АПН
Загрузка...
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Вторник, 18 февраля 2020 » Расширенный поиск
ПУБЛИКАЦИИ » Версия для печати
Мушкетеры короля Димы
2010-09-20 Александр Скобов
Мушкетеры короля Димы

Объявление депутатом-справедливцем Гудковым о создании движения в поддержку модернизации сразу напомнило раннеперестроечное движение в поддержку Горбачева против плохих начальников. Случилось это на фоне громкого скандала вокруг мэра Москвы, в подоплеке которого, по мнению многих наблюдателей, - усиливающееся соперничество Медведева и Путина. Предполагаемое движение базируется на программной статье Медведева «Россия, вперед!», будет надпартийным и может включить в себя представителей не только «Справедливой России», но еще и «Яблока», КПРФ и даже ЛДПР. То есть всю системную и полусистемную оппозицию. И хотя, по заявлениям инициаторов создания движения, в него смогут войти также отдельные представители «заединщиков», острием своим проект явно направлен против засилья педеросовской номенклатуры. Фактически это означает переприсягу Медведеву «справедливцев», лидер которых до сих пор позиционировал себя как лично преданного не столько главе государства как таковому, сколько конкретно Путину.

Движение в поддержку перестройки на первом этапе тоже возглавлялось преимущественно людьми, вполне вписанными в систему, часто примыкавшими к нижнему звену правящей элиты. Многие из них были членами КПСС. Они либо вообще не ставили существовавшую систему под сомнение и желали лишь ее некоторого улучшения, либо свое неприятие системы до времени маскировали. Но когда в общественную активность были вовлечены низы, вполне лоялистское и, в общем-то, царистское движение против костной бюрократии, мешающей царю-реформатору, быстро сосредоточилось на 6-й статье конституции. То есть посягнуло на основу существующего строя – монополию КПСС на власть и политику вообще.

Гудковский проект пока носит чисто верхушечный характер, его жизнь зависит исключительно от доброй воли Кремля, и он в любой момент может быть Кремлем прикрыт. Правящая элита, причем вся, прекрасно понимает, насколько опасно для системы манипулятивной, имитационной демократии любое реальное и открытое политическое соперничество, даже если это пока всего лишь соперничество околовластных кланов. Если артисты на сцене начинают лупить друг друга по-настоящему, спектакль выходит из-под контроля режиссера. И перестройку «элита» тоже помнит. Если же, несмотря на все это, подковерная борьба придворных клик выплескивается в публичное пространство, это значит, что противоречия между ними достигли критической остроты, и они просто уже не могут себя сдерживать. Скандал с Лужковым дает некоторую надежду, что мушкетеры короля, противостоящие гвардейцам кардинала, могут быть востребованы, и Медведев даст гудковскому проекту жить.

В перестройку рядом с респектабельным движением «в поддержку», старавшимся играть по правилам системы и не нарушать ее базовые формальные и неформальные запреты (например, не ставить под сомнение «руководящую и направляющую роль КПСС», не касаться некоторых болезненных исторических сюжетов), с самого начала существовали активные группы, эти правила и запреты прицельно атаковавшие. Их уже тогда называли «экстремистами». Умеренные и радикалы страшно не любили и постоянно с пафосом обличали друг друга. Радикалы обзывали умеренных приспособленцами и лакеями преступного режима, придающими ему благообразие своей деятельностью. Умеренные обзывали радикалов провокаторами, способствующими усилению «правого, консервативного крыла в руководстве КПСС» (да, да, сталинистов тогда называли правыми, а либералов - левыми, об этом нелишне сегодня кое-кому напомнить).

Однако в условиях подъема общественной активности и прогрессирующей дезорганизации власти между умеренными и радикалами само собой сложилось весьма продуктивное разделение труда. Радикалы постоянно пробовали систему на вшивость, пробивали в ней бреши, явочным порядком ставили в повестку дня табуированные вопросы, расширяли пространство фактически дозволенного. Это пространство занимали умеренные и закреплялись на отвоеванных позициях.

Этот опыт полезно учитывать нынешней внесистемной оппозиции при определении своего отношения к всевозможным лоялистско-обновленческим поветриям. Однако постоянно необходимо помнить несколько простых вещей.

Первое. Разделение труда между системной и внесистемной оппозицией может сложиться лишь в условиях революционной ситуации, то есть при наличии кризиса верхов и общественного подъема, когда оппозиция наступает, а власть отступает.

Второе. Лидеры предлагаемого нам обновленческого движения по своему общественному положению это привилегированная обслуга режима, хотя и не допущенная к рычагам реальной власти, но являющаяся частью системы и себя с ней отождествляющая. Их устремления не выходят за рамки косметического ремонта системы, избавления ее от наиболее вопиющих безобразий, угрожающих всю систему обрушить. Такой ремонт они мыслят лишь в союзе с «обновленческим крылом» правящей олигархии и под его руководством. Если такой союз состоится и одержит победу над гвардейцами кардинала, свое собственное господство он сможет поддерживать лишь все теми же методами «управляемой демократии». Поэтому его первой заботой в случае победы станет недопущение реальной демократизации.

«Системные обновленцы» могут обличать коррупцию и «бытовой» ментовский беспредел, но они молчат о политзаключенных и «сверхполициейской» регламентации публичных акций. Они могут критиковать использование «административного ресурса» на выборах, но они категорически не заинтересованы в изменении выборного законодательства и законодательства о партиях (партиям, имеющим лицензию, не нужны новые конкуренты). Лишь тяжелые обстоятельства могут заставить их заметить все эти «неинтересные» для них вопросы. Например, гвардейцы кардинала могут довести. Или протестное движение, которое невозможно станет не замечать. Но пока эти вопросы ими не поставлены - «никакой поддержки» и «никакого сближения». По дедушке Ленину.

