АПН
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Четверг, 18 апреля 2019 » Расширенный поиск
ПУБЛИКАЦИИ » Версия для печати
Латвия: 20 лет без империи
2010-05-24 Оксана Челышева
Латвия: 20 лет без империи

Независимость Латвии в этом году достигла совершеннолетия. С того исторического дня, когда около 80 % процентов населения ЛССР проголосовали за ее выход из состава Советского Союза, минуло двадцать лет. Каковы итоги этих двух десятков лет? Этот вопрос мне не пришлось формулировать. Перед латвийцами, как ее гражданами, так и негражданами, его ставит сама жизнь.

С одним из основателей Народного Фронта Латвии Дайнисом Ивансом мы встретились в сотне километрах от Риги. Когда-то, в далеких теперь 80-х харизматический лидер национально-освободительного движения, Иванс в политике не задержался. Он вернулся на свой хутор, где фамилия Ивансов отмечена в церковной книге еще с конца XVIII века. Дайнис продолжает писать книги: «Лучше сохранить моральный авторитет, чем принадлежность к политической группе. Так есть уверенность, что кредит доверия народа к твоему мнению не иссякнет».

А тогда, в конце 80-х, все началось с прогулки преуспевающего молодого журналиста по берегу бурной Даугавы. Он увидел ее пороги, скальные острова, лесистые склоны, обреченные уйти под воды после пуска Даугавпилской ГЭС. «Я больше не мог заниматься тем, чем занимался. Хотя мне и казалось, что публикации против строительства хватит, люди наложили на меня другую ответственность. Сопротивление строительству оказалось политическим сопротивлением. В течение месяца после публикации начались уже большие волнения. Было собрано 32000 подписей против строительства Даугавпилской ГЭС. ЦК Компартии Латвии запретило публикации на эту тему. Они начали говорить, что нельзя бунтовать людей, что нужно разумно договориться. Меня тоже запретили. Выбросили с работы». Дело дошло до запрета на название реки. По распоряжению ЦК прекратили производство печенья «Даугава».

Но когда не осталось открытых площадок для борьбы в Латвии, на подмогу пришли московские коллеги, предоставив возможность публикаций на страницах «Литературной газеты». Это ввело ЦК в замешательство: они привыкли, что могут запрещать что-то у себя, но если центральные СМИ начинают об этом писать, то, значит, это перестает быть запрещенной темой. Иванс с большой теплотой вспоминает Сергея Залыгина и академические круги Москвы, поддержавшие движение против строительства Даугавпилской ГЭС. 21 августа 1987 года Горбачев и Рыжков подписали приказ о прекращении строительства ГЭС.

В 1988 году в Латвии был сформирован Народный фронт. 7 октября 1988, в день советской Конституции, Иванса пригласили выступить на митинге, который был организован под лозунгом «За правовое государство». «Чекистам и коммунистам это показалось кошмаром. Примерно 80 тысяч человек заполнили амфитеатр фестиваля песен. Такого в истории Латвии не было. Даже перед оккупацией. Моя речь была обращением к матери-Латвии за то, что мы с ней сделали».

Иванс замолкает. «За двадцать лет мы сделали круг и вернулись к ситуации, когда нужно снова каяться перед матерью-Латвией. За развал экономики, за отторжение почти половины ее населения, тех, кого привычно называют русскоязычными. Тогда, во время референдума, за независимость голосовали и латыши, и русские. Их просто предали».

Иванс уверенно продолжает: «Мы получили свободу как возможность, но мы не смогли воспользоваться этим шансом в полной мере. 4 мая 1990 года принадлежало всем. Этническая или социальная принадлежность не имела значения. Всего лишь через полтора года, 21 августа 1991 года, ситуация полностью изменилась. И причина в том, что на авансцену вышли совершенно другие люди».

Борис Цилевич, депутат сейма Латвии от коалиционного блока Центр Согласия, придерживается того же мнения. С Борисом мы встретились 9 мая около парка в рижском районе Задвинье. У монумента Воину-Освободителю с раннего утра собирались люди. Даже по официальным оценкам рижской полиции, в течение дня через парк прошли более ста тысяч человек. У всех в руках были цветы. Ветеранов Второй Мировой было немного. Их вообще с каждым годом становится меньше. Постепенно у подножия монумента воинам-освободителям выкладывался радужный цветочный ковер.

