АПН
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Четверг, 19 сентября 2019 » Расширенный поиск
ПУБЛИКАЦИИ » Версия для печати
Двадцать пять разгневанных граждан
2010-12-20 Сергей Лебедев
Двадцать пять разгневанных граждан

Обнаглевший от безнаказанности представитель влиятельной диаспоры, сынок богатых родителей совершает тяжкое преступление. Однако коррумпированная система правосудия проявляет поразительное снисхождение к негодяю, подкупленные высшие государственные чиновники всячески пытаются его выгородить, а продажные газеты начинают истерическую кампанию в защиту преступника…

Увы, все это знакомо гражданам многих государств. Даже в России кто-то кое-где порой пытается пользоваться своим привилегированным положением и стать выше закона. И это несмотря на нашу суверенную демократию и правление питерских чекистов да юристов, несмотря на напряженную работу ментов, заслуженно переименованных в полицаев!

Лучшим лекарством от попыток отдельных граждан быть более равными, чем все остальные, может служить только гражданское общество. О том, как граждане, сплоченные чувством справедливости, способны стоять на защите закона, свидетельствует один очень давний пример из истории одной цивилизованной страны.

Случилась эта история в городе Атланте американского штата Джорджии. Именно там 26 апреля 1913 года в подвале карандашной фабрики был обнаружен труп 13 - летней девочки Мэри Фэган, работавшей на этом предприятии. Как установило следствие, она была избита, изнасилована и задушена петлей. По горячим следам следствие сразу же установило виновника преступления - управляющего фабрикой Лео Франка, выходца из богатой еврейской семьи. 29-летний Франк был богатейшим человеком в Атланте. Это был выпускник Корнельского университета, любитель оперы и игры в бридж, председатель местной отделения организации «Бнай Брит», женатый на Люсиль Зелиг, представительнице одного из самых могущественных семейств в Америке, чьи предки основали первую на юге США синагогу. В Атланте Франк управлял карандашной фабрикой, на которой трудились по 13 часов при шестидневной рабочей неделе преимущественно несовершеннолетние девочки, среди которой и была Мэри Фэган. Впрочем, Франк среди женского персонала своей фабрики был известен как дикий сексуальный извращенец, предпочитавший совсем молоденьких девочек. Мэри Фэган, вероятно, не понимавшая своего счастья, заключавшегося в том, что свобода заключается в рабстве у любвеобильного хозяина, честно выполняя производственные задания, отказывала Франку во всем остальном. Результат подобного заблуждения был понятен.

То, что в преступлении был замешан самый богатый в Атланте человек, вызвало понятный страх у слуг закона. Мэр Атланты публично приказал шефу городской полиции: «Найдите преступника или будете уволены». Речь шла, разумеется, не о настоящем преступнике, а о том, кого можно сделать козлом отпущения.

Первоначальный подозреваемый, ночной сторож негр Ньют Ли, который обнаружил тело ребенка, был брошен в камеру, жестоко избит и многократно допрошен полицейскими. Однако, несмотря на пытки и избиения, он давал показания против Франка. Главный свидетель обвинения, также чернокожий, рабочий Джим Конли упорствовал на своем: только Лео Франк был последним, кто видел Мэри Фэган. Разумеется, деньги семейства Франка сыграли свою роль, и главный свидетель Конли быстро превратился в главного обвиняемого. Одновременно несколько других свидетелей были запуганы или подкуплены, после чего отказались давать показания. Казалось, исход дела ясен, тем более негров в одном из оплотов Южной Конфедерации - Джорджии - после Гражданской войны не слишком любили, а к евреям относились нормально, не говоря уже о том, что Франки принадлежали к верхушке штата, а Конли и Ли находились на самом низу общества.

Однако Америка вековой давности была совсем не такой «политкорректной» как в наше время, и жители американского Юга не допустили осуждения невинного человека. Более 100 тысяч человек провожали Мэри Фэган в последний путь. Никогда ранее в Джорджии не происходило более массовых акций. Вообще-то в США в целом и на Юге в частности убийства были достаточно распространенным явлением, но все же даже у самых отмороженных преступников были сдерживающие моменты. На могиле бедной девочки примерно 150 человек поклялись свершить правосудие, создав общество «Рыцари Мэри Фэган».

Процесс Лео Франка начался 28 июля 1913 года. Купленные адвокаты пели соловьями, рассказывая о том, как гениальный еврейский мальчик управляет карандашной фабрикой, выплачивая своим работницам за какие-то 13 часов работы в шестидневную трудовую неделю целых 50 долларов в месяц. Впрочем, видя враждебное отношение к Франку публики, защитники потребовали отпустить своего подзащитного под залог в огромную по тем временам сумму в 50 тысяч долларов.

