АПН
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Вторник, 25 сентября 2018 » Расширенный поиск
ПУБЛИКАЦИИ » Версия для печати
Несогласный Питер: итоги второго Марша
2007-04-16 Андрей Дмитриев
Несогласный Питер: итоги второго Марша

Второго марша ждали все, и оппозиция, и власть. Мы, несогласные, хотели развить успех 3 марта. Смольный – взять реванш за поражение. Обстановка потихоньку накалялась.

Маршу предшествовала уже ставшая привычной масштабная полицейская спецоперации: задерживали людей из регионов и активистов протестного движения, «трясли» типографию, напечатавшую газету, и офис питерского «Яблока» (так называемый «штаб революции»), где она хранилась, отлавливали расклейщиков стикеров в метро и раздатчиков агитации на улицах. Кстати, основной претензией к газете было наличие в ней нацбольской символики и статьи автора этих строк. Органы заподозрили, что НБП, деятельность которой приостановлена, ее продолжает, и завели производство по соответствующей статье Административного кодекса. Допрос мне и ответственному за выпуск газеты, а также – официальному организатору акции Ольге Курносовой был по чистой случайности назначен в 10.00 в день Марша. Уже накануне органы активно интересовались моей персоной, поэтому я отключил мобильники и отправился ночевать в другой конец города. Курносовой повезло меньше: ее задержали возле дома, на Марш она так и не попала.

С утра ловлю тачку. Водитель-армянин интересуется: «Слушай, что в городе творится, а? Война началась?» Действительно, начиная от Невского проспекта, по Владимирскому и Загородному сплошняком стоят омоновские «броневики» с решетками на стеклах, в небе летают вертолеты, вокруг суетятся тысячи и тысячи людей в форме. Такое же усиление по всему маршруту заявленного шествия. Пионерская площадь и вовсе превращена в укрепрайон с многочисленными линиями обороны. Движение по этой причине закрыто (помнится, именно невозможностью перекрыть движение Матвиенко объясняла факт несогласования шествия).

Расплачиваюсь с водилой, выхожу из машины и двигаюсь к месту митинга проходными дворами. Приезжим из других регионов ОМОНовцам о таком явлении жизни ничего не известно, и я спокойно дохожу до места событий. По дороге встречаю группку знакомых «Что вы тут делаете? Хотим на Марш, но боимся …»

На Звенигородской улице стоят грузовики с ОМОНом из Северной Осетии. Смотрю на парней, которые готовятся превратить марш в фарш. Забавно, но полгода назад я ездил на референдум в Южную Осетию, и те же омоновцы охраняли делегацию международных наблюдателей и журналистов. Нас встречали во Владикавказе с почетным милицейским эскортом. А теперь они приехали в мой город меня бить. Удивительные вещи происходят порой в нашей большой и безумной стране…

Захожу на площадь, где уже разворачивается народ с обычным многоцветьем флагов – яблочных, нацбольских, ОГФ, НДС, АКМ и всяких других. Люди подходят, когда их число достигает примерно 2 тысяч человек, ОМОН перекрывает подходы к месту митинга. Остальные несогласные (а их явно не меньше, чем на площади) скапливаются по разные стороны Загородного проспекта.

Митинг идет своим чередом, выступают лидеры питерской оппозиции, добравшиеся из Москвы Лимонов и Удальцов, потом - заслуженный артист России Алексей Девотченко (недавно вступивший в ОГФ), но у всех одна мысль: что дальше? Огладываясь по сторонам, становится видно, что почти все пути для шествия надежно перекрыты. Особенно мощное заграждение на Загородном, где колонны ОМОНа подкрепляет кран «Галичанин», и на Гороховой, перегороженной КАМАЗами. Идти туда – самоубийство. Кровь и жертвы были бы неизбежны.

Решение приходит само собой. В конце митинга, его озвучивает Сергей Гуляев: мы все вместе должны выдвинуться в ту сторону, которая не полностью перекрыта – к метро «Пушкинская». А потом по одиночке, кто как сможет, пусть попробует добраться до Смольного.

Идем медленно, из оцепления выпускают маленькими порциями. Тем не менее, Марш несогласных продолжается. Вверх взвиваются знамена, в весеннем воздухе звучит «Это наш город». При подходе к метро выясняется, что станция закрыта на вход. Движение колонны вперед по тротуарам Загородного проспекта продолжается само собой. И вот впереди появляется омоновская цепь. Мы сцепляемся локтями с Удальцовым и еще одним парнем. Хрупкая девушка лет 17 тоже встает рядом с нами. Я чувствую, как у нее дрожат руки. Она боится (еще бы! – впереди цепи людей в касках с металлическими щитами и дубинами, которые через пару минут бросятся на нас), но идет вперед. Сергей Гуляев просит «пропустить мирных людей». Ответа нет. Мы пытаемся обойти кордон сбоку, и тут начинается мочилово: ОМОН молотит все живое.

