АПН
Загрузка...
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Среда, 29 января 2020 » Расширенный поиск
ПУБЛИКАЦИИ » Версия для печати
Что роднит Обаму с Рузвельтом?
2010-02-08 Сергей Лебедев
Что роднит Обаму с Рузвельтом?
К 90-летию «Сухого закона» в США

Мировой экономический кризис начала нового века, который уже окрестили «Великой Рецессией» (по аналогии с «Великой Депрессией» 1929-33 гг.), и распоряжения президента США о посылке новых подкреплений в Афганистан, привели к тому, что и сами Штаты, и мир в целом пропустили чрезвычайно знаменательный юбилей. Между тем в январе исполнилось 90 лет со дня вступления в силу 18-ой поправки к конституции США. В стране был введен «сухой закон», суть которого заключалась в запрете производства и употреблении спиртных напитков, включая пиво. Нельзя не признать, что это был один из самых смелых экспериментов в истории. 

В XIX столетии США были если не самой, то одной из самых «пьяных» стран в мире. Безудержный алкоголизм американцев отмечался всеми иностранными путешественниками. При этом большинство из них отмечали, что в США алкоголь в огромных количествах употребляют женщины и несовершеннолетние. Разумеется, и движение за запрет производства алкогольных напитков в США приобрело серьезное влияние. Начиная с 1846 года то в одном, то в другом штате вводился «сухой закон». Его проповедники стали любимыми персонажами американской литературы XIX и первого десятилетия XX веков. Вспомним Марка Твена, описывавшего, как в помещении Общества трезвости оказалось виски, «Трест, который лопнул» О Генри, и наш «Золотой теленок», в одном из эпизодов которого, предприимчивый Остап Бендер учил страждущих американских туристов самогоноварению. Наконец, старшее поколение может вспомнить чехословацкий пародийный фильм «Лимонадный Джо». Конечно, эти литературные образы родились не случайно. В спившихся старательских поселках Дикого Запада действительно находились идеалисты из числа религиозных проповедников, пытавшихся нанести удар «Джону Ячменное Зерно», как образно, языком старинных британских баллад, называли виски, и вообще все крепкие алкогольные напитки. 

Ведущую роль в борьбе за народную трезвость играли религиозные, в первую очередь, протестантские образования. В начале ХХ века среди протестантов в США огромную роль приобрело движение фундаменталистов. Такое название оно получило потому, что его теоретики издавали сборники статей, в которых содержались основные положения их требований, под названием «Фундаменталии». Сторонники этого направления требовали отказаться от «модернистских» трактовок Священного Писания, и, среди прочего, требовали ввести «сухой закон». С 1872 года на всех президентских выборах в США выступала «прохибишн» партия, то есть партия запрета алкогольных напитков. Правда, долгое время она имела незначительный успех, получая не более 2 % голосов. Но, терпя неудачу на общенациональном уровне, «прохибишн» сумели стать реальной силой в ряде отдельных штатов. К 1914 году в 26 штатов (из тогдашних 48) действовали различные виды ограничения на продажу спиртных напитков. 

Когда грянула Первая мировая война, США ввели различного рода ограничения на производство и потребление крепких напитков. С 8 сентября 1917 года производство алкоголя в США было запрещено. Правда, пока это рассматривали лишь как временную меру военного времени. Но успехи «сухого закона» (значительное сокращение смертности, уменьшение аварий и катастроф, рост производительности труда) способствовали популярности сторонников запрета алкоголя вообще. И вот, 16 января 1919 года была принята 18-ая поправка к конституции, которая вступила в силу ровно год спустя. Было полностью запрещено производство не только крепких напитков, но и пива. Сторонники «прохибишн» торжествовали. В ряде городов США прошли торжественные процедуры символических похорон Джона Ячменное Зерно.  

Но все же движение «прохибишн» не достигло бы столь серьезных результатов, если бы оно не совпало с мощным движением «американизма», которое требовало ограничения иммиграции, в первую очередь в отношении выходцев из стран южной и восточной Европы, а также евреев. В самом деле, в первые годы ХХ века в США прибывало около 1 миллиона иммигрантов в год. В результате чего в 1920 году из 106 миллионов американцев 15 % населения США составляли иммигранты, и 25 % – их дети, американцы в первом поколении. Неудивительно, ведь за 1820-1920 в США прибыли 35 миллионов иммигрантов. Такое положение грозило возникновению в США совершенно неподконтрольным властям этнических оазисов. Обилие переселенцев приводило к заминкам в работе «плавильного тигля», который вообще мог выйти из строя. В момент вступления США в первую мировую войну в 1917 году выяснилось, что каждый десятый призывник просто не понимает воинские команды по-английски. (Хотя призывались исключительно американские граждане, родившиеся в США!) Идею создания национальных военных формирований генералы отвергли с порога, справедливо видя в этом первый шаг к распаду армии и государства. При этом в качестве доказательства американские генералы сослались на печальный опыт создания таких национальных частей в русской армии при Керенском в том же 1917 году. 