Цилевич так оценил двадцать лет независимости: «С одной стороны, оправдалась старая формула - революции задумывают гении, совершают герои, а плодами пользуются подлецы. Латвийская революция не стала исключением. С другой стороны, нынешний режим сложно сравнивать с советским. Латвия – демократическое государство, даже и с серьезными оговорками. Мы вступили в Европейский Союз. У людей есть выбор. Но мы получили весь комплекс проблем маленького и бедного государства. В первую очередь, отъезд людей в другие страны Европы. Латвия потеряла почти 20% населения за 20 лет независимости. Причем, речь идет не просто о самом трудоспособном населении, но и самом активном, самом образованном. Известно, что мигранты – движущая сила прогресса. К сожалению, наша молодежь двигает прогресс в других государствах Европы, Америки и других частей света».

Сейчас правящие Латвией правонационалистические партии как мантру повторяют заклинания: «Осталось потерпеть совсем немного. Потом будет легче... Посмотрите, у нас не бастуют, а в Греции - бастуют. Поэтому у нас хорошо, а в Греции - плохо».

На торжественном мероприятии в Доме Европы, посвященном двадцатилетию независимости Латвии, об этом говорили все, от депутатов Европарламента до журналистов. Бывший президент Латвии Вайра Вике Фрейберга сфокусировала свое выступление на том, что она назвала «угрозами Европе»: «Европе грозит отход на второстепенные роли. В мировой политике усиливаются роли таких стран как Китай или Бразилия. Нам нужно расширить угол рассмотрения таких проблем. Кроме этого, население Европы катастрофически уменьшается. И нужно найти решение этих проблем, отличное от потока мигрантов. В частности, увеличение пенсионного возраста».

Это звучало достаточно саркастично в устах политика, занимающего почетную должность «посла Евросоюза по вопросам борьбы с бедностью и социальным отторжением». Как, впрочем, и сама должность бывшего латвийского политика, разделяющей, но не признающей свою долю ответственности за серые паспорта неграждан и экономический развал в стране.

Премьер-министр Валдис Домбровскис сейчас сознается, что когда Латвия оказалась на грани экономического дефолта, ни один банк не согласился выдать ей кредит. Она была вынуждена обратиться ко Всемирному валютному фонду. Латвии был предоставлен кредит в 3,5 млрд. латов (что примерно составляет 5 млрд. Евро), из которого истрачен миллиард латов. Остальное лежит в запасе. Для выполнения условий предоставления кредита правительство Латвии пошло на такие жесткие меры, как сокращение пенсий и зарплат бюджетников, а также резкое сокращение финансирования школ и больниц.

На этом фоне не удивителен феномен Нео - хакера, взломавшего бухгалтерскую систему государственных институтов и раскрывшего шокирующие зарплаты небольшой группы чиновников высшего звена, а также банковских служащих и руководства государственных кампаний, в ведении которых находятся коммунальные системы. В течение полугода Нео выдавал публике данные о зарплатах банковских и министерских служащих, управленческом аппарате министерства внутренних дел. Так латвийское общество узнало, что люди в чинах себя не включали в число тех, кто должен был расплачиваться за их же экономические фиаско. В начале мая этого года полиция безопасности Латвии сумела арестовать Нео. Он оказался университетским исследователем в области создания искусственного разума Илмаром Пойкансом.

Этот скандал с «кибер-Робин Гудом», как окрестили Нео латвийские журналисты, стал причиной обвинений со стороны журналистов в нарушении их прав. Оказалось, что полиция безопасности не утруждала себя отслеживанием хакера при помощи высоких технологий. Не было кибер-Шерлока Холмса. Они просто пришли с обыском к журналисту Илзе Нагла, опубликовавшей серию статей о Нео. Журналист отказалась дать информацию о своих источниках. Тогда полиция безопасности произвела обыск в ее квартире на предмет наличия электронных носителей. Они изъяли рабочий компьютер. Именно в нем и содержалась информация, позволившая идентифицировать Нео.

Латвия, по мнению многих ее жителей, нуждается в обновлении. Один из моих собеседников, тридцатилетний предприниматель, заметил, «Появление Нео - сигнал для власти, что в обществе зреет протест. События 13 января 2009 года, когда в Риге вспыхнул бунт, - прелюдия. Даже в среде латышской интеллигенции растет понимание того, что страна постепенно зашла в тупик. Невозможно строить будущее, объясняя все ошибки, совершаемые нынешней властью только ссылками на советское прошлое. Нельзя постоянно жить в кредит».

