АПН
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Вторник, 22 октября 2019 » Расширенный поиск
ПУБЛИКАЦИИ » Версия для печати
Революция среднего класса
2007-04-25 Василий Чертадский
Революция среднего класса

Давно известно, что малый и средний бизнес в постсоветской России ведут некие сверхлюди – альтруисты, папыкарло и камикадзе в одном лице. Несмотря на громогласные заявления о построении рыночной экономики, торжестве конкуренции и всемирной поддержке малого бизнеса, экономическая реальность для нашего среднего класса весьма далека от радужных деклараций якобы «либерального» чиновничества.

Госпропаганда утверждает, что в России нет среднего класса. Это ложь, п#здеж и провокация – средний класс в России, безусловно есть. Просто государству очень удобно под завывания о тяжкой судьбе среднего класса обдирать этот класс до нитки налогами, поборами и взятками. К несчастью для кремляди средний класс все больше осознает себя реальной политической силой и потихоньку присоединяется к революционным процессам.

Считается, что средний класс – люди, занимающиеся малым и средним бизнесом, -это наиболее консервативная часть общества, больше всех ратующая за политэкономическую «стабильность». Действительно, в странах Западной Европы и других, где бизнесу дают возможность «дышать» и развиваться, это так. Но в путинской РФ средний класс не живет, а выживает, находясь под постоянным гнетом фискальных поборов и бюрократическо-полицейского произвола. И виноваты в этом не отдельные «плохие бояре», такова суть выстроенной кремлядью Системы под лозунгом: Труба все, остальное – ничто.

Кремлядь не заинтересована в развитии среднего класса и материальном благополучии этой наиболее активной части общества. Кремлядь интересует только собственные сверхприбыли, а в случае со средним классом «менеджеры» со Старой площади знают только один путь ее получения – обобрать до нитки и выбросить на обочину с грошом в кармане. При этом упомянутый грош должен позволять лишь удержаться на плаву, безо всяких перспектив развития и роста. Ибо развитие и рост означают стабильный доход, а не озабоченные постоянным выживанием люди имеют гораздо больше времени на защиту от жадного государства, на гражданский протест против творящихся вокруг несправедливости и беспредела.

Беспредел в РФ, как и в любой олигархической тирании, начинается с налогов. Не так давно никто иной как сам Путин сравнил действия налоговых органов с терроризмом. В данном случае невозможно не согласиться с «гарантом» - налоговый террор против малого и среднего бизнеса есть суть фискальной политики государства (и «гарант» эту политику всецело «гарантирует»). Репрессии имеют самые разные цели – от обдирания по максимуму благополучных фирм до устранения неугодных конкурентов.

Налоговое законодательство специально выстроено таким образом, чтобы проводить политику «двойных стандартов». Расплывчатые и неоднозначные формулировки законов позволяют налоговикам щадить лояльных предпринимателей, и сурово карать нелояльных или попавших под «пресс». Понятно, что мерой лояльности являются хрустящие бумажки с многонулевым номиналом. При этом полномочия налоговых органов расширены до предела, выходя за рамки конституции, давая им право лишать имущества без суда или отменять презумпцию невиновности.

В любой стране в системе налогообложения есть проблема - что считать незаконным уклонением от уплаты налогов, а что – законной оптимизацией. В одних странах четко прописывают все запрещенные схемы, в других – запрещают все операции с единственной целью уменьшения налогов. И только в РФ принята невиданная порочная схема: в закон введены некие понятия, больше похожие на заготовки для словоблудия вцепившихся в фирму налоговиков. Например, «полузаконная схема» - специально для чиновников, допустимое для «крышуемого» бизнеса, и недопустимая для «прессуемого». «Полузаконную схему» использовал Ходорковский, но на свою беду финансировал «не те» партии.

Но наибольший простор для фискального террора дают понятия «добросовестный» и «недобросовестный» налогоплательщик. Понятие скорее из области морально-нравственной, чем из налогового права, но влекущее реальные финансовые последствия для бизнеса.

А появились они так. После «дефолта» 1998 года деньги множества некрупных фирм «зависли» в рухнувших банках. Спасая честных бизнесменов, Конституционный Суд установил, что фактом уплаты налога является снятие средств со счета плательщика. Решение влекло и отрицательные последствия – мошенничества с уплатой налогов через «мертвые» банки и применением разнообразных вексельных схем. В 2001 году суд собрался уточнить решение, но вместо этого изобрел дурацкий нонсенс, постановив, что решение 98-го года относится только к «добросовестным» налогоплательщикам. Что под этим понимать должен был установить специальный правовой акт, но вопреки прямому требованию закона о Конституционном Суде это не сделано до сих пор.

