АПН
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Воскресенье, 5 июля 2020 » Расширенный поиск
ПУБЛИКАЦИИ » Версия для печати
Виртуальная пуля для Сары Пэйлин
2011-01-11 Юрий Нерсесов
Виртуальная пуля для Сары Пэйлин
Американская политическая система освоила новый метод самосохранения

Выживет ли член Палаты представителей Конгресса США от Демократической партии Габриэль Гиффордс, которой 8 января прострелили голову во время встречи с избирателями в родной Аризоне? Если выживет, то останется ли она в политике или превратиться в лишенное рассудка человекообразное растение? Врачи до сих пор не могут ответить на этот вопросы. Однако независимо от результата их усилий, пуля, попавшая в миссис Гиффордс во время встречи с избирателями, мощно срикошетировала в ее политических противников. Причем не столько от Республиканской партии, сколько от частично примыкающего к ней неоконсервативного движения «Чаепитие».

Главной жертвой рикошета стала бывший губернатор Аляски и кандидат в вице-президента США от Республиканской партии, а ныне неформальный лидер «Чаепития» Сара Пэйлин. Картинка, где округа враждебных Пэйлин конгрессменов помечались мишенями, была срочно стерта из ее записей в Facebook, но попытка замести следы, только подлила масла в огонь. Неутомимый обличитель республиканцев кинорежиссер Майкл Мур заявил, что Сара «трет свои записи, как сталинист, который вырезает неугодные лица с фотографий», а ветеран движения против войны во Вьетнаме киноактриса Джейн Фонда требует привлечь Пэйлин к ответственности, правда пока непонятно, к административной или уголовной.

Пэйлин вяло оправдывается, но все складывается против нее. Покалечь стрелявший в Гиффордс 22-летний Джаред Ли Лофнер только ее одну – полбеды, но жертвами пальбы стало более десяти человек, шестеро из которых погибли. Среди погибших директор социальных программ в приемной Гилффордс Габриэль Циммерман, трое пенсионеров, включая 76-летнего священника, судью и 9-летняя Кристина Грин, по жуткому совпадению родившаяся 11 сентября 2001 года, в день атаки террористов на Всемирный Торговый центр в Нью-Йорке. Убийца же по предварительным сообщениям СМИ назвал среди своих любимых книг «Манифест Коммунистической партии» и «Майн Кампф».

Набор для Пэйлин наихудший. Она всегда выступала с позиций борца с исламским терроризмом и коммунизмом, консерватора, верующей и друга Израиля, а тут такой список, да и сама Гиффордс иудейка! Конечно, невозможно представить, чтобы судорожно палящий в разные стороны придурок попадал так «удачно», но само покушение полностью соответствует политическим традициям США. Едва только на горизонте возникает политик, угрожающий стране слишком радикальными реформами или нарушением монополии на власть двух ведущих партий, как на его пути оказывается очередной маньяк. Судьба братьев Кеннеди известна всем, но есть и другие случаи.

Губернатор Луизианы Хьюи Лонг считался самым опасным соперника Франклина Рузвельта на президентских выборах 1936 года. У себя в штате Лонг куда решительнее, чем Рузвельт, боролся с произволом крупных корпораций, включая рокфеллеровскую «Стандарт Ойл», нещадно облагал их налогами, а на полученные деньги строил дороги, школы и больницы. В Вашингтоне подсчитали, что выборы 1936 года губернатор Луизианы, скорее всего, проиграет, но в 1940 году его уже будет не остановить. И 10 сентября 1935 года Лонг был застрелен врачом Карлом Вайссом, которого тут же прикончили охранники. Причина убийства осталась неизвестной, поскольку расследования не проводилось. Параллельно с его срывом прогрессивные литераторы опубликовали несколько книг (включая известный роман Синклера Льюиса «У нас это невозможно»), из которых следовало, что покойный - такая гнусная фашистская сволочь, что и жалеть о нем нечего. Лишь в 1946 году появился романа Роберта Пена Уоррена «Вся королевская рать», давший относительно честный портрет политика, столь же неразборчивого в средствах и амбициозного, сколь его конкуренты, но в отличие от них, по мнению автора, не замеченного в «лени, самодовольстве, бездарности, коррупции и полном отсутствии политического творчества».

