АПН
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Воскресенье, 25 октября 2020 » Расширенный поиск
ПУБЛИКАЦИИ » Версия для печати
Феминист, который ненавидел сербов
2010-12-20 Юрий Нерсесов
Феминист, который ненавидел сербов
Издатель карликового левацкого журнала талантливо выплеснул на бумагу свои комплексы, но не смог насладится триумфом

На исходе ХХ столетия у стокгольмского журналиста Стига Ларссона все шло наперекосяк. Из солидного информагентства Tidningarnas Telegrambyrå то ли сам ушел, то ли его ушли. Тщетно пытался прославиться на вытоптанной ниве литературного авангарда. Редактировал крошечный левацкий журнальчик, посвященный борьбе с таким же микроскопическим шведским нацизмом, но ввиду размеров противников битва получилась совершенно мультяшной. Чтобы произвести впечатление на окружающих, приходилось разыгрывать настоящие спектакли. Например, запускать сплетню о своих секретных поездках в Африку с целью обучения стрельбе из гранатомета эритрейских партизанок. (Именно партизанок – мужики и сами научатся.) Или, сидя с коллегой в кафе, постоянно оглядываться и с придыханием рассказывать, какие меры предосторожности приходится принимать, чтобы избежать мести кровавых скинхедов.

Частенько такая жизнь приводит пациентов к тяжелому психическому расстройству, но, к счастью, Ларссона осенила идея сублимировать свои комплексы на бумаге, и уж тут-то он оттянулся от души. Маргинальный троцкистский журнальчик «Экспо» превратился во влиятельный «Миллениум», не только чистивший Швецию от коричневой плесени, но и сокрушавший репутации разводящих эту плесень чиновников и олигархов. Редактор «Миллениума» и альтер эго автора Микаэль Блюмквист, в отличие от прототипа, не сбежал с места изнасилования тремя подонками 15-летней девочки, а спас от шведской гэбни, нацистов и продажных психиатров гениальную хакершу Лисбет Саландер. Враги отважного журналиста не только угрожают ему по интернету, но и всерьез пытаются прикончить… Про феноменальный успех Блюмквиста у женщин и говорить нечего, а отвергшие старину Стига «солидные» журналисты оказываются грязными извращенцами или просто неприятными типами. Роман «Мужчины, которые ненавидят женщин» (более известен как «Девушка с татуировкой дракона») и два его продолжения, объединенные в цикл «Миллениум», были приняты издательством Norstedts. Но автор умер перед самой публикацией, так и не сумев насладиться десятками миллионов тиражей, как минимум двумя экранизациями и восторгами обычно строгих к «массовой литературе» критиков.

Отчасти успех трилогии был обусловлен чрезвычайно своевременной (с точки зрения продвижения) смертью Ларссона и грамотной рекламной кампанией, включающей, помимо прочего, и намеки, что автора прикончили проклятые фашисты, а не две пачки сигарет в день. Однако и сами романы, несмотря на затянутость и постоянное подыгрывание автора симпатичным ему персонажам, чрезвычайно атмосферны, содержат массу интересных подробностей о жизни Швеции, и главное - безупречно выверены психологически, со снайперской точностью попадая в нужные точки читательских душ. Одна только идея сделать главных героев похожими на повзрослевших персонажей детских книг прославленной соотечественницы Астрид Линдгрен чего стоит. Тут уж поневоле начнешь вспоминать детство, ностальгировать, и через образы проказников доброй бабушки Астрид проникаться доверием к ее литературному внучку. О приемах, с помощью которых внучок завлекает в свои сети дорогих читателей, можно писать долго. Но для меня наряду с выплесками на бумагу авторских комплексов самым интересным открытием «Миллениума» оказалось миросозерцание левого европейского интеллигента, победоносно торчащее почти из каждой главы.

Прежде всего, позитивные персонажи выделяются своими постельными пристрастиями. Они геи, лесбиянки, бисексуалы, состоят в шведских семьях, или, в крайнем случае, регулярно меняют партнеров. Автор нетерпим только к садизму и педофилии, а также с изрядным подозрением относится к примерным семьям соотечественников. Благопристойные мужья частенько оказываются преступниками и нацистами, в том случае, если это женатые на шведках шведы. Промышленник Хенрик Вангер женился на еврейке, неназванный отец интимной подружки Лисбет Саландер – студентки Мимми – на китаянке, а племянница Вангера вышла за австралийца, и у всех браки удались. Несчастна только одна интернациональная семья. Сбежавший в Швецию преступник и агент ГРУ Александр Салашенко женился на шведке и так лупил бедняжку, что она тронулась умом.

