АПН
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Вторник, 13 апреля 2021 » Расширенный поиск
ПУБЛИКАЦИИ » Версия для печати
Ельцинизация Навального
2011-11-03 Станислав Белковский
Ельцинизация Навального

Намедни в нашем околополитическом сообществе случился изрядный скандал: злые люди взломали электронную почту известного оппозиционера, борца с коррупцией Алексея Навального, а содержимое выложили на некоем казахстанском сайте. Кажется, добавив при этом еще что-то, глубоко личное, от себя.

Не хотел я обо всем этом писать, но придется. И потому, что мое скромное имя в разгар скандала склоняли не раз и не два. (Я сам не читал, но, говорят, опубликовали и какую-то мою переписку с Навальным / Навального со мной). И еще потому, что многие просят: напиши да напиши.

Пишу.

Если бы я был подкремлевским политологом, я сказал бы по навальному поводу примерно следующее.

Взлом почтового ящика, пусть даже электронного, — это, друзья, очень хорошо и правильно. Ибо так и реализуется механизм обратной связи между властью и обществом, лежащий в основе анонсированной Президентом РФ Дмитрием Медведевым концепции «большого правительства».

Допустим, Дмитрий Анатольевич (Медведев) решил узнать, что думает Алексей Анатольевич (Навальный) о власти, реформировании страны, борьбе против коррупции и т.п. Как же это сделать? Можно, конечно, пригласить г-на Навального в Кремль или даже в техноцентр Digital October, где президент любит встречаться со своими сторонниками, и сказать: ну, Алексей Анатольич, говори быстро, мы тебя жадно слушаем!

Но где гарантии, что в такой ситуации оппозиционер действительно расскажет то, что думает? Ведь от блеска кремлевской и всякой прочей роскоши, от присутствия самого главы государства в сиянии славы и свиты его он может сильно смутиться. Застесняться. Уйти в себя. Да и вообще, трудно говорить правду, когда прямо над тобой нависает сам президент. К тому же ФСО может к президенту Навального и не пустить — у него бывает слишком ироничное выражение лица, что никогда не нравится государственной охране, а еще есть серебряные пряжки на ботинках, что вечно звенят, когда оппозиционер идет через металлоискатель.

Можно, конечно, еще поспрашивать людей, знакомых с Навальным. Но те ведь могут и чего-то перепутать, и переврать. Кто-то — по неразумению, а кто-то — и из корысти. Нет, тоже не метод.

А вот когда абстрактный хакер (естественно, совершенно никак не связанный с властью) залезает к Навальному в его личный gmail — тут уж вся информация как на ладони. В первозданной красе. Не ошибешься. Механизм обратной связи установлен и действует.

Недавно близкий к Кремлю социолог Александр Ослон заявил, что «большое правительство» — это по сути «большое ухо», чувствительное к хорошим идеям. Правильно. Надо не только позволять ящики взламывать. Надо использовать накопленный нашими спецслужбами гигантский опыт вкупе с ультрасовременными технологиями, чтобы прослушивать телефоны и жилища людей, грезящих о модернизации страны. Тогда их подлинные мысли и чувства очень станут известны и понятны власти. И «большое правительство» зафункционирует как из пушки.

Но поскольку я (к счастью!) не подкремлевский политолог, я все же скажу обо всем этом скандале нечто иное.

Основным способом политической борьбы в России остается уголовное преступление. Те, кто залез в чужую почту, прямо нарушили статью 137 УК РФ («нарушение неприкосновенности частной жизни»). Российская правоохранительная система, которая только что впаяла серьезные сроки нацболам, якобы имевшим отношение к организации вполне мирного (хотя и страшного для власти, сразу согласен) собрания на Манежной площади, — безмолвствует.

