явной привязкой к выборам и в общем-то небольшим размером. Именно поэтому «Единая Россия» предпочла воздержаться от предвыборных обещаний – как можно что-то обещать, если все зависит не от тебя.

Собственно, этого достаточно для того, чтобы понять, что «Единая Россия» действительно больше не могла оставаться политическим монополистом. Ненормально, когда общество олицетворяют только те, кого на выборы фактически привели за руку. Для этого и была придумана «Справедливая Россия» – кто-то должен был перехватить голоса главных избирателей страны - пенсионеров, разочаровавшихся в «Единой России». Да так, чтобы их не разагитировали оппозиционеры и не подгребли под себя коммунисты («красных» парламентов во власти опасаются как бы не меньше, чем «оранжистов», памятуя о боданиях с Думой десятилетней давности – с коммунистами можно находить общий язык, но когда их слишком много, они становятся непредсказуемыми).

В итоге схватка развернулась только на одном поле – за души несчастных пенсионеров. На это поле с обещаниями роста пенсий и зарплат неуклюже влез даже СПС, изрядно напугав в итоге немало своих избирателей. Побежали все поперед друг друга в социализм, кто во что горазд.

Ну, и это привело к тому, к чему должно было привести – на выборы пришло столько же народу, сколько и всегда. И дело даже не в низкой явке самой по себе, в конце концов, на западе явка тоже, как правило, не дотягивает до 50%. Дело в социальных группах, которые в этот процент явки входят. А они остались неизменными. То есть ровно те же самые люди, которые от любых выборов ждут только одного – доплат, выплат, пенсий. Получился замкнутый круг. Партии обещают выгоду только пенсионерам и бюджетникам, потому что больше никто на выборы не ходит. Молодежь и средний класс на выборы не ходит, потому что никто из участников выборов их ничем не привлекает и не пытается привлечь. На этом фоне программное предложение «Справедливой России» - переход с плоской на прогрессивную шкалу налогообложения (ориентированное на бизнес) выглядело таким же громом, как изобретение колеса в доисторические времена. Логично – зачем идти на выборы, если, судя по рекламным кампаниям, законодательное собрание это такой большой собес? Если не изменились принципы агитации и контингент приходящих на выборы, глупо ожидать, что сильно изменится законодательное собрание.

Никто не понимает, что это такое. О каком законодательном собрании можно говорить, когда в России мало кто вообще понимает, что такое закон, и ни единый человек по-настоящему не верит, что на самом деле ему от государства может что-то полагаться. Никто не знает, что такое закон, все знают только, что такое царский указ. Ну и в таких условиях парламенту действительно ничего не остается, как функционировать в качестве собеса.

В результате широкомасштабной по охвату кампании «Справедливая Россия» набрала много. Так стало ясно, что народ по-прежнему ждет обещаний. Строго говоря, это и есть нормальный политический процесс – одна партия обещает, люди ей верят, голосуют, потом либо остаются довольными и голосуют еще раз, либо разочаровываются и голосуют за оппонентов, которые все это время обещают что-то другое. Другой вопрос, что когда все партии обещают одно и то же, побеждает та, у которая свои предложения лучше других подает. То есть старается облечь в форму экономических расчетов и предлагает себя активно. «Единая Россия» по неизвестной причине предлагать и обещать ничего не стала. Кроме того, «Справедливая Россия» была попросту активней, оперативно реагируя на все, что происходит в городе (для собственной раскрутки был использован даже Марш несогласных), а их главные оппоненты были медлительны и пассивны. В итоге «Справедливая Россия» «захватила» СМИ. «Единая Россия» же и поддерживающие ее чиновники были явно дезориентированы (очевидно, не без помощи части силовых структур, по неофициальной информации, негласно поддерживавших Сергея Миронова, и использовавших возможности, в том числе и Марш несогласных для атак на губернатора и единороссов). Не исключено, что на результате единороссов отразилась и их внутрипартийная борьба – по устойчивым слухам, ряд работавших на них политтехнологов, наоборот, саботировали работу на тех или иных округах по указаниям лидеров противоборствующих группировок. Что, конечно, ни к чему, кроме раздрая, не приводило.

Главным итогом эксперимента стало то, что он удался. Его организаторам удалось выяснить, что «Справедливая Россия» имеет неплохие шансы даже без административного ресурса на местном уровне, и теперь партия может рассчитывать на более серьезную поддержку перед выборами в Думу. Также дан определенный сигнал региональным кланам. А КПРФ показала себя более внятной силой чем «Патриоты России». Теперь политтехнологи будут считать думские расклады, исходя из этих предпосылок. Эксперимент переходит во вторую фазу полевых испытаний. «Единая Россия» не получила абсолютного большинства. Она набирает половину голосов только вместе с ЛДПР, фракция которой, таким образом, получается ключевой. Никто не может прогнозировать поведение ЛДПР через год, когда в России сменится верховная власть. Точнее, какая роль им уготована. Никто не может гарантировать того, что они останутся в лагере единороссов, и того, что «Справедливая Россия» (главным образом, конечно, надо понимать – федеральные чиновники) не сделает им рано или поздно более выгодного предложения.

