АПН
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Воскресенье, 5 июля 2020 » Расширенный поиск
ПУБЛИКАЦИИ » Версия для печати
Левый марш для либералов - 2
2010-07-02 Александр Скобов
Левый марш для либералов - 2

В либеральной оппозиции можно выделить три основных точки зрения по вопросу об отношении к, условно говоря, «красным», то есть к тем политическим силам, которые ассоциируют себя с красным цветом и в политической идеологии которых важнейшее место занимает борьба с социальным неравенством. (Я начал разговор об этом в статье на гранях.ру, получившей там подзаголовок «Левый марш для либералов». Отсюда и название этой статьи).

Эти точки зрения тезисно можно сформулировать так:

1. «Красные» стремятся к восстановлению советского тоталитаризма. Их приход к власти – большее зло по сравнению с путинским режимом. Какое бы то ни было сотрудничество с ними недопустимо. В случае реальной угрозы их победы возможна поддержка нынешней власти.

2. Возможна «ситуативная» кооперация с «красными» по отдельным вопросам защиты прав и свобод, в том числе и совместное участие в протестных акциях. При этом необходимо осознавать, что политические цели либералов и «красных» противоположны, не ослаблять жесткой идеологической конкуренции с «красными». Любой свой шаг проверять на предмет «а не содействует ли это усилению их позиций»? Какие-либо формальные коалиции с «красными» и формальные обязательства перед ними нежелательны.

3. В политических целях либералов и «красных» на обозримую историческую перспективу больше общего, чем различного. Существует объективная основа для сотрудничества не только в деле разрушения путинского режима, но и в деле строительства новой демократической России, в том числе и на правительственном уровне. Коалиция желательна, а идеологическую и политическую конкуренцию с «красными» необходимо добровольно ограничить. Не только абсолютно недопустима какая бы то ни было поддержка режима против «красных», но вполне возможна поддержка «красных» против режима. Вот эту третью позицию я и хочу обосновать.

Единственную угрозу возрождения тоталитаризма я вижу в сохранении путинского режима. Именно в этом направлении он и эволюционирует медленно, но верно, как это прекрасно показал в своих статьях Дмитрий Шушарин. Причем ни в какую другую сторону он эволюционировать не может. Все прочие политические субъекты современной России заинтересованы в сломе механизмов, позволяющих путинской правящей элите манипулировать обществом и обеспечивать свою несменяемость, то есть объективно заинтересованы в расширении демократии и политической свободы. И если либеральная оппозиция стремится именно к слому рычагов манипулирования, а не к овладению ими, не к тому, чтобы самим занять место путинских манипуляторов, союзником для нее является любой, кто готов эти рычаги ломать.

Рычаги и механизмы эти давно известны и описаны. Например, законодательство о выборах и партиях, антиэкстремистское законодательство и т.д. Все то, что Владимир Рыжков назвал в блоге Эха Москвы «инфраструктурой сохранения статус-кво». Слом этой инфраструктуры может произойти лишь в результате массового протестного движения. Это движение вынудит правящую клику либо уйти от власти «добровольно-принудительно», либо сделать такие уступки, которые приведут к потере ею контроля над ситуацией и опять же отстранению ее от власти в течение достаточно короткого срока (от полутора-двух лет до нескольких месяцев). Переворот может произойти и в формально конституционных рамках. В условиях нарастающего распада режима среди депутатов-заединщиков найдется не меньше перебежчиков, чем в свое время из КПСС.

Движение протеста неизбежно выдвинет лозунги обуздания произвола чиновников в погонах и без погон, правовой защищенности граждан, независимости судебной системы, честных и справедливых выборов, свободы средств массовой информации, то есть лозунги объективно демократические, сводящиеся к подчиненности власти обществу. Все участвующие в протестном движении группы будут использовать эти лозунги и в той или иной степени воспринимать их сами. В условиях массового подъема общественной активности ни одна политическая сила, которая окажется у власти, не сможет эти лозунги игнорировать. Ни одна политическая сила не сможет быстро восстановить разрушенную в результате переворота «инфраструктуру сохранения статус-кво». Вспомним, что на выстраивание системы манипулятивной «управляемой демократии» у нынешней правящей олигархии ушло примерно полтора десятилетия.