И налоговые органы вместе с арбитражными судами развернулись вовсю, трактуя «добросовестность» как им вздумается. Казус обернулся форменным произволом налоговиков, коррупцией в судах и фискальных органах. Нонсенс спровоцировал налоговиков на произвол - массовое использование права признавать через суд ничтожной любую сделку, совершенную «вопреки основам правопорядка и нравственности», с изъятием и недоплаченных налогов, и вообще всех доходов. Теперь законная попытка снизить налоги по прихоти фискалов может привести к признанию плательщика «недобросовестным» и к его фактическому уничтожению.

Еще одним супероружием против успешных фирм остаются налоговые проверки. Например, «камеральные» проверки, связанные с рассмотрением документов на самом предприятии, проводятся и оформляются так, как пожелает конкретный чиновник. Дело в том, что налоговик имеет право требовать любые дополнительные сведения и объяснения, в том числе нотариально заверенные, в любом объеме. Стандартный срок – 5 дней, что означает полную остановку работы организации. При этом один и тот же документ запрашивают по несколько раз подряд, а штраф за просрочку взимается отдельно за каждую бумагу. Не существует никакой нормы документального оформления итогов камеральной проверки; зачастую они не оформляются вообще. Соответственно нет механизмов рассмотрения возражений налогоплательщика и защиты его интересов.

С «выездными» проверками своя «заморочка». Формально они могут проводиться не более двух или трех (в крайнем случае) месяцев, но в этот срок включается лишь время фактического нахождения проверяющих на фирме. В результате широко практикуется «приостановка» проведения проверки, растягивающая ее время вдвое, а то и больше, до 5 месяцев. Учитывая, что выездная проверка может проводиться дважды в год, налоговики могут круглый год «развлекаться» со своей жертвой. Вся вина которой зачастую состоит в легальной хозяйственной деятельности, без «откатов», «крыши» и «черной бухгалтерии» («как все»).

Но это еще не все – есть практика проведения «выборочных» проверок по факту уплаты отдельных налогов. То есть, проверив уплату налога с прибыли, налоговики могут тут же затребовать те же самые документы и тщательно изучать, например, уплату НДС. Или еще раз налога на прибыль – но уже с точки зрения «иного вопроса»: например, не выручки, а затрат. И так пока не надоест, или пока не «договорятся», или пока парализованный проверкой бизнес не погибнет.

Но даже если все закончится, налоговые структуры могут обязать выплатить доначисленные налоги в заведомо нереальные сроки, скажем менее 5 рабочих дней. Или затребовать в одномоментную уплату такие суммы, которые уничтожат даже самое благополучное предприятие.

Два года назад кремлевская канцелярия (Госдума) проштамповала путинский закон, который позволяет налоговым органам в досудебном порядке списывать со счетов индивидуальных предпринимателей до 5 тысяч рублей, а с организаций - до 50 тысяч. При этом закон никак не ограничивает интенсивность списания сумм. С этого замечательного времени налоговая при желании дерет деньги с неугодной фирмы со скоростью хоть 50 тысяч рублей в минуту. Конечно, налогоплательщик имеет право в каждом случае – хоть каждую минуту – обращаться в суд, где пытаться отстаивать свои права. При этом времени на работу уже не остается, вместо этого добро пожаловать в «самый гуманный», где несчастные коммерсанты «замучаются пыль глотать» (как заметил «борец с терроризмом»). Мало того, немедленно начались игры с «пограничными суммами». Налоговики стали разбивать крупный штраф на несколько мелких, чтобы списать их со счета налогоплательщика в бесспорном порядке.

Списание средств происходит так, что о списании налогоплательщик зачастую узнают не от налоговых органов, а от банка. И защищать себя приходится в ситуации, когда вас уже лишили оборотных средств. Естественно, фискальный спрут не ставит себе целью выжечь бизнес до последнего офиса. Просто налоговые органы неплохо зарабатывают на «новом порядке». Далеко не каждый налогоплательщик захочет обращаться в суд, тратить время на волокиту, нести судебные издержки, предпочитая откупиться от безнаказанных бандитов в форме и пытаться работать дальше.

Чудовищный закон де-факто отменил по меньшей мере две статьи Конституции. Презумпцию невиновности и положение о том, что никто не может быть лишен своего имущества кроме как по решению суда.

Террор, кстати, обрушивается на средний класс не только налоговый. Бюрократия выстроила мощный механизм грабежа на базе лицензирования и разрешительной системы. В исполнительной власти РФ полно органов, ведающих лицензиями и разрешениями в самых разных сферах бизнеса. Наиболее известные их представители – Ростехнадзор и Минтранс, но есть и «пожарники» МЧС, и Минсвязи, и Минздрав, грызущий фармацевтический рынок, и многие другие.