Следующие 15-20 по площади между метро «Пушкинская» и Витебским вокзалом хаотично мечутся люди. То ОМОН переходит в наступление, то демонстранты, сбившись в кучу, пытаются продолжить движение. Над площадью зависает вертолет, поднимая клубы пыли. В ряды омоновцев летят пластиковые бутылки с минералкой и чучело драконы ГАЗЗИЛЫ (символ Газоскреба – яблочный креатив). Крики «позор», мат, команды начальства ОМОНу – все смешалось.

Зверье мочит женщин, девушек, стариков. А ведь на митинге им говорили: «Ребята, подумайте, кого вы защищаете? Бандита Кадырова и олигарха Абрамовича? Власть, которая не платит вам боевые за Чечню и кидает ваших сослуживцев в концлагерь Чернокозово? Мы стоим здесь за ваши и наши права. Подумайте об этом, прежде чем поднимать дубинки. ОМОН – с народом, не служи уродам!» Ага, с народом! Такое впечатление, что им чем-то затыкают уши. Или, может, вмазываться чем-то заставляют?

Яблочницу Ольгу Цепилову, когда она пытается помочь какой-то старушке подняться с земли, ублюдок бьет дубинкой наотмашь в лицо. Результат – перелом костей носа, гематома на все лицо, сотрясение мозга. Вижу краем глаза, как омоновец сбивает с ног и лупит дубинкой Алину Лебедеву– латышскую нацболку, в свое время отхлеставшую цветами принца Чарльза и отсидевшую два года за захват путинской приемной.

Апогея ситуация достигает у входа в метро Пушкинская, куда сдвигаются остатки несогласных. Гуляев в мегафон просит открыть вход. Щас! Следует команда задержать его самого. ОМОН идет на приступ, во все стороны лупя дубинками и ногами. При винтилове Гуляева ему остервенело бьют по руке и ломают ее. Я, после скользящего удара по голове, закрываю ее руками и пытаюсь выбраться куда-нибудь. То, что здесь никто не погиб, было чудом.

Просачиваясь мимо последнего кордона, выходу в переулок. За мной рысью появляются четыре мужичка в штатском. «Стоять, допрыгался, блядь!» - заламывают руки и сажают в милицейскую машину. Все. Программа на сегодня окончена.

Омоновцы же, разобравшись с несогласными, стали нападать на простых горожан: разогнали людей, ждавших маршрутку на остановке, избили каких-то подростков у ларьков с пивом, потом переключились на пассажиров пришедшей электрички. Я уже не говорю про журналистов, которым не помогли жилетки с надписью «пресса», выданные заботливым Смольным после Русского марша. Молотиак же. Омоновцы вели себя в Питере как крестоносцы в Константинополе, монголы в Киеве или фашисты в Севастополе. Как в захваченном городе, жителей которого отдали им на потеху. Или, как выразился начальник криминальной милиции Петербурга г-н Умнов «сотрудники милиции в этот раз сработали более организованно, нежели в предыдущие марши». Кстати, на месте проведения митинга побывало практически все руководство ГУВД и ГИБДД Петербурга, наблюдавшее за происходящим.

Марш закончился. Что имеем в остатке?

Несмотря на меньшую численность по сравнению с 3 марта и то, что маршем удалось пройти лишь несколько сотен метров, второй Марш явился достойным продолжением первого. Питер не уронил заданную тогда высокую планку. При таком количестве ОМОНа и таком его остервененении мы выступили вполне достойно. Сделали все, что могли.

Как показали нижегородские, питерские и московские события Шествия несогласных все больше напоминают боевые операции. Обе стороны продумывают маршруты движения, отвлекающие маневры и прорывы. Пытаются обмануть и нейтрализовать противника. Власть бросает в бой мощнейшие силы ОМОНа, войск и милиции, облаченные в доспехи, как средневековые рыцари. Это самая настоящая война, без кавычек. Ожесточение нарастает. Если после первого Марша люди в основном отделались синяками, то на втором уже пролилась кровь. Как минимум пять человек серьезно пострадали и оказались в больнице. Очевидно, что накал борьбы будет все сильнее с приближением думских и президентских выборов.