Скорее всего, в период до думских выборов будет проверяться способность «Справедливой России» договариваться с ЛДПР и КПРФ на «мобильные коалиции» (чему будет пытаться противодействовать Смольный, то есть главным образом это означает способность договариваться с региональными элитами). От этого будет во многом зависеть, насколько мироновцам позволят и дальше вторгаться на чужие электоральные поля, и насколько будут обрезать возможности на думской кампании им, коммунистам и жириновцам.

Никаких постоянных же союзов в петербургском ЗакСе не предвидится. «Справедливая Россия» и КПРФ не будут заключать альянса, это понятно из заявлений коммунистов, однако могут блокироваться по отдельным вопросам, набирая сообща почти половину голосов – но все же почти. Тем не менее, у них остается возможность блокировать заседания парламента. Это мы уже проходили четыре года назад.

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Правильные выборы
ПУБЛИКАЦИИ » Все публикации
22.1.2020 Юрий Нерсесов
Развод по-русски. Едва президент заклеймил Польшу за сговор с нацистской Германией, как товарищи учёные оформили специальную таблицу с завлекательным названием «Рейтинг предательства». Где предложили оценить страны Европы по доле личного состава воинских формирований на стороне Гитлера. Овчинка, однако, оказалась жульнической, причем совершенно без какой-либо необходимости.

20.1.2020 Сергей Лебедев
Эхо истории. Польша отмечала как праздник начало Второй мировой войны, но не отмечает юбилей освобождения свой столицы и не будет отмечать день Победы 9 мая. Недаром экс-кандидат в президенты от партии «Национальное движение» Мариан Ковальский сказал: «Этих торжеств вообще не должно быть. Полякам нечего праздновать. Польша проиграла Вторую мировую войну». Их право. Зато Россия не отмечает начало войн. Она отмечает их победное завершение.

18.1.2020 Андрей Дмитриев
Медведеведение. Вспомним, как скакнул вверх рейтинг Дмитрия Анатольевича после Пятидневной войны. Сейчас такого на горизонте не видно, да и, похоже, не рискует Кремль досаждать уважаемым западным партнёрам до такой степени, что даже народные республики Донбасса не признает. Но зато Медведев может дать приказ вдарить по очередным «бармалеям» хоть в Сирии, хоть в Ливии, хоть в ЦАР, и это будет воспринято на ура.

14.1.2020 Саид Гафуров
Интервью. США очень сильно облажались. Когда они узнали, что в результате удара погиб Сулеймани, то пришли в ужас, потому что ни в коем случае не хотели убивать политика такого уровня. Трамп почувствовал себя виноватым и в ходе шедших в закрытом режиме переговоров передал – «можете бомбить нашу базу, мы людей выведем, вам ничего не будет».

13.1.2020 Юрий Нерсесов
Эхо истории. Вы будете смеяться, но обнаружен очередной источник, откуда черпает информацию коллектив авторов, известный под псевдонимом Владимир Мединский. Сравнив подписанный тогда ещё скромным депутатом Госдумы от «Единой России» трактат «О русской угрозе и секретном плане Петра I» и не менее внушительный талмуд «Франция. Большой исторический путеводитель» некоего Аркадия Дельнова, я сразу заметил сходство отдельных фрагментов.

10.1.2020 Андрей Дмитриев
Петербург+Ленобласть. Беглов больше не пристает к детям и собачкам на улицах, анонсированные чистки и кадровые перестановки в целом обернулись пшиком, и сам он стал похож на вечно спящего Полтавченко. Более энергичный дядя Саша - Дрозденко - хочет баллотироваться в губернаторы 47-ого региона, но не факт, что имеет такое право по закону, а до кучи засветился с коллекцией роскошных часов.

7.1.2020 Владислав Шурыгин
Интервью. Были иллюзии, что можно договориться, сегодня ясно, что никто с нами договариваться не собирается. Ситуация 1935-36 годов перед Путиным стоит в полный рост. Он для себя мучительно ищет вопросы, кто же он в истории, и поэтому обращается к Сталину.

5.1.2020 Юрий Нерсесов
Общество зрелищ. Актёрам пофиг - вот они и отрабатывают номер без всякого энтузиазма. Трудно сделать красиво, когда на тебя напяливают офицерский мундир и требуют изображать хипстера, бегущего на митинг Навального под несуразные для XIX века мелодии «Наутилуса» и «Мумий Тролля».

29.12.2019 Михаил Трофименков
Интервью. В своих представлениях о соотношении кино и реальности Сталин был гениальным продюсером и, прежде всего, гениальным зрителем, смотревшим кино глазами «простого» советского человека – не идеального, а ещё не свободного от простых человеческих слабостей. Например, облизнуться на ножки Любови Орловой или во вторую годовщину Победы сходить не на военную монументалку, а на милую «Золушку».

26.12.2019 Юрий Нерсесов
Политический зоосад. Конечно, некоторая разница между шимпанзе Майком, моим приятелем и господином Мантуровым, имеется. Первые поднялись из низов – один, используя канистры, второй, поигрывая золотой цепью. У министра биография иная: он прошёл во власть как потомственный советский аристократ.