Оксана Челышева

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Подведение итогов
ПУБЛИКАЦИИ » Все публикации
10.4.2019 Юрий Нерсесов
Властители дум. Министерству образования, рекомендуя труды Дмитрия Быкова для институтов и школ, надо помнить: речь идёт именно о событиях и книгах иных миров. Иначе детишки пострадать могут. Законспектируют лекции, а экзамены по литературе и истории пойдут сдавать угрюмому реалисту. Тот послушает, решит, что над ним издеваются, да и зарежет.

8.4.2019 Сергей Лебедев
Их нравы. В скором времени правительство Новой Зеландии, устыдившись гнусного поступка Брентона Тарранта, еще шире откроет двери для иммигрантов. Попутно откроют новые мечети и запретят «расистские» организации. Иммигрантские общины получат новые права и льготы, причем толерантность будет требоваться только от белых. Так выглядит закат Европы в ее заморском продолжении.

7.4.2019 Андрей Дмитриев
Политический портрет. Тёплые отношения со Смольным и партией власти заставляют предположить, что и нынешняя кампания может оказаться на поверку «договорняком», которую Бортко в итоге сольет врио губернатора. Что характерно, он уже обронил загадочную фразу, что будет бороться не с Бегловым, а с властью.

31.3.2019 Юрий Нерсесов
Общество зрелищ. Знаете, куда делся слетевший с престола в Изумрудном городе узурпатор Урфин Джюс? Он сбежал в Москву с остатками своих деревянных солдат, более известных как дуболомы. Узнав, что актёр Гоша Куценко стал продюсером фильма «Балканский рубеж», приуроченного к 20-летию ввода российских войск в Косово, Урфин понял: настал его шанс!

29.3.2019 Андрей Дмитриев
Борьба за власть. Переход на позицию главы Совета Федерации выглядит для Медведева скорее выигрышным: он лишается негатива от действий правительства, экономических проблем и бремени тяжких забот о благосостоянии граждан («денег нет, но вы держитесь»). Однако остаётся на практически равнозначном посту. Таким образом, в перспективе можем получить ситуацию, сходную с той, что сложилась в Казахстане.

20.3.2019 Юрий Нерсесов
Наследие предков. Современная глобальная цивилизация безжалостна к традициям и воспитанные ею безродные космополиты сплошь и рядом не знают об истории собственного народа. То, что Александр Борода и Адольф Шаевич делают с «Книгой Эсфири», даже обрезанием не назовёшь – перед нами чистой воды кастрация! Не менее противная, чем издевательство над русскими былинами министра культуры России Владимира Мединского.

16.3.2019 Юрий Нерсесов
Рамзанизация. «Падишах моего народа - чеченец. - Объявил в своём блоге бывший министр обороны масхадовской Ичкерии, а ныне депутат парламента кадыровской Чечни от «Единой России» Магомед Ханбиев. - Я с русскими никогда не разговариваю. Я русским никогда слово не говорю. Я никакому русскому не сдавался. У меня не было разговора ни с одним русским генералом, ни с офицером. И я их не люблю даже сегодня. Я сын Ичкерии!» После некоторой паузы уважаемого Магомеда стали отмазывать в стиле незабвенного «Рафик ни в чём не виноват!»

8.3.2019 Андрей Дмитриев
Политический портрет. Безусловно, главной задачей Совершаевой на сегодня является успешное проведение губернаторских выборов. С чем, как уже очевидно, имеются большие проблемы. Усиление клана Ковальчуков и то, что Совершаеву называют теперь их «полномочным представителем» в Смольном, вызывает недовольство других групп влияния федерального уровня. Возможно, расклад сил изменится уже в ближайшее время.

3.3.2019 Юрий Нерсесов
Властители дум. Так сам ли Быков пишет свои книги? Или за него литературные негры строчат, как за министра культуры России Владимира Мединского? Мне страшно даже думать про такую пакость, а потому предлагаю верить в лучшее. То есть в раздвоение Зильбертруда. Или в спорящих внутри его черепушки тараканов-мозгоедов.

22.2.2019 Олег Миронов
Apocalypse now. Сурков - автор неплохих декадентских стихов и даже Агата Кристи под его патронажем записала альбом. Любопытно, что там есть такие слова: «Наш хозяин - Денница». Денница — это Люцифер. Думаю, что он применял методы добиться откровения в попытках понять, прочувствовать «русское бессознательное». Там, в этом состоянии, в этих практиках, вполне вероятно, и встретился с тем самым «хозяином».