Особую тревогу у «американистов» вызывало то, что они называли «двойной лояльностью» новых американцев. Речь шла о том, что католики и евреи, даже будучи лично лояльными правительству США, одновременно полностью повинуются Папе Римскому или еврейским лидерам. В случае если интересы Ватикана или главарей мирового еврейства вступят в противоречие с интересами США, позиция американских католиков или евреев, была непредсказуема. Между тем, основную массу иммигрантов, начиная со второй половины XIX столетия, составляли ирландцы, итальянцы, поляки, выходцы из народов Австро-Венгрии, преимущественно католики по вероисповеданию. Как правило, они отличались высокой рождаемостью. В результате, католицизм быстро стал второй по распространению конфессией в США, уступая, правда, протестантам, взятым в целом. Но ведь протестанты были расколоты на множество «деноминаций», так что католицизм к 20-м гг. стал самой крупной из отдельных американских конфессий. Возникала реальная вероятность превращения страны, основанной пуританами, в католическую страну латиноамериканского типа. 

Американисты обвиняли иммигрантов-католиков в склонности к мятежу, неуважению к частной собственности и американским ценностям. Действительно, из числа ирландцев вышли многие профсоюзные активисты. Итальянцы также составляли основную массу активистов анархистских и социалистических организаций страны. Кроме того, иммигранты из католических стран имели репутацию любителей выпить. Не случайно один из американских политиканов говорил, намекая на католиков, что его противники заключаются в трех буквах R – Rum, Roma, Rebellion (Ром, Рим, Мятеж). Наконец, организованная преступность в США была организована на базе этнических землячеств. Всем известна итальянская «Коза Ностра», но и еврейские мафиози типа знаменитого Меира Лански (Аарона Шушлановского) были ничуть не менее влиятельны. 

Одновременно, в США стало быстро расти число евреев, дойдя до 4 миллионов человек. В ту эпоху евреи, вопреки представлениям как антисемитов, так и сионистов, не имели сильных позиций в деловом мире Америки. В 20-е годы большинство евреев жили в своих гетто типа нью-йоркского Бруклина, занимаясь в основном мелкой розничной торговлей, содержанием подпольных лотерей, и особенно питейных заведений. Не стоит удивляться, что большинство еврейских организаций расценили «сухой закон» как «антисемитскую акцию».

В 1921 году американский Конгресс принял антиимиграционный закон. В 1924 году он был еще более ужесточен. Были введены квоты на переселение в США, ограничившие годовое число иммигрантов в 164 тысячи человек. При этом выходцы из восточной и южной Европы, ранее дававшие 80 % всех прибывавших в страну, теперь не могли превышать 2 % от общего числа прибывших в год иммигрантов. Для азиатов и вообще представителей нехристианских наций США теперь стали закрыты. Евреи, впрочем, переселялись в США, но как уроженцы конкретных государств Европы. Теперь основную массу переселенцев давали не только западноевропейцы, но люди, имевшие определенный образовательный и имущественный ценз, подтверждающие свою принадлежность к христианству. 

Как видим, время между 1919 и 1929 годами (до начала Великой Депрессии) для Америки были временем, можно даже сказать, весьма трезвых решений. Увы, поставленные цели оказались реализованными не вполне. «Сухой закон» быстро превратился в посмешище. Самогоноварением и контрабандой алкоголя занималось несколько миллионов человек. Появились такие специфические термины, как «бутлеггер» (контрабандист спиртного), «муншайнер» (самогонщик), «спикизи» (работник подпольной пивной). Нарушителем сухого закона был даже президент Уоррен Гардинг (1921-1923 гг.), любивший выпить в кампании своих министров. Пьяниц в США меньше не стало, зато мафия сказочно разбогатела на нарушении «сухого закона». Один только Меир Лански  ввез в страну 49 миллионов галлонов виски. Похожую судьбу испытали остальные начинания «джазового века» Америки.