Звезда губернатора Алабамы Джорджа Уоллеса взошла в разгар войны во Вьетнаме и межрасовых столкновений в США. На президентских выборах 1968 года Уоллес, выступив в качестве кандидата от созданной им Партии Независимости, набрал 13,5% голосов и безоговорочно победил в пяти южных штатах. Трудно представить, чего бы достигла партия в дальнейшем, но 15 мая 1972 года Уоллес был тяжело ранен неким Артуром Бремером, который отсидев за это 35 лет, так и не назвал ни внятных причин покушения, ни возможных заказчиков. Уоллес же из расиста-консерватора переквалифицировался в гуманиста-либерала и уже никогда всерьёз не угрожал американскому статус-кво.

Оно было нарушено в последний год, с появлением движения «Чаепитие», названного в честь знаменитого «Бостонского чаепития» 16 декабря 1773 года. Тогда американские колонисты выбросили за борт груз беспошлинного чая британской Ост-Индской компании, подрывавшей позиции местных торговцев чаем. «Бостонское чаепитие» положило начало отделению США от Британской Империи. Сейчас новые «чаевники» проповедуют возврат к исконно американским ценностям, выступают против реформ Барака Обамы, раз за разом добиваются выдвижения своих активистов от Республиканской партии и нередко одерживают победы, а мемуары миссис Пэйлин стали главным политическим бестселлером года.

«Замечательная особенность этого движения – это его спонтанность. – Отметил в интервью «Радио Свобода» профессор Мичиганского университета Владимир Шляпентох. – Движение возникло одновременно во многих районах страны, в каждом районе возникли свои лидеры. И даже сегодня у меня нет такого ощущения, что есть какой-то координационный центр партии «Чаепитие», который способен управлять этим движение в национальном масштабе… Это недовольство существующей структурой американского общества, в котором большие деньги и самовоспроизводящийся политический истеблишмент играют очень большую роль. И когда они себя связывают с движением «Чаепитие» в Бостоне накануне американской революции, в этом я вижу глубокий смысл. Это действительно антифеодальное, антиэлитное движение с теми лозунгами, с которыми приехали первые эмигранты в США».

Сейчас «чаевники» выступают главным образом против реформ Обамы в области здравоохранения и социального обеспечения, однако все чаще из их рядов доносится недовольство пресловутой «политкорректностью» и паразитированием отдельных групп населения (прежде всего этнических меньшинств) на добропорядочных налогоплательщиках. Как оно будет развиваться дальше и не преобразуется ли в «третью силу», угрожающую самим основам американского истэблишмента? Точно подмеченная Шляпентохом спонтанность движения и отсутствие у него единого координационного центра делает бесполезным физическую ликвидацию Сары Пэйлин, которая сейчас не более чем «секс-символ» «чаевников», но совсем иное дело – использовать ее для дискредитации движения.

Выстрелы в Аризоне позволяют сделать это без особого труда, и теперь Пэйлин будет почти невозможно отмыться от клейма подстрекавшей к убийству. Виртуальное отражение пули Ли Лофнера пробило в ее политическом образе изрядную дыру. Удивительно в тему пришлись и провокаторы с нацистскими лозунгами, которых противники «чаевников» регулярно засылали на их акции. Серьезный удар нанесен и по защитникам свободного владения оружием. Многие из них одновременно являются активными «чаевниками», а среди их противников за неограниченное право иметь и использовать стволы по странному стечению обстоятельств выступала именно подстреленная Гиффордс.

«Чаепитию» будет крайне сложно оправиться от удара, и сейчас как никогда велика вероятность превращения движения из полусамостоятельного проекта в филиал Республиканской партии, который поможет ей провести на очередных президентских выборах очередного Буша. Более радикальные «чаевники» пополнят ряды многочисленных ультраправых, либертарианских и национал-анархистских группировок, которых сейчас попытаются застроить под лозунгом вреда всеобщего вооружения. Такие попытки предпринимались и ранее, особенно активизировались они при предыдущем демократическом президенте Билле Клинтоне, но после взрыва федерального центра в Оклахоме-Сити Тимоти Маквеем спецоперации, стоившие жизни нескольким сотням человек, были свернуты. Децентрализованность подобных структур и либеральное американское законодательство делает невозможным их полную ликвидацию, но маргинализировать протестные движения и уничтожать их лидеров физически или политически американской правящей системе пока по силам.

