АПН
Загрузка...
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Четверг, 20 февраля 2020 » Расширенный поиск
ПУБЛИКАЦИИ » Версия для печати
Двадцать пять разгневанных граждан
2010-12-20 Сергей Лебедев
Двадцать пять разгневанных граждан

Обнаглевший от безнаказанности представитель влиятельной диаспоры, сынок богатых родителей совершает тяжкое преступление. Однако коррумпированная система правосудия проявляет поразительное снисхождение к негодяю, подкупленные высшие государственные чиновники всячески пытаются его выгородить, а продажные газеты начинают истерическую кампанию в защиту преступника…

Увы, все это знакомо гражданам многих государств. Даже в России кто-то кое-где порой пытается пользоваться своим привилегированным положением и стать выше закона. И это несмотря на нашу суверенную демократию и правление питерских чекистов да юристов, несмотря на напряженную работу ментов, заслуженно переименованных в полицаев!

Лучшим лекарством от попыток отдельных граждан быть более равными, чем все остальные, может служить только гражданское общество. О том, как граждане, сплоченные чувством справедливости, способны стоять на защите закона, свидетельствует один очень давний пример из истории одной цивилизованной страны.

Случилась эта история в городе Атланте американского штата Джорджии. Именно там 26 апреля 1913 года в подвале карандашной фабрики был обнаружен труп 13 - летней девочки Мэри Фэган, работавшей на этом предприятии. Как установило следствие, она была избита, изнасилована и задушена петлей. По горячим следам следствие сразу же установило виновника преступления - управляющего фабрикой Лео Франка, выходца из богатой еврейской семьи. 29-летний Франк был богатейшим человеком в Атланте. Это был выпускник Корнельского университета, любитель оперы и игры в бридж, председатель местной отделения организации «Бнай Брит», женатый на Люсиль Зелиг, представительнице одного из самых могущественных семейств в Америке, чьи предки основали первую на юге США синагогу. В Атланте Франк управлял карандашной фабрикой, на которой трудились по 13 часов при шестидневной рабочей неделе преимущественно несовершеннолетние девочки, среди которой и была Мэри Фэган. Впрочем, Франк среди женского персонала своей фабрики был известен как дикий сексуальный извращенец, предпочитавший совсем молоденьких девочек. Мэри Фэган, вероятно, не понимавшая своего счастья, заключавшегося в том, что свобода заключается в рабстве у любвеобильного хозяина, честно выполняя производственные задания, отказывала Франку во всем остальном. Результат подобного заблуждения был понятен.

То, что в преступлении был замешан самый богатый в Атланте человек, вызвало понятный страх у слуг закона. Мэр Атланты публично приказал шефу городской полиции: «Найдите преступника или будете уволены». Речь шла, разумеется, не о настоящем преступнике, а о том, кого можно сделать козлом отпущения.

Первоначальный подозреваемый, ночной сторож негр Ньют Ли, который обнаружил тело ребенка, был брошен в камеру, жестоко избит и многократно допрошен полицейскими. Однако, несмотря на пытки и избиения, он давал показания против Франка. Главный свидетель обвинения, также чернокожий, рабочий Джим Конли упорствовал на своем: только Лео Франк был последним, кто видел Мэри Фэган. Разумеется, деньги семейства Франка сыграли свою роль, и главный свидетель Конли быстро превратился в главного обвиняемого. Одновременно несколько других свидетелей были запуганы или подкуплены, после чего отказались давать показания. Казалось, исход дела ясен, тем более негров в одном из оплотов Южной Конфедерации - Джорджии - после Гражданской войны не слишком любили, а к евреям относились нормально, не говоря уже о том, что Франки принадлежали к верхушке штата, а Конли и Ли находились на самом низу общества.

Однако Америка вековой давности была совсем не такой «политкорректной» как в наше время, и жители американского Юга не допустили осуждения невинного человека. Более 100 тысяч человек провожали Мэри Фэган в последний путь. Никогда ранее в Джорджии не происходило более массовых акций. Вообще-то в США в целом и на Юге в частности убийства были достаточно распространенным явлением, но все же даже у самых отмороженных преступников были сдерживающие моменты. На могиле бедной девочки примерно 150 человек поклялись свершить правосудие, создав общество «Рыцари Мэри Фэган».

Процесс Лео Франка начался 28 июля 1913 года. Купленные адвокаты пели соловьями, рассказывая о том, как гениальный еврейский мальчик управляет карандашной фабрикой, выплачивая своим работницам за какие-то 13 часов работы в шестидневную трудовую неделю целых 50 долларов в месяц. Впрочем, видя враждебное отношение к Франку публики, защитники потребовали отпустить своего подзащитного под залог в огромную по тем временам сумму в 50 тысяч долларов.