Как и положено в классическом детективе, Салашенко и остальные подобные ему изверги кончают плохо. Расправы представительниц прекрасного пола с ними описано особо смачно, но Ларссон как истинный феминист идет дальше. Даже невосторженное отношение к лесбийской любви и сомнение в полном равноправии женщин для него крайне предосудительно. Но в то же время среди десятков отрицательных персонажей женщин можно пересчитать по пальцам одной руки, а преступниц среди них не видно вообще. Свой феминизм Ларссон пытается подтвердить историческими примерами, не стесняясь демонстрировать полнейшее невежество. Например, Ассирийское царство, по его мнению, создала царица Семирамида. Хотя если верить легендам, она взошла на уже существовавший престол, то ли прикончив своего супруга царя Нина, то ли унаследовав трон после его смерти. Исторический же прототип Семирамиды - царица Шаммурат - правила с 813 по 802 год дохристианской эры, то есть спустя сотни веков после возникновения Ассирии.

В национальном вопросе автор столь же прогрессивен, и читательский взгляд постоянно наталкивается на правильных представителей самых разных нацменьшинств. Польский иудей инспектор Ян Бублански. Полуавстралийские дети племянницы Вангера и полукитаянка Мимми. Курдский беженец Идрис Хиди и покровительствующие ему соплеменники – редактор антирасистского журнала Курдо Бакси со своим дядей Махмудом. Владелец уютного кабачка боснийский мусульманин Самир. Ну и, конечно, хозяин частной охранной фирмы Драган Арманский, отец которого - армянский еврей из Белоруссии, а мать – боснийская мусульманка с греческими корнями. Относиться к ним всем следует особо трепетно. Крупный полицейский чин, заметивший Бублански, что на службе надлежит быть одетым по форме, а не в ермолке и не в чалме, есть хам и ксенофоб, подлежащий немедленному осуждению со стороны прогрессивного человечества.

И все бы хорошо, но относительно некоторых народов пламенный интернационализм Ларссона дает сбой. Главный русский персонаж беглый ГРУ-шник Салашенко - наркоторговец, мафиози и садист. Его прижитый от неизвестной немки сын – гигантский монстр и ближайший помощник папы, привлекающий для грязных дел Салашенко фашиствующих байкеров. Сербские братья Николичи – наемные убийцы, воевавшие в отряде знаменитого полевого командира Югославской войны Желько Ражнятовича (Аркана), без колебаний занесенного автором в фашисты. В общем, подонок на подонке, за исключением проституток с территории бывшего СССР, которых мафия поставляют в Швецию. Эти – беспомощные жертвы. И только нелюбимая дочка Салашенко – отважная хакерша Лисбет находит в себе силы преодолеть дурную кровь папаши, облить его бензином, поджечь, а через много лет, узнав, что выжил, долбануть топором по черепу! Но она такая одна, и потому шведам, да и прочим политкорректным европейцам нужно не покладая рук бороться с русско-сербской угрозой и наводить политкорректность в самой Сербии, а выходцев из мусульманских и азиатских стран наоборот расселять по просторам родной Стокгольмщины.

Пока еще процесс идет не достаточно быстро. Из 9,4 миллионов шведского населения мигрантов, исповедующих ислам, пока всего 300 тысяч с небольшим, но сверх того проживает немало негров, китайцев, цыган и прочих пришельцев, придерживающихся иных верований, вплоть до культа Вуду. Когда их доля перевалит критическую черту, новая Астрид Линдгрен порадует разноцветных шведских детишек сказкой «Карлсон-ибн-Хаттаб продает героин на крыше». И душа Стига Ларссона возрадуется с того света. Ведь новые шведы куда надежнее, чем нынешние, защитят родину от русских оккупантов, их сербских союзников и примкнувших к захватчикам белых расистов!