Поэтому приход во власть любой из существующих сегодня в России значимых политических сил будет означать шаг от имитационной демократии к демократии подлинной. Это относится и к так называемым системным партиям, сегодня оппозицию лишь имитирующим: справедливцам, КПРФ, при определенных условиях – даже и к ЛДПР (или хотя бы к ее части). Причем весьма вероятно, что в момент крушения режима власть упадет в руки именно этих партий, как она упала в руки думской «оппозиции Его Величества» в Феврале 1917 года. Другое дело, что дальше они либо будут вынуждены очень быстро перестраиваться, либо очень быстро распадутся, как «Единая Россия», и полностью сойдут с политической арены. Но на сегодняшний день нельзя не учитывать людские и материальные ресурсы этих партий, ни их легитимный парламентский статус, что немаловажно для сохранения правопреемственности при переходе власти.

С другой стороны, либералами сильно преувеличивается опасность того, что протестное движение устремится в тоталитарное русло. Даже та часть общества, которая видит выход в установлении некоей «твердой власти» (которую эта часть общества представляет весьма туманно и понимает прежде всего как направленную против злоупотреблений все той же власти), не поддержит восстановление однопартийной системы, идеологической цензуры и прочих атрибутов тоталитаризма. Подобных требований не выдвигает ни одна заметная политическая сила, в том числе и среди «красных». Мобилизационные «опричные» проекты в оппозиции абсолютно маргинальны.

Опыт преодоления авторитарно-олигархических режимов XX века показывает, что в борьбу с ними немалый вклад вносили противники социального неравенства, т.е. «красные», причем наибольших успехов удавалось достичь тогда, когда сторонники буржуазной демократии объединяли с ними усилия. Движение против социального неравенства в той или иной форме неизбежно будет влиятельной и активно действующей политической силой в современной России, и оно потенциально может сыграть важную позитивную роль в переходе к демократии. Формы, в которые это движение может вылиться, будут зависеть от многих факторов и конкретных исторических обстоятельств, в том числе и от того, какие отношения у него сложатся с другими политическими силами. Различные политические силы всегда находятся во взаимодействии и влияют друг на друга. В этом взаимодействии и взаимовлиянии и вырабатываются политические программы и лозунги, которые определяют политическую повестку дня.

Для сотрудничества либералов и «красных» в сегодняшней России есть объективная антиавторитарная и антиолигархическая основа. Однако такому сотрудничеству противится значительная часть как либералов, так и традиционных «красных». Противится потому, что пребывает в плену у устаревших идеологических догм и взаимных исторических обид. И, тем не менее, существуют и либеральные, и леворадикальные организации, которые имеют немалый опыт достаточно продуктивного взаимодействия. Их молодые активисты, как правило, свободны от комплексов «стариков» и давно научились не шарахаться друг от друга. На базе этих групп и может консолидироваться то коалиционное ядро, которое будет показывать всем остальным оппозиционным силам пример самой возможности сотрудничества, его рамки и в момент подъема протестного движение увлечет их на этот путь.

Для формирования такого твердого ядра важно, чтобы в самой либеральной оппозиции четко обозначилось свое ядро, ясно осознающее и готовое открыто декларировать следующее:

1. Никакой «маленькой медведевской (или пупкинской, или тютькинской, не суть) оттепели сверху» мы не ждем (вся логическая конструкция противников сближения с «красными» основана исключительно на осознаваемом или неосознаваемом ожидании такой «оттепели»). Приход к власти «красных» предпочтительнее сохранения путинского режима, и если это окажется кратчайшим путем к его смене, им можно и нужно посодействовать. Пора перестать оглядываться на то, кто кого переигрывает в оппозиции, и понять, что усиление любого оппозиционного течения сегодня выгодно всем, а главное, полезно делу демократии. Выдавить из себя по капле политическую ревность.

2. Мы готовы поддерживать с «красными» партнерские, товарищеские, лояльные отношения вплоть до создания формальной коалиции с совместной правительственной программой переходного периода. Нам может быть по пути, как минимум, до Учредительного собрания, а возможно и после. Причем коалиционная власть в послепутинский период наиболее предпочтительна, так как является дополнительной гарантией от поползновений какой бы то ни было одной политической силы восстановить «инфраструктуру сохранения статус-кво».

3. Мы готовы согласиться на определенные меры «социального выравнивания», даже если с точки зрения ортодоксальных либеральных теорий они будут выходить за границы экономической целесообразности. Либералы любят поучать социалистов присказками вроде «бесплатный сыр бывает только в мышеловке». Так вот за демократию, политическую свободу и правовое государство придется заплатить.