Во время процесса многотысячная толпа стояла на площади возле здания суда, громко требуя покарать убийц. И в этих условиях, судейские деятели, испытывая приятных хруст полученных от семейства Франков долларов в своих карманах, одновременно почувствовали неприятную сырость в своих штанах и вынесли Франку смертный приговор.

Но тут вмешался в дело губернатор Джорджии Джон Слейтон, заменивший казнь пожизненным заключением. То, что за решением Слейтона стояли деньги семейства Франков, надеявшегося со временем вообще оправдать преступника, было настолько очевидно, что даже сторонники Слейтона из правившей на Юге Демократической партии не решились поддержать губернатора. Более того, американский Юг охватила волна того, что в наше время называют антисемитизмом. В Атланте и в других городах Джорджии возникли комитеты, призывавшие к бойкоту торговцев-евреев, а кое-где дошло даже до их изгнания.

Для Джона Слейтона смягчение приговора Франку обернулось крахом карьеры. Едва пережив покушение на свою жизнь, он в страхе покинул штат, а его дом был разгромлен. Слейтон прожил еще 40 лет, но в качестве всего лишь скромного преподавателя в воскресной школе. К политической деятельности пособник убийцы вернуться так и не смог.

Тем временем, власти Джорджии отправили Лео Франка в тюрьму, находившуюся за 200 километров от Атланты, справедливо опасаясь за его жизнь, поскольку собравшаяся у здания суда Джорджии толпа не скрывала своего желания линчевать его. Но и заключенные тюрьмы встретили педофила враждебно. Один из них напал на Франка, ранив его в горло самодельным ножом.

Кровавый фабрикант уцелел и был помещен в тюремную больницу. Впрочем, вряд ли он чувствовал себя хорошо, поскольку каждый раз заключенные, отправляясь на прогулку и возвращаясь с нее, проходя мимо тюремного госпиталя, где лежал Франк, начинали громко стучать ногами по железному полу и скандировать: «Сдохни, Франк!»

Однако деньги семейства убийцы делали свое, и в Вашингтоне начали готовить его освобождение под предлогом амнистии. Возникла так называемая «Антидиффамационная Лига», начавшая кампанию по освобождению Франка под предлогом борьбы с антисемитизмом. «Свободные» и «независимые» газеты Джорджии вдруг в один голос начали воспевать Франка, скромного гения, благодетеля штата и страны. Одновременно пресса начала взахлеб писать о том, что нью-йоркские миллионеры еврейского происхождения только и мечтают о том, как бы инвестировать в Джорджию миллионы долларов, да только дело Франка мешает.

Известие о том, что преступник будет освобожден, вызвало соответствующую реакцию у «Рыцарей Мэри Фэган». Группа в 25 человек на восьми автомобилях подъехала к зданию тюрьмы 16 августа 1915 года. Они предварительно перерезали телефонные провода, связывающие здание тюрьмы с внешним миром, так что тюремное начальство было захвачено врасплох. Нападавшие без единого выстрела захватили тюрьму, обезоружили охрану и увезли находившегося в госпитале Лео Франка.

Эти 25 человек отнюдь не были «люмпенами» или «представителями социальных низов». Среди «рыцарей» были бывший шериф штата, два члена Верховного суда Джорджии, один священник, несколько военных в отставке, и другие достаточно влиятельные члены местного общества.

Первоначально Лео Франка собирались повестить на могиле Мэри Фэган, но, поскольку выяснилось, что на кладбище Атланты нет подходящих деревьев, преступника линчевали на окраине родного города Мэри - Мариэтта. Приговор гражданского общества был приведен в исполнение. Куски веревки, на которой был повешен Франк, разобрали на сувениры. На могиле Лео Франка, было написано по латыни: «Semper idem» («Ничего не изменилось»). Подразумевалось, что ни деньги, ни влияние преступников не предотвратят возмездия, как это было всегда.

Так свершилось Правосудие. Поскольку губернатор Слейтон бежал со своего поста, состоялись выборы нового губернатора, которые с триумфом выиграл обвинявший Франка на суде прокурор Хью Дорси. Общественный обвинитель Томас Уотсон был выбран в Сенат США.

В 1986 году Лео Франк был посмертно оправдан властями Джорджии на основании заявления одной из прежних свидетельниц, жертвы сексуальных домогательств Франка, которая через 73 (!) года после преступления вдруг отказалась от прежних показаний. Тем не менее, дело Лео Франка до сих пор является свидетельством того, как гражданское общество способно преодолеть коррумпированность судебной системы, неэффективность политической организации общества, продемонстрировать невосприимчивость к продажным СМИ и преодолеть сопротивление влиятельной диаспоры. И поэтому мы, люди XXI века, живя в суверенно-демократической России, можем воскликнуть: «Спи спокойно, Мэри Фэган! Ни один из преступников, каким бы богатым и влиятельным он не был, не уйдет от суда Божьего и человеческого»!

