АПН
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Пятница, 24 марта 2017 » Расширенный поиск
ПУБЛИКАЦИИ » Версия для печати
«Синдром Ахеджаковой» и «Национальный бестселлер»
2010-06-14 Андрей Рудалев
«Синдром Ахеджаковой» и «Национальный бестселлер»

Сразу оговорюсь, планов опорочить заслуженную и народную актрису и в мыслях нет. Естественно, симптом, о котором пойдет речь, более обширный и не зацикливается на ее персоне, но так получилось: всплыло ощущение дежавю и связалось и фамилией Лии Меджидовны. Но обо всем по порядку.

Многим памятна встреча творческой интеллигенции с премьером, на которой Юрий Шевчук озвучил несколько нелицеприятных для власти вопросов и высказываний.

Тогда бросилась в глаза реакция прочих представителей творческой интеллигенции, находящихся за столом. Когда началось вольное общение с госчиновником, кто-то принялся задавать вопросы относительно провоза сцеженного материнского молока в самолете, про ежиков... Поднимались еще какие-то архиважные темы, но со временем они затираются. Ярмольник шутил, Макаревич крутил перстнем на руке. Милые люди.

Непротокольный голос Шевчука отразился на лицах многих страхом. Это уже потом, оправдывая свой страх, Макаревич сказал, что лидер «ДДТ» просто отлично попиарился. Но в тот момент, когда камера скользила по лицам благородного собрания, один вопрос сверлил мозг: где ходатаи за народ? Куда делась та прямолинейность, бескомпромиссность, правда-матка, с которой обличали в былые времена, с которой, не скрывая наслаждения, пинали умирающее тело империи, прежний режим? Куда улетучилось праведное негодование, та свирепая ненависть, с которой казнят зверства сталинизма, бесчеловечный и оторванный от цивилизованного мира СССР? И какое-то бесконечное отчаяние вкупе с унынием и возгласом: зачем там все эти люди?!

Уже позже выяснилось, что актриса Лия Ахеджакова всецело разделяла речи Шевчука, подходила к нему до и после, поддерживала. Ругала после себя, что промолчала, а сказать могла много чего, но дала зарок перед встречей, промолчать, чтобы не навредить...

Интеллигенция, властители дум... Очень часто она не договаривает, молчит там, где нужна дружеская рука. Какое-то чичиковские «ни то, ни се» проявляется и вместо чаемого трубного голоса – потупленный взгляд, который через некоторое время сменяется хлестаковским словоблудием.

Это и есть «синдром ахеджаковой», он не касается личности заслуженной и народной актрисы, но той роли, которую она сыграла на приснопамятной встрече.

Уже давно никто не просит жертвы, а только участия, голоса, пускай робкого. Но всего этого нет, голоса замолкли. Их носители снова стали кроликами, цепенеющими перед медитативными кольцами удава...

«Синдром ахеджаковой» - это не то, чтобы отсутствие жажды к справедливости, собственной воли, но, скорее, утраченный шанс заявить обо всем этом. Нужные слова вроде бы на языке, вот-вот они готовы прорваться, но в последний момент чего-то не хватает, и они замирают нереализованными, заживо похороненными. Уже позже – прорыв совестливости, посыпание головы пеплом и вроде как искреннее раскаяние.

Это не то, чтобы интеллигентская импотенция, но обмельчание. Ощущение самодостаточности себя и полное забывание своей предназначенности. Долга, если хотите. Все это делает наших «властителей дум» безъязыкими, молчащими, с охранительной идеологией «как бы чего не вышло».

Ощущение того, что это именно синдром сформировалось на церемонии вручения десятого «Национального бестселлера». Ощутимая линия пролегла между ней и той памятной встречей с премьером.

Лидер премии по всем литературным показателям, книга – событие нашей современной литературы, роман «Елтышевы» Романа Сенчина оказалась не у дел. Здесь можно пенять на «непрофессиональное» жюри, но факт остается фактом – литература в глазах читателя уходит на второй план и многим выигрышнее на ее фоне остается «человеческий документ». Книги биографического жанра на «Нацбест» не номинируются после Дмитрия Быкова, но в этот раз победило нечто близкое – верх взяли мемуары. Это и было ноу-хау нового премиального сезона. Исходя из чего Майя Кучерская уже говорит, что этот прецедент поставил «диагноз» современной отечественной литературе, в которой «мемуары получаются крепче, глубже, смелей романов».