Когда грянула Великая Депрессия, то рухнули и многие догматы «американизма». В целом ряде штатов сухой закон был явочным порядком отменен. Наконец, пришедший к власти в 1933 году президент Франклин Делано Рузвельт одним из своих самых первых актов отменил сухой закон полностью. Уже 5 декабря 1933 года вступила в силу 21-я поправка к конституции США, отменившая действие 18-ой поправки. Сухой закон стал достоянием истории. Зато Рузвельт четыре раза избирался президентом и благодарные американские алкоголики, несомненно, составили немалую часть его электората.  

В некоторых штатах местный «сухой закон» продолжал существовать. Последним он был отменен в 1966 году в штате Миссисипи. Но это было уже не серьезно, если только не считать, что Миссисипи и «сухие» штаты американского Юга имели репутацию самых реакционных. Там запрещено виски и негров вешают – вот и все, что знал яйцеголовый интеллектуал «продвинутых прогрессивных» городов Атлантического побережья США о последних «сухих» штатах. Понятно, что борьба за гражданские права 60-х гг. привела к падению последних бастионов трезвости в этой стране.   

В эпоху кризиса очень часто власти пытаются в вине утопить народное негодование. Так было в Америке Рузвельта и России Ельцина. Сейчас, когда над миром нависли черные крылья новой Великой Депрессии, в целом ряде стран уже предпринимаются соответствующие меры. При этом, поскольку алкоголь запрещен только в нескольких мусульманских странах, то на роль Джона Ячменное Зерно выдвигаются иные средства контроля над людскими эмоциями. Так, впервые в истории Всемирной Организации Здравоохранения ООН на высшем международном уровне был поставлен вопрос о возможной легализации марихуаны. Для этого престижный английский фонд Беркли специально подготовил отчёт о ситуации употребления этого наркотика в мире, который содержит также рекомендации комиссии по вопросу легализации марихуаны. Одновременно в разных изданиях, не только бульварных, но и солидных, вдруг начинают появляться статьи о том, что героин не так опасен, кокаин вообще действует как шампанское, и что в Голландии и других странах, легализовавших «легкие» наркотики, наркомания, оказывается, незначительна. Почетный профессор Гарвардской медицинской школы, автор книги «Марихуана: запретное лекарство»  Лестер Гринспун обосновывает, что марихуана дешевле, чем другие лекарства против тех же болезней, а значит, она поможет сэкономить на страховании работников. 

Неожиданно многие политические партии в Европе вдруг выдвигают лозунги «легалайз» – то есть легализации наркотиков, устраивая массовые демонстрации в поддержку своих требований. Можно констатировать, что чем сильнее проявляет себя кризис, тем больше будут вопить сторонники «легалайз».  

Вот и в США администрация Обамы идет по пути наркотизации американского населения. Уже в прошлом году по распоряжению президента прекращена агентурная деятельность ФБР относительно употребления «легких» наркотиков. Теперь правоохранители не трогают ни продавцов, ни простых граждан, курящих «травку» в «медицинских целях». По федеральным правилам марихуана все еще вне закона, но это мало кого трогает: штатов, где лечиться ею разрешено, все больше. В 14 штатах плюс Федеральный округ Колумбия, где расположена столица США Вашингтон, употребление марихуаны (правда, с формулировкой «в лечебных целях») уже легализовано. В Калифорнии с ее Губернатором-Терминатором производство и сбыт марихуаны собираются обложить налогом. Сторонники этого законопроекта считают, что только этот штат может получить до 1,4 млрд. долларов. Аналогичные меры обсуждаются в Вашингтоне (где марихуана для лечения уже разрешена). Депутат Мэри Пикерсон  думает, что было бы здорово продавать «траву» в винных лавочках, взимая налог в 15%. Она рассчитала, что налоговые доходы от конопли могут сравниться с «алкогольными» заработками штата – около 300 млн. долларов в год.  

Какой же вывод из всей этой истории можно извлечь сейчас? Когда страной правит истинно национальная элита, проводятся мероприятия, напоминающие политику США 1919-29 гг. Иначе говоря, забота о народном здравии, стремление не допустить в страну людей иной культуры, или, по крайней мере, ограничить их роль, наконец, поддержка особого статуса доминирующей церкви – все это правильно, и, в частности, необходимо современной России. Разумеется, при этом национальная элита должна учитывать все недостатки американского сухого закона (плюс наш собственный опыт антиалкогольной кампании при Горбачеве). 