Третье. Чтобы реально влиять на «повестку дня» (или «менять дискурс»), внесистемная оппозиция должна выступать максимально консолидировано и никому не давать ни малейшего повода для подозрений (или надежд), что какая-то ее часть согласна удовлетвориться полупочтенным местом системной оппозиции, если та волею «обновленческого крыла» бюрократии переместится на совсем непочтенное место новой «партии власти». И если либералы хотят в очередной раз объединить свои разрозненные организации в собственную чисто либеральную партию отдельно от левых и националистов (что само по себе никак не плохо), они, чтобы отвести от себя подозрения, должны, как минимум, четко заявить, что свой проект они не противопоставляют идее широкой коалиции сил разной идеологической направленности. Что в левых и демократических националистах они видят союзников и готовы развивать сотрудничество с ними. В том числи и при определении своей избирательной тактики. Во всяком случае, пока правящая клика не отстранена от власти и выборы не стали свободными.

Александр Скобов

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Война партий власти
ПУБЛИКАЦИИ » Все публикации
10.2.2020 Юрий Нерсесов
Политический портрет. Тюменско-татарстанский альянс на строительных площадках России крепнет на глазах. Это конечно вряд ли, но в поспорить за передел строительного рынка коалиция вполне способна. Заняв место профильных подразделений разгромленной бизнес-империи братьев Магомедовых, она может составить конкуренцию аналогичным структурам братьев Ротенбергов и других авторитетных кланов.

1.2.2020 Андрей Дмитриев
Протест. Митинги против возможного строительства мусоросжигательных заводов прошли в январе в Петергофе, Ломоносове и Колпино. Несмотря на уверения представителей Смольного, что мусор там будут только перерабатывать, горожане не верят обещаниям чиновников. Правы ли петербуржцы в своих опасениях?

29.1.2020 Сергей Лебедев
Эхо истории. В январе 2020 года исполнилась 100-я годовщина вступления в силу 18 поправки к конституции США. В стране запретили производство и употребление спиртных напитков, включая пиво. Фундаментализм, сухой закон, ограничение иммиграции непротестантов, запрещение въезда в страну азиатов, сегрегация негров - всё это должно было было сделать общество морально здоровым и единым, но поставленные цели реализовать не удалось.

29.1.2020 Андрей Дмитриев
Щупальца олигархии. Растрогавшись от роскошного приема, который устроил ему в Баку Гейдар Алиев, Леонид Ильич Брежнев изрек: «Широко шагает Азербайджан!» Народная мудрость дополнила: «Штаны бы не порвать». Британская Daily Mail не зря называла Агаларова-старшего «олигархом, который решает проблемы Путина, а не создает их». А раз так, то 52-е место в списке Forbes в 2019 году с состоянием почти в 2 млрд $ для него далеко не потолок. Есть еще куда шагать, не опасаясь порванных штанов и уголовных дел.

22.1.2020 Юрий Нерсесов
Развод по-русски. Едва президент заклеймил Польшу за сговор с нацистской Германией, как товарищи учёные оформили специальную таблицу с завлекательным названием «Рейтинг предательства». Где предложили оценить страны Европы по доле личного состава воинских формирований на стороне Гитлера. Овчинка, однако, оказалась жульнической, причем совершенно без какой-либо необходимости.

20.1.2020 Сергей Лебедев
Эхо истории. Польша отмечала как праздник начало Второй мировой войны, но не отмечает юбилей освобождения свой столицы и не будет отмечать день Победы 9 мая. Недаром экс-кандидат в президенты от партии «Национальное движение» Мариан Ковальский сказал: «Этих торжеств вообще не должно быть. Полякам нечего праздновать. Польша проиграла Вторую мировую войну». Их право. Зато Россия не отмечает начало войн. Она отмечает их победное завершение.

18.1.2020 Андрей Дмитриев
Медведеведение. Вспомним, как скакнул вверх рейтинг Дмитрия Анатольевича после Пятидневной войны. Сейчас такого на горизонте не видно, да и, похоже, не рискует Кремль досаждать уважаемым западным партнёрам до такой степени, что даже народные республики Донбасса не признает. Но зато Медведев может дать приказ вдарить по очередным «бармалеям» хоть в Сирии, хоть в Ливии, хоть в ЦАР, и это будет воспринято на ура.

14.1.2020 Саид Гафуров
Интервью. США очень сильно облажались. Когда они узнали, что в результате удара погиб Сулеймани, то пришли в ужас, потому что ни в коем случае не хотели убивать политика такого уровня. Трамп почувствовал себя виноватым и в ходе шедших в закрытом режиме переговоров передал – «можете бомбить нашу базу, мы людей выведем, вам ничего не будет».

13.1.2020 Юрий Нерсесов
Эхо истории. Вы будете смеяться, но обнаружен очередной источник, откуда черпает информацию коллектив авторов, известный под псевдонимом Владимир Мединский. Сравнив подписанный тогда ещё скромным депутатом Госдумы от «Единой России» трактат «О русской угрозе и секретном плане Петра I» и не менее внушительный талмуд «Франция. Большой исторический путеводитель» некоего Аркадия Дельнова, я сразу заметил сходство отдельных фрагментов.

10.1.2020 Андрей Дмитриев
Петербург+Ленобласть. Беглов больше не пристает к детям и собачкам на улицах, анонсированные чистки и кадровые перестановки в целом обернулись пшиком, и сам он стал похож на вечно спящего Полтавченко. Более энергичный дядя Саша - Дрозденко - хочет баллотироваться в губернаторы 47-ого региона, но не факт, что имеет такое право по закону, а до кучи засветился с коллекцией роскошных часов.