Но главное, что Марш несогласных стал той точкой, вокруг которой вращается политический процесс в России. Сломлена традиция беззубых юбилейных шествий на майские и ноябрьские. Всякие явлинские и зюгановы с поткиными и рогозиными оказались на обочине политического процесса. О чем и говорят их истеричные выпады против несогласных. Значит – мы движемся в правильном направлении. А опыт в уличных боях получает не только власть, но и оппозиция. И еще посмотрим, кто кого!

Фото - Фонтанка.ру

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Марш несогласных
ПУБЛИКАЦИИ » Все публикации
24.9.2018 Юрий Нерсесов
Война и мир. Режим Владимира Путина до недавнего времени выглядел одноглавым. Однако после уничтожения российского самолёта радиолокационной разведки Ил-20 в Сирии у него словно отросли дополнительные бошки. Кажется, столь упрямые и тупые, что грызутся не только с друг с другом, но и сами с собой.

17.9.2018 Николай Коняев
In memoriam. Немного не дожив до 70-летия, скончался председатель Православного общества писателей Петрбурга Николай Коняев. Редакция «АПН Северо-Запад» приносит свои соболезнования друзьям и близким Николая Михайловича и в этот печальный день вновь публикует те мысли, которыми он делился с нами.

11.9.2018 Юрий Нерсесов
Гримасы либерализма. Директор Института национальной памяти Украины Владимир Вятрович объявил Пушкина и Булгакова опасными щупальцами русского мира. Могли ли российские либералы не поддержать киевских побратимов? Конечно, нет! И в Москве знамя Вятровича подхватил фантаст Леонид Каганов.

10.9.2018 Андрей Балканский
Эхо истории. 9 сентября 1948 года на первой сессии ВНС было провозглашено создание Корейской Народно-Демократической Республики. Название страны было предложено представителями советской военной администрации, автором гимна и герба республики стал Ким Ду Бон. Он же был избран председателем Верховного Народного Собрания. Главой кабинета министров КНДР стал Ким Ир Сен.

4.9.2018 Сергей Аксенов
Русская весна. «Сергей, эти умники украли у нас победу! - Написал мне как-то мой товарищ Олег Шаргунов. - Где, бл..дь, все они были: поклонские, аксеновы?» Затем следовали другие злые ругательства. Уральский парень Олег выражался брутально. «Есть такое. Поэтому и надо фиксировать историю», - ответил я тогда.

1.9.2018 Либор Дворжак
Интервью. Не зря же нас называют «нацией Швейков». Чехи действительно, в отличие от венгров и поляков, склонны приспосабливаться. Может, со стороны такое поведение смотрится не слишком героически, но оно помогло нам пережить катаклизмы последнего века с куда меньшими потерями, чем у соседей.

30.8.2018 Борис Костин
Эхо истории. Командующий ВДВ сдерживал себя с трудом. Его солдат на улицах чешских городов поносили на чем свет стоит, разъяренные толпы лезли на десантников с кулаками, забрасывали их камнями, стреляли исподтишка. Захваченные радиостанции, вещавшие на частотах советских войск, исчислялись десятками. Гвардейцы же в ответ только крепче стискивали зубы.

28.8.2018 Сергей Среднин
Свидомиты. После нескольких лет воздержания от телевизора меня угораздило посмотреть таки на день незалежности парад незалежности на майдане Незалежности. Все это вылилось в психо-лингвистический разбор Киевского парада и нашей действительности. Сразу зачёт Петру Алексеевичу Порошенко за его чудесный спич.

26.8.2018 Максим Калашников
Незалежная. Кремлевская отговорка-14 «Нам нужна вся Украина», которой оправдывали предательство Новороссии, теперь вызывает только издевательский смех. Не видать Кремлю «всей Украины», особенно после того как он устроил из ЛДНР криминальное, им самим не признанное гетто. Гетто социального ада. Ибо как бы ни было плохо на Украине, в ЛДНР – еще хуже и кошмарнее.

21.8.2018 Борис Костин
Эхо истории. В день полувековой годовщины ввода войск стран Варшавского договора в Чехословакию для подавления антисоветского прозападного мятежа публикуем главу из книги Бориса Костина и Александра Маргелова "Генерал армии Василий Маргелов" о тех горячих днях. Костин - историк и ветеран ВДВ - сам принимал участие в операции "Дунай" и гордится фактом сопричастности к этому славному историческому событию.