АПН
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Воскресенье, 30 апреля 2017 » Расширенный поиск
ПУБЛИКАЦИИ » Версия для печати
«Синдром Ахеджаковой» и «Национальный бестселлер»
2010-06-14 Андрей Рудалев
«Синдром Ахеджаковой» и «Национальный бестселлер»

Сразу оговорюсь, планов опорочить заслуженную и народную актрису и в мыслях нет. Естественно, симптом, о котором пойдет речь, более обширный и не зацикливается на ее персоне, но так получилось: всплыло ощущение дежавю и связалось и фамилией Лии Меджидовны. Но обо всем по порядку.

Многим памятна встреча творческой интеллигенции с премьером, на которой Юрий Шевчук озвучил несколько нелицеприятных для власти вопросов и высказываний.

Тогда бросилась в глаза реакция прочих представителей творческой интеллигенции, находящихся за столом. Когда началось вольное общение с госчиновником, кто-то принялся задавать вопросы относительно провоза сцеженного материнского молока в самолете, про ежиков... Поднимались еще какие-то архиважные темы, но со временем они затираются. Ярмольник шутил, Макаревич крутил перстнем на руке. Милые люди.

Непротокольный голос Шевчука отразился на лицах многих страхом. Это уже потом, оправдывая свой страх, Макаревич сказал, что лидер «ДДТ» просто отлично попиарился. Но в тот момент, когда камера скользила по лицам благородного собрания, один вопрос сверлил мозг: где ходатаи за народ? Куда делась та прямолинейность, бескомпромиссность, правда-матка, с которой обличали в былые времена, с которой, не скрывая наслаждения, пинали умирающее тело империи, прежний режим? Куда улетучилось праведное негодование, та свирепая ненависть, с которой казнят зверства сталинизма, бесчеловечный и оторванный от цивилизованного мира СССР? И какое-то бесконечное отчаяние вкупе с унынием и возгласом: зачем там все эти люди?!

Уже позже выяснилось, что актриса Лия Ахеджакова всецело разделяла речи Шевчука, подходила к нему до и после, поддерживала. Ругала после себя, что промолчала, а сказать могла много чего, но дала зарок перед встречей, промолчать, чтобы не навредить...

Интеллигенция, властители дум... Очень часто она не договаривает, молчит там, где нужна дружеская рука. Какое-то чичиковские «ни то, ни се» проявляется и вместо чаемого трубного голоса – потупленный взгляд, который через некоторое время сменяется хлестаковским словоблудием.

Это и есть «синдром ахеджаковой», он не касается личности заслуженной и народной актрисы, но той роли, которую она сыграла на приснопамятной встрече.

Уже давно никто не просит жертвы, а только участия, голоса, пускай робкого. Но всего этого нет, голоса замолкли. Их носители снова стали кроликами, цепенеющими перед медитативными кольцами удава...

«Синдром ахеджаковой» - это не то, чтобы отсутствие жажды к справедливости, собственной воли, но, скорее, утраченный шанс заявить обо всем этом. Нужные слова вроде бы на языке, вот-вот они готовы прорваться, но в последний момент чего-то не хватает, и они замирают нереализованными, заживо похороненными. Уже позже – прорыв совестливости, посыпание головы пеплом и вроде как искреннее раскаяние.

Это не то, чтобы интеллигентская импотенция, но обмельчание. Ощущение самодостаточности себя и полное забывание своей предназначенности. Долга, если хотите. Все это делает наших «властителей дум» безъязыкими, молчащими, с охранительной идеологией «как бы чего не вышло».

Ощущение того, что это именно синдром сформировалось на церемонии вручения десятого «Национального бестселлера». Ощутимая линия пролегла между ней и той памятной встречей с премьером.

Лидер премии по всем литературным показателям, книга – событие нашей современной литературы, роман «Елтышевы» Романа Сенчина оказалась не у дел. Здесь можно пенять на «непрофессиональное» жюри, но факт остается фактом – литература в глазах читателя уходит на второй план и многим выигрышнее на ее фоне остается «человеческий документ». Книги биографического жанра на «Нацбест» не номинируются после Дмитрия Быкова, но в этот раз победило нечто близкое – верх взяли мемуары. Это и было ноу-хау нового премиального сезона. Исходя из чего Майя Кучерская уже говорит, что этот прецедент поставил «диагноз» современной отечественной литературе, в которой «мемуары получаются крепче, глубже, смелей романов».

