АПН
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Среда, 20 февраля 2019 » Расширенный поиск
ПУБЛИКАЦИИ » Версия для печати
Латвии нужна «финляндизация»
2010-06-23 Янис Урбанович
Латвии нужна «финляндизация»

Возглавив Социал-демократическую партию «Согласие», известный латвийский политик Янис Урбанович сделал ее ядром объединенного блока «Центр согласия». Кроме нее в коалицию входит Социалистическая партия Латвии Альфреда Рубикса (бывшего секретаря Компартии Латвии) и Даугавпилская городская партия Алексея Видавского. Сам Урбанович возглавляет фракцию Центра согласия в Сейме. На прошлых парламентских выборах в девятый Сейм Латвии «Центр согласия» добился большого успеха. Из 100 мандатов они получили 17, причем подавляющее большинство у ПНС Урбановича - одиннадцать. После муниципальных выборов в  Риге мэром города стал представитель блока Нил Ушаков. Сам Урбанович определяет свой сегмент в политической раскладке Латвии как «левоцентристкий и интернационалистический». Политики, входящие в коалицию, правильно почуствовали смену настроения латвийского общества. От рассуждений о трагической доле латвийского народа в прошлом, они перешли  к решению его проблем в настоящем и добились успеха. Многие аналитики прочат Яниса Урбановича на пост премьер-министра страны после новых выборов в Сейм осенью этого года.

- Как вы оцениваете двадцать лет независимости Латвии?

- Однозначного ответа нет. Это – сбывшиеся и несбывшиеся надежды. Это – упущенное время. Но есть и определенные приобретения.

- Что бы вы изменили?

Я говорил двадцать лет назад и сейчас могу повторить, что решение лишить часть населения гражданства было преступлением и глупостью. За это мы будем еще долго платить более глубокими кризисами. Нас будет лихорадить. Это характерно для любой точки на земном шаре, которая находится в поиске модели. Расколотые общества, как наше, более уязвимы. Поэтому сейчас нужно выработать конструктивный план. Сейчас американцы, группа Хатсона, Саммерс и ряд других экономистов помогают нам писать программу развития страны на четыре года...

- Еще одна попытка вернуться к нео-либерализму?

- Анти... Если в терминах, то это программа анти-неолиберализма. Это не просто тезизы о том, что правильно или неправильно. Это программа – step by step – вывода страны на нормальное русло. Которое было бы понятно для общества и принято обществом. И главный принцип этой программы – единое общество,  и только потом – все налоговые и инвестиционные составляющие. Чтобы двигаться вперед, Латвии нужен консенсус в обществе, а у нас до сих пор идет поиск виноватых. Разные виноватые – это разные причины, и, значит, разные решения.  В латвийском обществе нет единства даже по вопросу о том, какой будет цель развития. Пока мы не сдадим экзамен на солидарность, на интеграционные параметры, на преодоление барьеров на пути интеграции общества, мы будем биться в тупике.

- Если четырёхлетний план вам помогают делать американские специалисты, говорит ли это об усилении политического влияния США?

- Есть отличие: американцы пишут план не для нас, а вместе с нами. Извините за бедность речи, но мы в глубокой заднице. Мы стали «чукчами Европы». Но именно это привлекло тех специалистов, с которыми мы работаем, к разгребанию наших «авгиевых конюшен». Им хочется показать, что им по плечу такая непосильная ноша. Может случиться, что лет через двадцать у них будет возможность сказать, что в далеком 2010 году они стояли у истоков того экономического чуда, которое совершилось на территории под названием Латвия. Я – один из тех, у кого есть такие амбиции.

- Латвии зажата между Россией и Европой при значительном влиянии США. Может быть, ее роль стать мостом их соединяющим?

- Глобализация сыграла с нами хорошую шутку. Мы не зажаты, а наоборот, увидели, что мир – гораздо больше, чем какая-то система, и что он разный, и что, несмотря на уникальность каждого, мы все одинаковы. Можно учиться у всех. Нам ведь помогают не только американцы, но и группа Григорьева из Москвы,  специалисты из Германии, Швеции и Дании. Да и в Латвии есть свои собственные мозги.