Выглядит это так. Например, вашей фирме нужно получить лицензию на определенный вид работ. Для получения лицензии нужно разработать и представить в лицензирующий орган ряд документов, среди которых значатся всевозможные планы и техусловия, разрабатываемые фирмами самостоятельно. Суть в том, что разработанный документ должен пройти согласование в каком-либо органе через экспертизу проекта, например в МЧС или Минтрансе. Орган может до потери пульса согласовывать вам документ, при этом каждая экспертиза стоит весьма приличных денег, в районе нескольких десятков тысяч рублей.

Мало кому охота биться лбом об эту стену, для решения таких вопросов создаются небольшие фирмочки, занимающиеся разработкой и согласованием таких документов. А руководят фирмочками разнокалиберные родственники и друзья чиновников, которые согласовывают документы и выдают лицензии. И никакой коррупции, что вы! Никто не заставляет, разрабатывайте свои планы до Второго Пришествия, платите по десять раз за госэкспертизы, жадная бюрократия все равно обдерет вас до нитки.

Или другая история - на промышленных предприятиях большинство работников должны быть пройти определенное обучение, например, обращению с опасными грузами, работе на опасных объектах и тому подобное. Разрешение на деятельность по такому обучению выдает тот же орган, что проверяет предприятия на соответствие его работников этим квалификационным требованиям. Естественно, и тут появляются те же самые родственники и друзья – они создают учебные комбинаты, разрешения которым выдают их «компаньоны» в госорганах. Никакая фирма «со стороны» разрешение на это, естественно, никогда не получит. А «свои» комбинаты, оказавшись в монопольном положении, задирают за обучение безумные цены, и все равно никуда от них не денешься.

Крайне интересно обстоит дело с арендной платой за помещения, где находятся офисы или производства некрупного бизнеса. В подавляющем большинстве случаев, собственником помещений является муниципалитет, который задирает совершенно грабительские и ничем не обоснованные цены за аренду. И это притом, что предприниматель-арендатор обязан платить за все, включая текущий ремонт, свет и коммунальные услуги, тогда как администрация оплачивает только капитальный ремонт. И заметьте, нигде не установлены сроки капремонта. Вопрос «куда же в таком случае идут наши деньги за аренду?!» остается риторическим.

О том, как решаются «вопросы» с пожарной охраной, с участковыми, с бесконечной толпой других проверяющих наслышали уже многие, а бизнес ежемесячно ощущает на своей шкуре. Но воспитанная кремлядью бюрократия и полиция не устают придумывать все новые способы «наехать» и «законно» ограбить. Например, благодаря совершенно идиотской системе «авторского права», все фирмы обязали иметь только лицензионное программное обеспечение – от бухгалтерской системы «1С» до правовых систем «Гарант», «Консультант» и операционных систем Windows и текстовых редакторов Word на компьютерах. Все перечисленное, особенно продукция Билли Гейтса стоит бешеных бабок, а пользование пиратским софтом – повод изъять компьютеры и опять таки парализовать работу фирмы.

Перечислять можно до бесконечности. Из последних «новинок» - на въезде в каждый субъект РФ на постах ДПС находятся системы контроля веса большегрузных автомобилей, которыми измеряют машины дальнобойщиков. Асфальт на «проверочном» участке дороги специально разбивают, чтобы замеры веса давали погрешность и противоречили официально заявленному тоннажу. «Решить вопрос» стоит от 50 рублей (на севере встречаются до двухсот), а в месяц через один пост проходит от тысячи до двух тысяч машин. Прибыль «продавцов полосатых палочек» считайте сами.

Не удивительно, что вести в таких условиях бизнес могут только весьма пассионарные люди. Поэтому кремлядь зря удивляется, когда на Марши несогласных выходят не только «маргиналы» - бабушки и студенты, а все больше хорошо одетых и серьезных мужчин. Это средний класс все больше звереет от той системы беспредела и грабежа, которую выстроила для нас кремлядь.

По сути, кремлядь отвела малому и среднему бизнесу роль посредника, направляющего заработанные средства не на свое развитие и экономический рост, а в карман чиновника через взятки и поборы. Фискальная практика выполняет не функцию наполнения бюджета, а является грабежом благополучных фирм и налоговым террором против неугодных. В построенной кремлядью системе экономического рабства не может быть иначе. Властвующая группировка «питерских чиновников» просто не представляет себе, как можно не «доить» такие лакомые куски успешных предприятий, беззащитных перед полицейским беспределом.