В гостинице «Астория» практически все члены жюри говорили о депрессухе, о беспросветности, которой пропитаны книги премиального шорта. При этом удивительная аномалия: многие из вершителей судьбы десятого «Нацбеста» отвешивали реверансы роману «Елтышевы». Кто-то даже считал, что уж эта книга точно победит. Но при этом делали свою окончательную ставку на другого претендента. И вообще, удивительная ситуация, когда решающий голос остался за Константином Тублиным: он назвал «Елтышевы» лучшей книгой короткого списка, но проголосовал за другую...

Вот получается, что истинными «нацбестовцами» этого финального ристалища стали Валерия Гай Германика, отдавшая свой голос за Романа Сенчина, и те, кто проголосовал за «Капитализма» Олега Лукошина, – это две книги, отвечающие изначальному духу премии.

За десять лет «Нацбест» остепенился, премия стала консервативной, и здесь она приближается к варианту «как бы чего не вышло» и синдрому, о котором мы в начале завели речь.

Выбирали книгу, устраивающую многих, кандидатуру, по которой не будет возражений. Эдуард Кочергин – замечательный и крайне симпатичный человек, главный художник БДТ, человек далекий от литпроцесса, а значит от различных коверных и подковерных предпочтений, написал трогательную автобиографию цепким взглядом художника о своих детских годах, соответствующее название... Все это я не для того, чтобы умалить его значение, но для понимания логики выбора. Вопрос не в том, за что наградили Кочергина, а почему обошли Сенчина с действительно значимым литературным произведением?..

С другой стороны, действительно, что Сенчин? Скажут, он молодой (под сорок), начинающий (одиннадцать книг в багаже), все впереди (и это так). Хотя на самом деле, проблема в том, что Сенчин напугал. С пришествием «Елтышевых» в глазах людей обозначился страх, сравнимый с тем, что посетил представителей творческой интеллигенции, когда Шевчук резал правду-матку.

И пусть «Крещенные крестами» и «Елтышевы» сравнивают (между ними на самом деле много общего), но как бы там ни было, Кочергин – прошлое, это мемуары с модным по нынешним временам антуражем сталинской эпохи, достаточно вспомнить 800-страничный «Каменный мост» Александра Терехова... Прошлое безобидно, с ним можно поиграть и интерпретировать, а при желании и обличать, что есть духу. Автобиографическое прошлое – страстно, проникновенно, оно не может быть прохладным. Сенчин же - наше настоящее, в которое никто не любит вглядываться. Это персонифицированный страх. Лучше убрать взгляд, потупить взор, пройти убыстренным шагом и начать рассуждать о чем-то другом, а иначе это настоящее поглотит. Это именно та, пропасть, которая начинает вглядываться в тебя...

Может быть, именно в этом разгадка феномена с условным названием «синдром ахеджаковой»: когда люди молчат вместо того, чтобы говорить, отворачиваются, когда нужно поддержать, дипломатично выбирают усредненный консервативный вариант, голосуют не за то, что называют достойным. Этакий внутренний разброд и отсутствие цельности. Наверное, это страх, привычка к страху или личная стерилизация под страх, ожидание страха, да и вообще кабы чего не вышло...

Хотя чудовищного ничего не произошло. Шевчук был услышан, Сенчин будет прочитан. А это все купно – верное средство борьбы с синдромом, быть может не ахеджаковой вовсе, но малоприятным.

Андрей РУДАЛЁВ

г. Северодвинск

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Дела духовные
ПУБЛИКАЦИИ » Все публикации
27.4.2017 Максим Макарычев
Эхо истории. Считается, что друзья у человека появляются в молодости, как правило, до тридцати лет. Но у Кастро с возрастом, наоборот, возникали новые друзья-соратники. И это были латиноамериканцы с именем - Уго Чавес, Эво Моралес, Диего Марадона, боготворившие его. «Для меня он - бог» - так сказал знаменитый футболист о Фиделе Кастро.