Мы реально сегодня являемся европейским тупиком. Финны первыми из северных стран начали доить ту корову, которая была под боком, под названием Советский Союз. Сразу после войны они стали строить будущее своей страны и одержали победу, проиграв войну. Даже если для этого им пришлось пойти на «финляндизацию». Нам тоже надо пойти на свою «финляндизацию».

Я и мои товарищи хотим изобрести свою «Нокию», но это не может произойти без качественного образования, а улучшить его невозможно без денег.

Европа может нам дать немного денег, хотя и не бескорыстно. Но они не заработают для нас денег. Заработать мы можем только сами. В том положении, в котором мы находимся сейчас, нам надо искать пути туда, где солнце встает – на Восток, в Россию. Постепенно мы наработаем экономический и финансовый жирок, опыт. Тогда можно будет подумать  о конкуренции с финнами или шведами. Так что нам без «финляндизации» никак.

При этом у нас есть потенциал, которого нет ни у Финляндии, ни у Эстонии, ни у Литвы. Он ставит нас в уникальное положение при использовании российских возможностей. Это – наше русскоязычное сообщество. И именно это стало нашим камнем преткновения.

Из того, что могло стать нашим активом, мы сделали проблему. Мы до сих пор выясняем, кто был прав в войне, а, значит, сами продолжаем эту войну. Мы до сих пор в окопах Второй мировой войны. Финны вышли из этих окопов. Они добились, что Владимир Путин сходил на могилу Маннергейма и возложил цветы. Для питерского парня это было не такой уж простой задачей. Финны - молодцы. Они смогли выстроить новые отношения. У меня немного горчит, что они – молодцы, а мы нет.

Но надо сказать, что в этом вопросе нам западники оказали медвежью услугу. Они нам прощали всякие глупости. Они нам делали зачет по домашним заданиям при вступлении в Евросоюз. Когда Верховный комиссар ОБСЕ по делам национальных меньшинств Ван дер Стул говорил, что это проблемы роста, я отвечал ему, что это – не проблемы роста, а рост проблемы. К сожалению, он оказался не прав.

Прошло 20 лет, а мы с нашим возом все там же. Мы должны решить эту проблему. Много людей уже умерло, многие уехали. Мне жалко 20 лет моей жизни. Они могли быть использованы более рационально.

Во время президенства Вайры Вике-Фрейберги я писал ей открытые письма. Я ей оппонировал. Она – образ собирательный. Она считает, что все, кто жил здесь при советской власти, ущербны уже только поэтому. Они уже не способны априори многое понять, потому что прожили в тоталитарном Советском Союзе.

Таков общий предрассудок импортных латышей, проживших за «большой водой». Этим все сказано. Они не понимают нас, а мы не понимаем их.

Беда в том, что мы не верили в свои силы. Мы убежали от русского медведя, но не смогли даже допустить, что у нас могут быть свои собственные планы. Мы сразу стали искать, куда бы пристроиться.

В нашей истории было много исторических трагедий, когда попытки самостоятельности пресекались. Этим можно объяснить некоторые реалии современности, но это не извиняет наше нежелание сделать аудит возможностей и желаний и их соединить. Мы жили иллюзиями. Только сейчас экономический кризис нас освобождает от иллюзий.

Халява вечной не бывает. Мы думали, что нам достаточно вступить в НАТО и Евросоюз и проблемы будут решены. Западными дипломатами и политиканами поощрялась русофобия в Латвии. У нас страна вся разворована, а казнокрады откупаются от возможного преследования заявлениями русофобского толка. Они считали, что если они будут наезжать на Кремль или на Россию, или на русских в Латвии, то их будут принимать как «своих», буржуинских, и им все сойдет с рук. Поэтомы мы не одиноки как создатели своих проблем. Этому очень «помогли» евросоюзовские и трансатлантические «старшие» товарищи. Они нас авансом приняли в Европу. Они нас «записали» в НАТО, не понимая наших особенностей. Они взяли от нас наших солдат. Причем, мы сами платим за наших солдат. В отличие от других стран, которые получают от НАТО. Парадокс, что мы остаемся людскими и финансовыми донорами. Даже в той экономической ситуации, в которой мы сейчас находимся.