Юрий Нерсесов

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Дружба народов
ПУБЛИКАЦИИ » Все публикации
23.10.2020 Семён Пегов
Интервью. Карабах на 99,9% ассоциирует себя с Россией, его жители говорят на чистом русском языке, думают, как русские, и являются последним настоящим союзником, родным и близким на Южном Кавказе. Да, и у нас в Армении стоит база военная. Мы хотим, чтобы это всё перекинулось на Армению и стало полыхать возле нашей военной базы? Я не думаю, что можно к этому относиться как не к своей войне.

21.10.2020 Юрий Нерсесов
Промывка мозгов. Глава чеченского министерства по национальной политике, внешним связям, печати и информации Джамбулат Умаров имеет даже больше полномочий, чем у Геббельса. Его ведомство, как видно из названия, выполняет и обязанности, за которые у Гитлера отвечал министр иностранных дел Иоахим фон Риббентроп. К сожалению, таланты Умарова изрядно отстают от его полномочий.

18.10.2020 Эльберд Гаглоев
Война и мир. Получается очень интересная ситуация. Весь этот плавно перетекший в полноценную войну пограничный инцидент оказался неожиданным для всех прямых и косвенных участников конфликта. Можно было бы свести всю проблему к печальному стечению обстоятельств, если бы не последствия, которые ведут к просто тектоническим изменениям положения в регионе.

15.10.2020 Юрий Нерсесов
Эхо истории. Успешно зачистив местные учебники истории от страниц о массовом предательстве своих соплеменников во время Великой Отечественной войны, крымско-татарские лидеры решили навести орднунг и в других регионах. Начали с Екатеринбурга, где сайт «Накануне» опубликовал статью историка Игоря Пыхалова "За что крымских татар называли пособниками Гитлера и почему им не следует потакать сегодня?"

14.10.2020 Юрий Нерсесов
Дефективный менеджмент. Дмитрий Рогозин подчеркнул, что до приговора суда советник считается невиновным, но о конфликтах, на которые тот натыкался, распространяться не стал. И не зря: оценив самый известный скандал с участием Ивана, поневоле заподозришь в нём если не шпиона, то американского агента влияния. А узнав обстоятельства кончины его отца, тоже Ивана Сафронова, поневоле задумаешься о семейном бизнесе в пользу Госдепа.

9.10.2020 Модест Колеров
Интервью. Спрос на монархизм тесно связан с олигархической системой власти. Тут тебе и климат, и торговля квотами... Не случайно у нас спецпредставитель по климату Сергей Иванов. Фонд климатических дел возглавляет группа Анатолия Чубайса. Это всё очень серьёзно. Монархизм православного олигархического свойства является претензией на диктатуру. Эта претензия никуда не делась.

2.10.2020 Юрий Нерсесов
Война и мир. Едва азербайджанская армия начала наступление в Нагорном Карабахе, Никол Пашинян рванул до Москвы. Где объявил о грядущем установлении с Россией «отношений нового уровня и качества». За Пашиняном пока только красивые, пустые и лживые речи. И пока он не представит нечто более существенное, его война остаётся для России чужой.

1.10.2020 Алексей Рафалович
Щупальца олигархии. Гигантская корпорация, ранее носившая гордое название «Русский алюминий», теперь под надёжным американским контролем, а ее бывший босс понижен до дворецкого. Он очень хочет понравиться новому барину-демократу, однако сам барином уже не станет. Трудно найти более впечатляющий пример российского олигарха, который лез вон из кожи, чтобы стать своим для западных партнёров даже вопреки интересам собственной страны, но остался у разбитого корыта.

23.9.2020 Сергей Лебедев
Эхо истории. У наших соседей-поляков – череда праздников. В прошлом году отмечали 80-летие разгрома Второй Речи Посполитой и 75-летие подавления Варшавского восстание. В нынешнем – 225-летие раздела Первой Речи Посполитой и 100-летие отражение наступление Красной Армии на Варшаву. О провале собственных походов на Киев и Минск предпочитают помалкивать, зато 40-летний юбилей профсоюза «Солидарность» - святое дело.

8.9.2020 Юрий Нерсесов
Война и мир. Быстрое подчинение просвещённой Европы и последующий разгром Гитлера в дикой Совдепии до сих пор травмирует истинных либералов. Последний их трюк — винить в провале любимого фюрера бескрайние российские просторы. Что же, попробуем сравнить: чего достигла Германия в Европе и сколько она захватила в СССР, пока стремительный прорыв к Москве не сменился поспешным отходом от столичных пригородов. Ну и заодно сопоставим потери.