Похоже, что в России малый и средний бизнес перестает быть молчаливой опорой правящего режима. Он и опорой по сути никогда не был, пытаясь сохранять «невооруженный нейтралитет». Но кремлядь своей жадностью и беспределом довела средний класс до того, что он из опоры режима станет одним из главных его могильщиков.

А по-другому и быть не может. Потому что прошедший огонь и медные трубы 90-х средний класс – это самая активная, пассионарная и независимая часть нашего общества. Это наши соседи, друзья, работодатели и партнеры. А против нас – жадные бандиты, с которыми невозможен ни компромисс, ни диалог, ни сотрудничество.

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Классовая борьба
ПУБЛИКАЦИИ » Все публикации
18.10.2019 Андрей Дмитриев
Правильные выборы. Выборы в МСУ привели к обновлению, омоложению, большей оппозиционности депутатского корпуса и породили необычные конфликты. Самые курьёзные сюжеты – цугцванг с невозможностью избрать глав в «Смольнинском» и «Невском округе», купчинские разборки в «Партии Роста», гей-скандал в «Литейном округе».

16.10.2019 Юрий Нерсесов
Реваншизм. Вместо убранной со Шпалерной улицы мемориальной доски главнокомандующего финской армией и участника блокады Ленинграда маршала Карла Маннергейма, в нашем городе может появиться целый музей. Хочу предложить для него экспонаты, которые отсутствуют в музее Маннергейма в Хельсинки, но без сомнения достойны внимания посетителей.

11.10.2019 От редакции
Новороссия. В последние недели много говорят об урегулировании в Донбассе в соответствии с формулой Штайнмайера. "АПН Северо-Запад" решило поинтересоваться мнением известных людей, защищающих Новороссию с оружием в руках и занимающих при этом независимую от властей ЛДНР политическую позицию.

10.10.2019 Дарья Митина
Интервью. Один из организаторов Форума Сергей Брилёв начал задавать кубинцам вопросы в духе, а не хватит ли вам гнаться за социалистическими революционными мантрами, мол, СССР уже нет, покупайте джинсы, живите как нормальная страна. Ответил ему профессор из Гаваны: "Мы живы благодаря революции и тому, что она сделала для людей".

3.10.2019 Андрей Дмитриев
Полицейское государство. Фигуранты дел о московских протестах Алексей Миняйло и Павел Устинов освобождены. Это признак перемен или игры властей с обществом в кошки-мышки? Разбираемся в ситуации с депутатом Госдумы Сергеем Шаргуновым, внесшим законопроект о смягчении ст. 212 УК РФ за неоднократное участие в несанкционированных акциях.

22.9.2019 Юрий Нерсесов
Эхо истории. Костюшко уже который десяток лет не могут поделить между собой поляки и прозападно настроенные белорусы. И те и другие славят его как борца с Россией, но не могут договориться, за что именно генерал бился. За единую Великую Польшу? Или всё же за присутствие в ней самостийного Великого Княжества Литовского в границах современных Литвы и Белоруссии?

20.9.2019 Юрий Нерсесов
Их нравы. Дело Устинова показало, что для Фёдорова, Клинцевича, Вассермана и журналистов от ФАН отдельный россиянин меньше, чем грязь под ногами. Даже если над кроватью висит портрет Путина с георгиевской ленточкой и часть скромной зарплаты тратится на лекарства для Донецка, будь готов прочесть, что ты американский шпион, наркоман и педофил, тащащий в койку собственных детей.

14.9.2019 Андрей Дмитриев
Credo. Классик отечественной литературы Андрей Платонов, 120 лет со дня рождения которого отмечается в эти дни, в середине 1930-х вдохновлялся личностью наркома путей сообщения Лазаря Кагановича и даже хотел писать о нём роман. Чем привлекал его железный Лазарь и почему замысел не был реализован?

14.9.2019 Ян Рулевский
Интервью. Нельзя забывать и об историческом проклятии Польши – находиться между германским и российским империализмами. Пилсудский хотел устоять перед ними. Россия, красная или белая, представляла опасность для нас, и маршал хотел сделать её поменьше за счёт создания самостоятельных республик. В то время как Путин не хочет независимости соседей. Он желает, чтобы они были как Финляндия при Брежневе, но у Польши другие амбиции.

10.9.2019 Андрей Дмитриев
Правильные выборы. Александр Беглов будет обладать наименьшей легитимностью среди прочих градоначальников Северной столицы за последние 30 лет. Владимир Бортко утопил левые иллюзии. Либеральная оппозиция провалилась с «умным голосованием». Правда ли, что на губернаторских выборах в Петербурге проиграли все?