Нас «хвалят» снова, сравнивая с греками: мол, греки не такие хорошие, как латыши. Особенно наши европейские депутаты восторгаются, как классно нас похвалили. И это после того как один западный журналист выразил весьма странную похвалу, «что, мол, греки хотят жить лучше, а латыши довольны уже тем, что они есть на карте». Мне стыдно за подобные похвалы, а латвийские евродепутаты радуются!

- И, все-таки, греки бастуют, а латвийцы – нет. Разве только во время бунта 13 января...

- Бунта 13 января греки бы и не заметили, да и в пригородах Парижа такое бывает регулярно. При этом я не думаю, что он был стихийным. Есть симптомы, что это было спровоцировано, так сказать, для нейтрализации протестных настроений. Там действовали провокаторы, которых я видел своими глазами.

Нам нужно вернуться к ситуации двадцатилетней давности. Нам нужно проснуться и задать себе вопрос, наша ли это страна? Если наша – тогда следующий вопрос: кто мы? Что у нас есть? Какие мы?

У нас сейчас есть «хорошие» и «плохие», «мы» и «не мы», имея в виду неграждан. 9 мая показывает, что идет русский ренессанс в Латвии. Люди в Задвинье не победу праздновали. Это был праздник самоидентификации. И это понятно. Я лично это принимаю. Надо воспользоваться ренессансом русской части латвийского общества и оно может вытащить нас всех. А мне все равно упертые говорят: нет, с этим надо бороться. Ну что это такое...

Следующий пакет вопросов: что у нас за страна? Что у нас осталось? Чего у нас уже нет? Чего мы хотим?

И дальше выход из проблемы прост: делать все, что нас приближает к тому, что мы хотим, и не делать ничего, что нас от этого отталкивает. Нет ничего проще и нет ничего сложнее.

Теперь по пунктам. Что за страна? Латвия. И снова вопросы. Мы – демократическая страна? Какая? Латышская для латышей? Это до сих пор открытый вопрос. Для других такая ситуация – дикость. Ведь XXI век! А для нас до сих пор нерешенный вопрос. И к сожалению, наши боссы из Евросоюза и НАТО законсервировали поиски ответа на эти вопросы. Вопросы же остались.

Тогда, 20 лет назад, мы проснулись от того, что нам на голову свалилась своя собственная страна. И если нами продолжат манипулировать, как делают наши разные европейцы, а также россияне или американцы, эстонцы и литовцы, финны со своим Северным измерением, радостно получающие все грузопотоки за счет того, что здесь война идет между Ригой и Москвой, у нас не будет будущего. Если мы не станем эгоистами, то нас будут иметь все. Мы же продолжим у себя дома выяснять отношения друг с другом, как пьяницы после совместной попойки.

-Латвия была одной из наиболее индустриально развитых республик Советского Союза. Что случилось с ее заводами? Разворовали?

- Без воровства не обошлось. Плюс все, что напоминало о связях с СССР или Россией, надо было уничтожить. Именно так были уничтожены все заводы: РАФ, Альфа. Разрушили большие колхозы. Как же: ведь само слово «коллектив» - атрибут империи зла!

-Парадокс: ряд политиков Латвии очень боится влияния Кремля. Тем не менее, они же не боятся соседства с российским бизнесом.

Здесь очень много неправды. В Латвии и, прежде всего, в России такая пропагандистская война выгодна. Если бы российским политикам было бы не интересно поддерживать войну, она бы прекратилась.

Когда между двумя государствами идет такое бодание, то некоторые поводыри во власти с большой выгодой для себя приоткрывают небольшие калиточки в стене вражды. Когда идет игра в войну, то и спецслужбы между собой не дружат. А иначе они бы задружились именно против таких поводырей. И тогда стало бы прозрачно, что они и там имеют, и здесь имеют немало. Россиянам нравится воевать таким образом. И у нас некоторым нравится так воевать. Вот так мы и дружим в этой странной войне.

С этой враждебной риторикой настолько свыклись, что никто не хочет ее менять. Наш блок предлагает мир, открытость и прозрачность. И мы видим, что с нами борьбу ведут со всех фронтов. Националисты, потому что они торговали фобиями. И лавочке они не хотят закрывать. Олигархический бизнес тоже не хочет вместо калиток широкие ворота прорубить. И это касается как латвийцев, так и русских.