22.4.2017 Лев Данилкин
Наш Ильич. Опять же с подвязанными зубами Ленин - совпадение? - проследовал мимо Шпалерной вечером 24 октября 1917-го по дороге в Смольный, едва свернув с Литейного моста; как раз где-то на пятачке, который он указал в качестве места встречи своей невесте, стоял пикет пелевинских юнкеров в «Хрустальном мире». Такого рода здания редко меняют свое назначение, и неудивительно, что теперь там находится «следственный изолятор центрального подчинения» СИЗО-3 ФСИН России.

20.4.2017 Максим Калашников
Apocalypse now. Сейчас модно ставить памятники всему и вся. Лично я бы воздвиг монумент ясновельможному кретинизму властей. Итак, прохлопав взрыв в метрополитене Санкт-Петербурга и банду, убившую двух полицейских в Астрахани, ФСБ обезвреживает террористов в Александровском районе Владимирской области (от Москвы до Александрова – 110 километров по Ярославскому шоссе на северо-восток).

19.4.2017 Бен Шрекингер
Щупальца олигархии. Центр еврейской общины Хабад Порт-Вашингтон на Лонг-Айленде в Манхассет-Бей расположен в приземистом кирпичном здании напротив автозаправки Shell и торгового комплекса. Это ничем не примечательный дом на ничем не примечательной улице, если не учитывать одну особенность. Через него пролегают самые короткие пути, связывающие Дональда Трампа и Владимира Путина.

19.4.2017 Юрий Нерсесов
Властители дум. Согласитесь, было бы несправедливо, объяви я алкашами всех ведущих «Эха Москвы» на том основании, что видел пьяного в хлам Быкова. Между тем он сам именно так и делает. Так куда весомее звучат дальнейшие рассуждения о России как огромном диком Калинове, где страдают интеллигентные зильбертруды. Как посмотришь на исхудавшего, бледного, замучавшегося скакать с презентации на банкет, да с телепередачи на фуршет автора – сразу веришь: чувак на последнем издыхании. Не щадя живота с печенью борется с фашизмом.

17.4.2017 Андрей Дмитриев
Полемика. Писатель и активист КПРФ Герман Садулаев опубликовал рецензию на написанную мной биографию Эдуарда Лимонова в серии ЖЗЛ. Начал за здравие: назвал книжку «учебником политической истории России и не только конца XX – начала XXI века и практическим руководством к политической жизни как таковой» и даже сравнил автора с Николаем Чернышевским. Однако под лестной обёрткой скрывается политический памфлет, направленный против национал-большевиков, в котором тов. Садулаев безбожно передергивает факты, бредит, а местами откровенно врёт. Разберёмся.

12.4.2017 Елена Прудникова
Игры патриотов. Бывшего царя Болгарии Симеона всего лишь премьером избрали, а он, помимо возврата своему семейству ранее конфискованной собственности, втянул страну в НАТО и назаключал с зарубежными банками таких договоров, что болгары до сих пор за голову хватаются. Но то маленькая и бедная страна, а представляете какие деньги можно сделать на близости к монарху огромной богатейшей России, при содействии окружающих его трон столпов демократии?

9.4.2017 Максим Калашников
Apocalypse now. «Маленькая победносная война» должна случиться (смотрим на политкалендарь) до весенних выборов 2018 года. Лето, как известно – самое удобное для военных занятий время... Скорее всего, война с Украиной напомнит неумелую и кровавую драку двух бомжей. Неуклюже, но зато юшки и соплей летит – немерено, а вместо блицкрига выходит увязание на востоке бывшей УССР.

4.4.2017 Александр Сивов
Непризнанные государства. Коган и его товарищи по Интердвижению разработал план суверенизации внутри отваливающихся от СССР союзных республик путём вычленения внутри них автономий. И первой из них должна была бы стать «Принарвская Советская Социалистическая Республика». В Эстонии и в Латвии эти планы провалились. А вот в Молдавии, на которую на всесоюзном уровне никто всерьёз не рассчитывал, всё получилось.

2.4.2017 Юрий Нерсесов
Эхо истории. У прохвоста, либераста и фальсификатора истории Юрия Пивоварова прошёл обыск по уголовному делу о мелком мошенничестве. Он заранее объявил дело политическим, хотя тут же признался: "За что, не знаю - я не Навальный, не Немцов, а скромный научный работник и преподаватель, никогда не был ни политиком, ни общественным деятелем". Придётся перепечатать нашу статью двухлетней давности и напомнить, о какой научной работе идёт речь.
Reklama