В гостинице «Астория» практически все члены жюри говорили о депрессухе, о беспросветности, которой пропитаны книги премиального шорта. При этом удивительная аномалия: многие из вершителей судьбы десятого «Нацбеста» отвешивали реверансы роману «Елтышевы». Кто-то даже считал, что уж эта книга точно победит. Но при этом делали свою окончательную ставку на другого претендента. И вообще, удивительная ситуация, когда решающий голос остался за Константином Тублиным: он назвал «Елтышевы» лучшей книгой короткого списка, но проголосовал за другую...

Вот получается, что истинными «нацбестовцами» этого финального ристалища стали Валерия Гай Германика, отдавшая свой голос за Романа Сенчина, и те, кто проголосовал за «Капитализма» Олега Лукошина, – это две книги, отвечающие изначальному духу премии.

За десять лет «Нацбест» остепенился, премия стала консервативной, и здесь она приближается к варианту «как бы чего не вышло» и синдрому, о котором мы в начале завели речь.

Выбирали книгу, устраивающую многих, кандидатуру, по которой не будет возражений. Эдуард Кочергин – замечательный и крайне симпатичный человек, главный художник БДТ, человек далекий от литпроцесса, а значит от различных коверных и подковерных предпочтений, написал трогательную автобиографию цепким взглядом художника о своих детских годах, соответствующее название... Все это я не для того, чтобы умалить его значение, но для понимания логики выбора. Вопрос не в том, за что наградили Кочергина, а почему обошли Сенчина с действительно значимым литературным произведением?..

С другой стороны, действительно, что Сенчин? Скажут, он молодой (под сорок), начинающий (одиннадцать книг в багаже), все впереди (и это так). Хотя на самом деле, проблема в том, что Сенчин напугал. С пришествием «Елтышевых» в глазах людей обозначился страх, сравнимый с тем, что посетил представителей творческой интеллигенции, когда Шевчук резал правду-матку.

И пусть «Крещенные крестами» и «Елтышевы» сравнивают (между ними на самом деле много общего), но как бы там ни было, Кочергин – прошлое, это мемуары с модным по нынешним временам антуражем сталинской эпохи, достаточно вспомнить 800-страничный «Каменный мост» Александра Терехова... Прошлое безобидно, с ним можно поиграть и интерпретировать, а при желании и обличать, что есть духу. Автобиографическое прошлое – страстно, проникновенно, оно не может быть прохладным. Сенчин же - наше настоящее, в которое никто не любит вглядываться. Это персонифицированный страх. Лучше убрать взгляд, потупить взор, пройти убыстренным шагом и начать рассуждать о чем-то другом, а иначе это настоящее поглотит. Это именно та, пропасть, которая начинает вглядываться в тебя...

Может быть, именно в этом разгадка феномена с условным названием «синдром ахеджаковой»: когда люди молчат вместо того, чтобы говорить, отворачиваются, когда нужно поддержать, дипломатично выбирают усредненный консервативный вариант, голосуют не за то, что называют достойным. Этакий внутренний разброд и отсутствие цельности. Наверное, это страх, привычка к страху или личная стерилизация под страх, ожидание страха, да и вообще кабы чего не вышло...

Хотя чудовищного ничего не произошло. Шевчук был услышан, Сенчин будет прочитан. А это все купно – верное средство борьбы с синдромом, быть может не ахеджаковой вовсе, но малоприятным.

Андрей РУДАЛЁВ

г. Северодвинск

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Дела духовные
ПУБЛИКАЦИИ » Все публикации
14.3.2017 Елена Прудникова
Эхо истории. Если советская власть преступна и для её уничтожения годился союз с Гитлером, то почему бы не пойти ради свержения её наследников на союз с гуманным и просвещённым НАТО? Особенно со странами, где сильны дружественные консерваторы типа хозяев «Реннессанс Капитал» и Fox News? Привечающий Волкова и Бородая Малофеев об этом помалкивает, но о необходимости смены строя в России заявляет многократно.