Беседовала Оксана Челышева

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Интервью
ПУБЛИКАЦИИ » Все публикации
19.2.2019 Александр Сивов
Сопротивление. Толпа регулярно скандировала частушки с упоминанием слова «Беналла». Злые языки в СМИ намекают, что Александр Беналла – любовник президента Эммануэля Макрона. Сегодня он компрометирует его не меньше, чем когда-то Распутин компрометировал последнего русского царя...

4.2.2019 Александр Сивов
Сопротивление. То, что творилось в Париже в эту субботу, 2 февраля, на так называемом «Акт 12» (двенадцатая суббота протестов), - беспрецедентно. И это при том, что последние три субботы протестных акций происходили относительно спокойно по сравнению со столкновениями 5 января. Но всё по порядку.

24.1.2019 Андрей Дмитриев
Эхо истории. 75-летие полного снятия блокады – хороший повод вспомнить о тех, кто руководил в те годы жизнью города и его обороной. Речь пойдёт об одном из ближайших соратников главы Ленинграда Андрея Жданова – втором секретаре обкома партии, генерале Терентии Штыкове. Личность весьма примечательная, оставившая немалый след не только в отечественной, но и в мировой истории.

23.1.2019 Владислав Шурыгин
Социал-дарвинизм. Всячески поддерживая и одобряя (а как иначе!?) всё задумки «ОнВамнеДимона», я предлагаю назвать этот год работы в правительстве, годом Спасения и Сохранения электроэнергии (сокращённо СС). Медведеву присвоить звание почётного рейхсфюрера СС. А к названию страны Российская Федерация, если всё у них получится, добавить гордое Konzentrationslager…

21.1.2019 Юрий Нерсесов
Властители дум. С точки зрения левых тараканов Сёмина, Фридрих Энгельс на вопрос «Наш ли Шлезвиг-Гольштейн?» должен был ответить «Наш ли Крупп?», а затем разоблачить захватническую позицию прусского империализма. Он его и разоблачал, но строго по делу.

13.1.2019 Юрий Нерсесов
Властители дум. Быков-Зильбертруд, Дымарский и Венедиктов имеют полное право сожалеть о Гитлере-освободителе. Не понятно только, с какого перепугу их оплачивает владелец «Эха Москвы» «Газпром». Не потому ли, что многие столпы этого государства сами испытывают слабость к фюреру и его приспешникам? Или, по крайней мере, считают их более позитивными историческими фигурами, чем советские лидеры.

6.1.2019 Александр Сивов
Протест. Ну и вишенка на торте: жёлтые жилеты взломали, с использованием автопогрузчика, дверь государственного секретариата, управляемого Бенжамином Гриво, и проникли внутрь двора секретариата «с целью повреждения автотранспорта». Нападавшие успешно отступили без задержания, кто они – неизвестно, лица их были прикрыты респираторами и шапочками.

28.12.2018 Сергей Лебедев
Эхо истории. Одна из самых кровавых войн XX столетия - Алжирская 1954-62 годов - строго говоря, была не колониальной, а гражданской, поскольку Алжир юридически не был колонией, а считался тремя департаментами Франции. Не случайно тогда французы говорили: «Как Сена пересекает Париж, так Средиземное море пересекает Францию».

23.12.2018 Александр Сивов
Протест. По поводу Макрона жилеты уже говорят не об отставке, а о тюрьме. В Интернете по поводу и без повода везде появляются изображения гильотины. Ситуация в стране сравнивается с 1934 годом (попытка правого путча) и 1958 годом (фактически военный переворот, приведший к власти де Голля на фоне неудачной войной в Алжире).

18.12.2018 Михаил Трофименков
Общество зрелищ. Кто-кто, а Сталин не смешон. Проблема «Смерти Сталина» в том, что её герой не Сталин, а его смерть. Физиология смерти не может быть аргументом в политическом споре. Это табу нарушал Сокуров в «Тельце». Но это табу, как инцест или педофилия. Если против Сталина нет аргументов, кроме его предсмертных мучений, авторы фильма расписались в собственном бессилии.