Сергей Лебедев

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Эхо истории
ПУБЛИКАЦИИ » Все публикации
10.2.2020 Юрий Нерсесов
Политический портрет. Тюменско-татарстанский альянс на строительных площадках России крепнет на глазах. Это конечно вряд ли, но в поспорить за передел строительного рынка коалиция вполне способна. Заняв место профильных подразделений разгромленной бизнес-империи братьев Магомедовых, она может составить конкуренцию аналогичным структурам братьев Ротенбергов и других авторитетных кланов.

1.2.2020 Андрей Дмитриев
Протест. Митинги против возможного строительства мусоросжигательных заводов прошли в январе в Петергофе, Ломоносове и Колпино. Несмотря на уверения представителей Смольного, что мусор там будут только перерабатывать, горожане не верят обещаниям чиновников. Правы ли петербуржцы в своих опасениях?

29.1.2020 Сергей Лебедев
Эхо истории. В январе 2020 года исполнилась 100-я годовщина вступления в силу 18 поправки к конституции США. В стране запретили производство и употребление спиртных напитков, включая пиво. Фундаментализм, сухой закон, ограничение иммиграции непротестантов, запрещение въезда в страну азиатов, сегрегация негров - всё это должно было было сделать общество морально здоровым и единым, но поставленные цели реализовать не удалось.

29.1.2020 Андрей Дмитриев
Щупальца олигархии. Растрогавшись от роскошного приема, который устроил ему в Баку Гейдар Алиев, Леонид Ильич Брежнев изрек: «Широко шагает Азербайджан!» Народная мудрость дополнила: «Штаны бы не порвать». Британская Daily Mail не зря называла Агаларова-старшего «олигархом, который решает проблемы Путина, а не создает их». А раз так, то 52-е место в списке Forbes в 2019 году с состоянием почти в 2 млрд $ для него далеко не потолок. Есть еще куда шагать, не опасаясь порванных штанов и уголовных дел.

22.1.2020 Юрий Нерсесов
Развод по-русски. Едва президент заклеймил Польшу за сговор с нацистской Германией, как товарищи учёные оформили специальную таблицу с завлекательным названием «Рейтинг предательства». Где предложили оценить страны Европы по доле личного состава воинских формирований на стороне Гитлера. Овчинка, однако, оказалась жульнической, причем совершенно без какой-либо необходимости.

20.1.2020 Сергей Лебедев
Эхо истории. Польша отмечала как праздник начало Второй мировой войны, но не отмечает юбилей освобождения свой столицы и не будет отмечать день Победы 9 мая. Недаром экс-кандидат в президенты от партии «Национальное движение» Мариан Ковальский сказал: «Этих торжеств вообще не должно быть. Полякам нечего праздновать. Польша проиграла Вторую мировую войну». Их право. Зато Россия не отмечает начало войн. Она отмечает их победное завершение.

18.1.2020 Андрей Дмитриев
Медведеведение. Вспомним, как скакнул вверх рейтинг Дмитрия Анатольевича после Пятидневной войны. Сейчас такого на горизонте не видно, да и, похоже, не рискует Кремль досаждать уважаемым западным партнёрам до такой степени, что даже народные республики Донбасса не признает. Но зато Медведев может дать приказ вдарить по очередным «бармалеям» хоть в Сирии, хоть в Ливии, хоть в ЦАР, и это будет воспринято на ура.

14.1.2020 Саид Гафуров
Интервью. США очень сильно облажались. Когда они узнали, что в результате удара погиб Сулеймани, то пришли в ужас, потому что ни в коем случае не хотели убивать политика такого уровня. Трамп почувствовал себя виноватым и в ходе шедших в закрытом режиме переговоров передал – «можете бомбить нашу базу, мы людей выведем, вам ничего не будет».

13.1.2020 Юрий Нерсесов
Эхо истории. Вы будете смеяться, но обнаружен очередной источник, откуда черпает информацию коллектив авторов, известный под псевдонимом Владимир Мединский. Сравнив подписанный тогда ещё скромным депутатом Госдумы от «Единой России» трактат «О русской угрозе и секретном плане Петра I» и не менее внушительный талмуд «Франция. Большой исторический путеводитель» некоего Аркадия Дельнова, я сразу заметил сходство отдельных фрагментов.

10.1.2020 Андрей Дмитриев
Петербург+Ленобласть. Беглов больше не пристает к детям и собачкам на улицах, анонсированные чистки и кадровые перестановки в целом обернулись пшиком, и сам он стал похож на вечно спящего Полтавченко. Более энергичный дядя Саша - Дрозденко - хочет баллотироваться в губернаторы 47-ого региона, но не факт, что имеет такое право по закону, а до кучи засветился с коллекцией роскошных часов.