9.3.2017 Юрий Нерсесов
Игры патриотов. Громкое название «Нулевая мировая война» не слишком помогло продвижению фильма Российского военно-исторического общества Владимира Мединского, снятого при поддержке министра культуры России Владимира Мединского. Четырёхчасовую картину о случившемся в 1853-1856 гг. столкновении нашей страны с британской, французской и турецкой империями мало кто заметил, но меня привлёк отзыв севастопольского историка Сергея Ченныка. Ознакомившись с фильмом, автор пяти книг по Крымской войне назвал его говном, которое «более вредно для познания военной истории России, чем полезно».

7.3.2017 Елена Прудникова
Дела духовные. Интервью о мироточащем бюсте телеканалу «Царьград ТВ» от 3 марта вызывает вопросы. Как поступает любой нормальный православный, если у него случается чудо? Бежит к ближайшему священнику и сообщает: так и так, в 6-30 утра, при утренней молитве... Итак, вопрос первый: если звали священника – то где он? А если не звали, то почему?

4.3.2017 Юрий Нерсесов
Реваншизм. Американские военные дважды обидели пресс-секретаря Министерства иностранных дел России Марию Захарову. В Эстонии они сфотографировались на границе на фоне российского Ивангорода. В Польше приняли участие в марше в честь боевиков, устраивавших теракты и диверсии против коммунистического правительства и советских войск.

27.2.2017 Иван Заховаев
Игры патриотов. Возглавляемое министром культуры РФ Владимиром Мединским Российское военно-историческое общество с гордостью отчиталось о проведении мероприятия: "В Ульяновской области состоялась реконструкция боя 1942 года под Смоленском, в котором погиб Герой Советского Союза Александр Матросов". Если б они еще избегали применять слова типа «историческая реконструкция», а ограничились чем-нибудь типа «театрализованное шоу», и не приплетали бы к этому целое РВИО, то я бы, возможно, и не стал бы придираться. Но тут уж, «простите, не удержался».

17.2.2017 Максим Калашников
Apocalypse now. КНР создала Оптическую долину в троеградье Ухань, где выпускаются в том числе лазерные обрабатывающие центры. А РФ за это время построила только футбольные стадионы. Может ими Путин и грозил мировому империализму в Мюнхене?

4.2.2017 Юрий Нерсесов
Развод по-русски. Создатели «Шалтая-Болтая» забыли: безнаказанно торговать Родиной имеют право лишь персоны на вершине вертикали власти и лица, действующие с их санкции. Или те, кто продавал на должности пониже, не попался, а потом взлетел так высоко, что спрашивать с них стало некому. Остальных наказывают, и в качестве утешения Михайлову с подельниками можно только пожелать стать героями фильма типа «Тайного Советника».

3.2.2017 Андрей Балканский
Credo. В ноябре 1996 года Лимонов прибыл в Питер. Вождь говорил о необходимости усиления отделения и скорой революции. О том, что если мы ее не сделаем до 2000 года, то партию можно распускать. Тут я задал ему вопрос: «Вы же помните, сколько лет готовилась революция 1917 года. Декабристы разбудили Герцена, тот ударил в колокол, разбудил народников и так далее. Видимо и нам надо готовиться к длительной борьбе?» «Я до 2000 года не доживу и все это бесполезно. Надо побеждать раньше», – отрезал Эдуард.

27.1.2017 Политбюро Русского Интегрального Авангардизма
Эхо истории. Не спадает накал безапелляционных обвинений в адрес организаторов-исполнителей Священного Акта Ниспровержения каменной тушки кровавого барона. Виновные в установке барельефа фыркают и не признают своей вины в провоцировании инцидента, что позволяет выдвинуть предположение о тревожащем всю общественность бесконтрольном вселении в тела вышеупомянутых чиновников злобных демонов псевдоисторической пропаганды, продолжающих управлять их затуманенным сознанием.

25.1.2017 Юрий Нерсесов
Дружба народов. Когда вице-спикер Государственной Думы от «Единой России» Петр Толстой назвал противников передачи Исаакиевского собора Московской патриархии «внуками и правнуками тех, кто рушил наши храмы, выскочив из-за черты оседлости с наганом в семнадцатом году», официальные информагентства стыдливо замолчали наезд. Однако бдительное «Эхо Москвы» узрело крамольный намёк на семитское происхождение некоторых российских оппозиционеров и подняло характерный для местечек за чертой оседлости вселенский хай.
Reklama