Сергей Лебедев

Мнение автора не совпадает с мнением редакции

фото www.lenta.ru

Дрожжи Pakmaya Cristal купить в интернет магазине в Москве.
ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Они и мы
ПУБЛИКАЦИИ » Все публикации
22.1.2020 Юрий Нерсесов
Развод по-русски. Едва президент заклеймил Польшу за сговор с нацистской Германией, как товарищи учёные оформили специальную таблицу с завлекательным названием «Рейтинг предательства». Где предложили оценить страны Европы по доле личного состава воинских формирований на стороне Гитлера. Овчинка, однако, оказалась жульнической, причем совершенно без какой-либо необходимости.

20.1.2020 Сергей Лебедев
Эхо истории. Польша отмечала как праздник начало Второй мировой войны, но не отмечает юбилей освобождения свой столицы и не будет отмечать день Победы 9 мая. Недаром экс-кандидат в президенты от партии «Национальное движение» Мариан Ковальский сказал: «Этих торжеств вообще не должно быть. Полякам нечего праздновать. Польша проиграла Вторую мировую войну». Их право. Зато Россия не отмечает начало войн. Она отмечает их победное завершение.

18.1.2020 Андрей Дмитриев
Медведеведение. Вспомним, как скакнул вверх рейтинг Дмитрия Анатольевича после Пятидневной войны. Сейчас такого на горизонте не видно, да и, похоже, не рискует Кремль досаждать уважаемым западным партнёрам до такой степени, что даже народные республики Донбасса не признает. Но зато Медведев может дать приказ вдарить по очередным «бармалеям» хоть в Сирии, хоть в Ливии, хоть в ЦАР, и это будет воспринято на ура.

14.1.2020 Саид Гафуров
Интервью. США очень сильно облажались. Когда они узнали, что в результате удара погиб Сулеймани, то пришли в ужас, потому что ни в коем случае не хотели убивать политика такого уровня. Трамп почувствовал себя виноватым и в ходе шедших в закрытом режиме переговоров передал – «можете бомбить нашу базу, мы людей выведем, вам ничего не будет».

13.1.2020 Юрий Нерсесов
Эхо истории. Вы будете смеяться, но обнаружен очередной источник, откуда черпает информацию коллектив авторов, известный под псевдонимом Владимир Мединский. Сравнив подписанный тогда ещё скромным депутатом Госдумы от «Единой России» трактат «О русской угрозе и секретном плане Петра I» и не менее внушительный талмуд «Франция. Большой исторический путеводитель» некоего Аркадия Дельнова, я сразу заметил сходство отдельных фрагментов.

10.1.2020 Андрей Дмитриев
Петербург+Ленобласть. Беглов больше не пристает к детям и собачкам на улицах, анонсированные чистки и кадровые перестановки в целом обернулись пшиком, и сам он стал похож на вечно спящего Полтавченко. Более энергичный дядя Саша - Дрозденко - хочет баллотироваться в губернаторы 47-ого региона, но не факт, что имеет такое право по закону, а до кучи засветился с коллекцией роскошных часов.

7.1.2020 Владислав Шурыгин
Интервью. Были иллюзии, что можно договориться, сегодня ясно, что никто с нами договариваться не собирается. Ситуация 1935-36 годов перед Путиным стоит в полный рост. Он для себя мучительно ищет вопросы, кто же он в истории, и поэтому обращается к Сталину.

5.1.2020 Юрий Нерсесов
Общество зрелищ. Актёрам пофиг - вот они и отрабатывают номер без всякого энтузиазма. Трудно сделать красиво, когда на тебя напяливают офицерский мундир и требуют изображать хипстера, бегущего на митинг Навального под несуразные для XIX века мелодии «Наутилуса» и «Мумий Тролля».

29.12.2019 Михаил Трофименков
Интервью. В своих представлениях о соотношении кино и реальности Сталин был гениальным продюсером и, прежде всего, гениальным зрителем, смотревшим кино глазами «простого» советского человека – не идеального, а ещё не свободного от простых человеческих слабостей. Например, облизнуться на ножки Любови Орловой или во вторую годовщину Победы сходить не на военную монументалку, а на милую «Золушку».

26.12.2019 Юрий Нерсесов
Политический зоосад. Конечно, некоторая разница между шимпанзе Майком, моим приятелем и господином Мантуровым, имеется. Первые поднялись из низов – один, используя канистры, второй, поигрывая золотой цепью. У министра биография иная: он прошёл во власть как потомственный советский аристократ.