Юрий Нерсесов

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Расследование
ПУБЛИКАЦИИ » Все публикации
29.6.2020 Юрий Нерсесов
Эхо истории. С присоединением Крыма РВИО особенно охотно рожает монстров в области его истории. От больших и вонючих, как фильм Первого канала «Нулевая мировая война», который я разбирал два года назад. До маленьких и бесцветных, типа статьи «Балаклавская битва», опубликованной на сайте РВИО в нынешнем году. Переврано в ней всё возможное, причём по-разному.

26.6.2020 Сергей Лебедев
Apocalypse now. Что ж, в истории уже были примеры вырождения и гибели в результате гедонизма целых цивилизаций. Можно вспомнить классический пример Римской империи, В конце концов Римская цивилизация была сметена нашествием варваров, американской сильно везёт, что рядом с ней сильных варварских государств нет, но горит она всё равно красиво. Goodbye America, O!

23.6.2020 Юрий Нерсесов
Щупальца олигархии. О дружбе либерального вице-премьера и любителя шахмат Аркадия Дворковича с православно-консервативным министром сельского хозяйства и покровителем казачества Александром Ткачёвым россияне узнали уже после их отставки. Караоке с «Ах судьба моя, судьба!» Надежды Кадышевой в бизнес-джете вышло чрезвычайно задушевное. Но не придётся ли певцам исполнить «Таганку» или «Владимирский централ» в куда менее комфортном месте?

22.6.2020 Юрий Нерсесов
Развод по-русски. Типа патриотических чучелок из "Единой России" продемонстрировали западной публике в качестве злобных империалистов и фашистов. Затем показали, что для Путина в отличие от подобного зверья осуждение «секретных протоколов» сомнению не подлежит. И напомнили: только действующий президент может держать дрессированных мишек на коротком поводке и загонять пинком в конуру.

15.6.2020 Юрий Нерсесов
Война и мир. Сверхдержавы будут делить мир, пока существует человечество. Независимо от того, кто эти сверхдержавы возглавляет: благословлённые церковью монархи, революционные диктаторы или демократически избранные премьеры. Если же вашу страну призывают покаяться в чудовищном преступлении, значит, делить на сферы готовятся её саму.

15.6.2020 Андрей Дмитриев
Эхо истории. Столичная подземка стала одним из ключевых проектов сталинской эпохи, а спустя десятилетия - и московской мэрии, которая в минувшем году получила контроль над основным пакетом акций АО «Мосметрострой». Разберемся на данном примере в разнице подходов и приоритетов сталинских выдвиженцев и путинских "эффективных менеджеров".

11.6.2020 Юрий Нерсесов
Общество зрелищ. Шугалею сильно повезло, что создатели фильма о нём не столь талантливы, как адвокат из рассказа Тэффи. В противном случае узника, скорее всего, запытали бы до смерти, пытаясь выяснить, где находятся мифические атомные бомбы семьи Каддафи.

29.5.2020 Юрий Нерсесов
Властители дум. Главред журнала «Дилетант» Виталий Дымарский, редактор «Эха Москвы» Алексей Венедиктов и их команда не пропадут, даже если «Газпром» отлучит их от своей щедрой груди. Хорошие моэли, то есть специалисты по обрезанию, в российских синагогах на вес золота. Православно-монархический канал «Царьград-ТВ» Константина Малофеева вроде бы идейно далёк от них, но действует точно так же.

22.5.2020 Юрий Нерсесов
Реваншизм. Считая президента Азербайджана Ильхана Алиева виновником скандала вокруг памятника организатору Армянского легиона вермахта Гарегину Тер-Арутюняну (Нжде), премьер-министр Армении Никол Пашинян решил отомстить. То есть выставить недобитым гитлеровцем перед западными друзьями самого Алиева.

17.5.2020 Андрей Дмитриев
Наш дядя Саша. Глядя на поведение Александра Беглова, да и федеральных властей, возникает ощущение, что они заразились новым недугом на почве коронавируса. При котором желание всё контролировать почему-то смешивается с частичной потерей памяти, а поспешные отчёты об успехах никак не стыкуются с жёсткой реальностью жизни в условиях эпидемии.