Во время процесса многотысячная толпа стояла на площади возле здания суда, громко требуя покарать убийц. И в этих условиях, судейские деятели, испытывая приятных хруст полученных от семейства Франков долларов в своих карманах, одновременно почувствовали неприятную сырость в своих штанах и вынесли Франку смертный приговор.

Но тут вмешался в дело губернатор Джорджии Джон Слейтон, заменивший казнь пожизненным заключением. То, что за решением Слейтона стояли деньги семейства Франков, надеявшегося со временем вообще оправдать преступника, было настолько очевидно, что даже сторонники Слейтона из правившей на Юге Демократической партии не решились поддержать губернатора. Более того, американский Юг охватила волна того, что в наше время называют антисемитизмом. В Атланте и в других городах Джорджии возникли комитеты, призывавшие к бойкоту торговцев-евреев, а кое-где дошло даже до их изгнания.

Для Джона Слейтона смягчение приговора Франку обернулось крахом карьеры. Едва пережив покушение на свою жизнь, он в страхе покинул штат, а его дом был разгромлен. Слейтон прожил еще 40 лет, но в качестве всего лишь скромного преподавателя в воскресной школе. К политической деятельности пособник убийцы вернуться так и не смог.

Тем временем, власти Джорджии отправили Лео Франка в тюрьму, находившуюся за 200 километров от Атланты, справедливо опасаясь за его жизнь, поскольку собравшаяся у здания суда Джорджии толпа не скрывала своего желания линчевать его. Но и заключенные тюрьмы встретили педофила враждебно. Один из них напал на Франка, ранив его в горло самодельным ножом.

Кровавый фабрикант уцелел и был помещен в тюремную больницу. Впрочем, вряд ли он чувствовал себя хорошо, поскольку каждый раз заключенные, отправляясь на прогулку и возвращаясь с нее, проходя мимо тюремного госпиталя, где лежал Франк, начинали громко стучать ногами по железному полу и скандировать: «Сдохни, Франк!»

Однако деньги семейства убийцы делали свое, и в Вашингтоне начали готовить его освобождение под предлогом амнистии. Возникла так называемая «Антидиффамационная Лига», начавшая кампанию по освобождению Франка под предлогом борьбы с антисемитизмом. «Свободные» и «независимые» газеты Джорджии вдруг в один голос начали воспевать Франка, скромного гения, благодетеля штата и страны. Одновременно пресса начала взахлеб писать о том, что нью-йоркские миллионеры еврейского происхождения только и мечтают о том, как бы инвестировать в Джорджию миллионы долларов, да только дело Франка мешает.

Известие о том, что преступник будет освобожден, вызвало соответствующую реакцию у «Рыцарей Мэри Фэган». Группа в 25 человек на восьми автомобилях подъехала к зданию тюрьмы 16 августа 1915 года. Они предварительно перерезали телефонные провода, связывающие здание тюрьмы с внешним миром, так что тюремное начальство было захвачено врасплох. Нападавшие без единого выстрела захватили тюрьму, обезоружили охрану и увезли находившегося в госпитале Лео Франка.

Эти 25 человек отнюдь не были «люмпенами» или «представителями социальных низов». Среди «рыцарей» были бывший шериф штата, два члена Верховного суда Джорджии, один священник, несколько военных в отставке, и другие достаточно влиятельные члены местного общества.

Первоначально Лео Франка собирались повестить на могиле Мэри Фэган, но, поскольку выяснилось, что на кладбище Атланты нет подходящих деревьев, преступника линчевали на окраине родного города Мэри - Мариэтта. Приговор гражданского общества был приведен в исполнение. Куски веревки, на которой был повешен Франк, разобрали на сувениры. На могиле Лео Франка, было написано по латыни: «Semper idem» («Ничего не изменилось»). Подразумевалось, что ни деньги, ни влияние преступников не предотвратят возмездия, как это было всегда.

Так свершилось Правосудие. Поскольку губернатор Слейтон бежал со своего поста, состоялись выборы нового губернатора, которые с триумфом выиграл обвинявший Франка на суде прокурор Хью Дорси. Общественный обвинитель Томас Уотсон был выбран в Сенат США.