То есть это ядро либеральной оппозиции должно иметь четкую социал-либеральную ориентацию, как минимум, не правее партии «Яблоко», и отличаться от этой партии лишь радикально внесистемной тактикой и готовностью к союзу с «красными». Конечно, для многих либералов такое сегодня неприемлемо. Но с точки зрения перспектив развертывания демократического движения раскол либеральной оппозиции по вопросу об отношении к «красным» предпочтительнее конфронтации между либеральной оппозицией в целом и «красными» в целом. В конце концов, есть люди, которые бывают полезнее, когда они в лагере противника.

Александр Скобов

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Стратегия победы
ПУБЛИКАЦИИ » Все публикации
29.6.2020 Юрий Нерсесов
Эхо истории. С присоединением Крыма РВИО особенно охотно рожает монстров в области его истории. От больших и вонючих, как фильм Первого канала «Нулевая мировая война», который я разбирал два года назад. До маленьких и бесцветных, типа статьи «Балаклавская битва», опубликованной на сайте РВИО в нынешнем году. Переврано в ней всё возможное, причём по-разному.

26.6.2020 Сергей Лебедев
Apocalypse now. Что ж, в истории уже были примеры вырождения и гибели в результате гедонизма целых цивилизаций. Можно вспомнить классический пример Римской империи, В конце концов Римская цивилизация была сметена нашествием варваров, американской сильно везёт, что рядом с ней сильных варварских государств нет, но горит она всё равно красиво. Goodbye America, O!

23.6.2020 Юрий Нерсесов
Щупальца олигархии. О дружбе либерального вице-премьера и любителя шахмат Аркадия Дворковича с православно-консервативным министром сельского хозяйства и покровителем казачества Александром Ткачёвым россияне узнали уже после их отставки. Караоке с «Ах судьба моя, судьба!» Надежды Кадышевой в бизнес-джете вышло чрезвычайно задушевное. Но не придётся ли певцам исполнить «Таганку» или «Владимирский централ» в куда менее комфортном месте?

22.6.2020 Юрий Нерсесов
Развод по-русски. Типа патриотических чучелок из "Единой России" продемонстрировали западной публике в качестве злобных империалистов и фашистов. Затем показали, что для Путина в отличие от подобного зверья осуждение «секретных протоколов» сомнению не подлежит. И напомнили: только действующий президент может держать дрессированных мишек на коротком поводке и загонять пинком в конуру.

15.6.2020 Юрий Нерсесов
Война и мир. Сверхдержавы будут делить мир, пока существует человечество. Независимо от того, кто эти сверхдержавы возглавляет: благословлённые церковью монархи, революционные диктаторы или демократически избранные премьеры. Если же вашу страну призывают покаяться в чудовищном преступлении, значит, делить на сферы готовятся её саму.

15.6.2020 Андрей Дмитриев
Эхо истории. Столичная подземка стала одним из ключевых проектов сталинской эпохи, а спустя десятилетия - и московской мэрии, которая в минувшем году получила контроль над основным пакетом акций АО «Мосметрострой». Разберемся на данном примере в разнице подходов и приоритетов сталинских выдвиженцев и путинских "эффективных менеджеров".

11.6.2020 Юрий Нерсесов
Общество зрелищ. Шугалею сильно повезло, что создатели фильма о нём не столь талантливы, как адвокат из рассказа Тэффи. В противном случае узника, скорее всего, запытали бы до смерти, пытаясь выяснить, где находятся мифические атомные бомбы семьи Каддафи.

29.5.2020 Юрий Нерсесов
Властители дум. Главред журнала «Дилетант» Виталий Дымарский, редактор «Эха Москвы» Алексей Венедиктов и их команда не пропадут, даже если «Газпром» отлучит их от своей щедрой груди. Хорошие моэли, то есть специалисты по обрезанию, в российских синагогах на вес золота. Православно-монархический канал «Царьград-ТВ» Константина Малофеева вроде бы идейно далёк от них, но действует точно так же.

22.5.2020 Юрий Нерсесов
Реваншизм. Считая президента Азербайджана Ильхана Алиева виновником скандала вокруг памятника организатору Армянского легиона вермахта Гарегину Тер-Арутюняну (Нжде), премьер-министр Армении Никол Пашинян решил отомстить. То есть выставить недобитым гитлеровцем перед западными друзьями самого Алиева.

17.5.2020 Андрей Дмитриев
Наш дядя Саша. Глядя на поведение Александра Беглова, да и федеральных властей, возникает ощущение, что они заразились новым недугом на почве коронавируса. При котором желание всё контролировать почему-то смешивается с частичной потерей памяти, а поспешные отчёты об успехах никак не стыкуются с жёсткой реальностью жизни в условиях эпидемии.