В 1986 году Лео Франк был посмертно оправдан властями Джорджии на основании заявления одной из прежних свидетельниц, жертвы сексуальных домогательств Франка, которая через 73 (!) года после преступления вдруг отказалась от прежних показаний. Тем не менее, дело Лео Франка до сих пор является свидетельством того, как гражданское общество способно преодолеть коррумпированность судебной системы, неэффективность политической организации общества, продемонстрировать невосприимчивость к продажным СМИ и преодолеть сопротивление влиятельной диаспоры. И поэтому мы, люди XXI века, живя в суверенно-демократической России, можем воскликнуть: «Спи спокойно, Мэри Фэган! Ни один из преступников, каким бы богатым и влиятельным он не был, не уйдет от суда Божьего и человеческого»!

Сергей Лебедев

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Эхо истории
ПУБЛИКАЦИИ » Все публикации
14.9.2019 Андрей Дмитриев
Credo. Классик отечественной литературы Андрей Платонов, 120 лет со дня рождения которого отмечается в эти дни, в середине 1930-х вдохновлялся личностью наркома путей сообщения Лазаря Кагановича и даже хотел писать о нём роман. Чем привлекал его железный Лазарь и почему замысел не был реализован?

14.9.2019 Ян Рулевский
Интервью. Нельзя забывать и об историческом проклятии Польши – находиться между германским и российским империализмами. Пилсудский хотел устоять перед ними. Россия, красная или белая, представляла опасность для нас, и маршал хотел сделать её поменьше за счёт создания самостоятельных республик. В то время как Путин не хочет независимости соседей. Он желает, чтобы они были как Финляндия при Брежневе, но у Польши другие амбиции.

10.9.2019 Андрей Дмитриев
Правильные выборы. Александр Беглов будет обладать наименьшей легитимностью среди прочих градоначальников Северной столицы за последние 30 лет. Владимир Бортко утопил левые иллюзии. Либеральная оппозиция провалилась с «умным голосованием». Правда ли, что на губернаторских выборах в Петербурге проиграли все?

4.9.2019 Жак Р. Пауэлс
Эхо истории. Сегодня на континенте вторым языком был бы не английский, а немецкий, а в Париже модники прогуливались бы по Елисейским полям в австрийских кожаных штанишках. Польша не существовала бы; поляки были бы «недочеловеками», крепостными «арийских» поселенцев в германизированном Остланде, простирающемся от Балтики до Карпат или даже Урала.

4.9.2019 Андрей Дмитриев
Правильные выборы. Снявшийся с голосования «труп» Бортко показал, что и конкуренты-то в лучшем случае, скажем так, полутрупы, и всё действо под названием «выборы губернатора Петербурга – 2019» происходит в своеобразном морге. И за этот сброс покровов режиссёру, наверное, стоит сказать «браво».

19.8.2019 Юрий Нерсесов
Общество зрелищ. Клип «Архангел Михаил» вполне пригоден для переработки в крутой блокбастер, финальные титры которого пойдут под замечательную фронтовую песню «Огонёк» со слегка изменёнными словами: «И спецназовца русского/Чайкин сын продаёт/За швейцарскую родину/И за банковский счёт». Идеальный исполнитель - звезда русского шансона Вика Цыганова.

18.8.2019 Андрей Дмитриев
Дружба народов. Складывается впечатление, что при наличии хороших отношений с Финляндией, особенно сравнительно с другими западными «партнёрами», российские официальные лица в СМИ периодически заискивают перед северными соседями, зачастую прямо искажая историю в угоду текущей политической конъюнктуре. Получается этакий застенчивый патриотизм с мазохистским уклоном.

15.8.2019 Андрей Дмитриев
Протест. Поколение конца девяностых – середины нулевых годов рождения, которое выросло при Путине и другой власти не видело, для этой самой власти фактически потеряно. В общем, при сохранении текущих тенденций лужа, в которую село в ходе протестов московское начальство, к моменту транзита власти в 2021 и 2024 годах может существенно разрастись, поглотив Смольный, а то и Кремль.

30.7.2019 Юрий Нерсесов
Путин и народ. После путинского поздравления с главным флотским праздником впору только с камнем на шее в море кидаться или на мачте вешаться, однако лучше всё же изучить историю. Тогда окажется, что как раз в текущем и будущем году у президента масса поводов поздравить моряков с юбилеями побед над членами НАТО и Евросоюза.

28.7.2019 Андрей Дмитриев
Эхо истории. Помимо практической стороны дела в решении «морского вопроса» немаловажен был и аспект идеологический. А именно вопрос преемственности фактически создаваемого заново флота советского к русским морским традициям. В итоге нарком Кузнецов предложил приурочить день ВМФ к победе Петра Первого в 1714 году над шведами у мыса Гангут.