По этому случаю вспомню, кстати, как в свое время системно мочили меня. В 2003 году я попал под каток хорошо отлаженной (тогда) PR-машины самого ЮКОСа — еще не обанкроченного, а всеми силами процветавшего. На разных компроматных сайтах добрые люди публиковали фальшивые «распечатки» моих телефонных переговоров — например, с кремлевским чиновником Игорем Сечиным и тогдашним президентом компании «Роснефть» Сергеем Богданчиковым. Даже беглого взгляда на эти «распечатки» было достаточно, чтобы понять: таких телефонных переговоров не бывает в природе. Не говорят люди по телефону о таких вещах и такими словами! Но многие вполне маститые, совершенно либеральные журналисты сделали вид, что ничего не поняли, и комментировали фальшивки на полном серьезе. Много позже я задружился с одним из таких журналистов и, улучив благоприятный момент, спросил его:

— Старик, ты что, не видел, что «распечатки» — галимое фуфло?

— Ну, типа видел, — смущенно потупившись, отвечал мой приятель. — Но тогда момент такой был: ради ЮКОСа шли на все...

Потом, в 2004-м, схожим макаром мне пытались приписать авторство статьи Михаила Ходорковского «Кризис либерализма в России». Судя по всему, содержание статьи резко не понравилось некоторым партнерам политзаключенного, и они решили доказать, что МБХ не писал ее вовсе, а только подпись свою поставил, под страшным тюремным давлением. Один весьма уважаемый публицист, ныне восхваляющий Кремль всей долготою своей бороды, дописался тогда до того, что Белковского якобы водили к Ходорковскому прямо в тюремную камеру, чтобы текст статейки-то и согласовать. А в 2005-м была история еще грустнее/смешнее: в одной весьма центральной газете опубликовали материал против, кажется, владельца «Альфа-групп» Фридмана за подписью «Воклеб», а пару дней спустя одна очень уважаемая либеральная журналистка сообщила миру, что «Воклеб» наоборот будет «Белков», а значит — это я атаковал бедного богатого Фридмана, чтобы его посадили почище МБХ.

В общем, базовая философия «мочилова» с тех пор не сильно изменилась. Лишь технологии рванули далеко вперед — недаром мы три с половиной года прожили при президенте-инноваторе. Неотъемлемым приложением к политике становится хакер.

Но вернемся к Навальному.

Понаблюдав за медиапространством, я пришел к выводу: никакого ощутимого ущерба скандал ему не нанес. Даже наоборот.

Солидные СМИ и ведущие блогеры во всей этой истории или деликатно промолчали, или открыто поддержали Навального. На противоположной — «мочильной» — стороне сконцентрировались только заведомые «хомячки» без веса и репутации, всегда обслуживающие такого типа околокремлевские кампании.

От скандала Алексей Навальный политически только укрепился. Как некогда Борис Ельцин после знаменитого падения с моста. А если присмотреться еще внимательнее, то увидим: Навального мочат именно так, как в конце 1980-х ЦК КПСС боролся с тем самым Борисом Ельциным. С примерно тем же результатом. Навальный становится главным, центральным, незаменимым оппонентом власти.

Подобно Ельцину времен конца перестройки, Навальный уже никого ни о чем не просит. К нему стоит очередь желающих чем-нибудь помочь. «Каждый сам ему приносит и спасибо говорит».

И вот эта ельцинизация мне уже решительно не нравится.

Во-первых, я не готов согласиться с самой концепцией Ельцина-2. Вождя, которого нельзя ни умом понять, ни аршином измерить, а которому остается только верить. За которым принято просто идти, не задавая вопросов. Потому что ему «все равно нет альтернативы».

Все это мы уже видели, знаем. После гнетущего разочарования в Ельцине-1 я не хочу вскоре испытать такое же чувство в отношении нового оппозиционного лидера. Нужна команда единомышленников, изначально готовая отвечать за свои поступки. А не великий и ужасный, изначально и принципиально эксклюзивный, а потому фундаментально безответственный.

Да и некоторые проекты Навального мне, честно говоря, уже сейчас не по душе. Например, его известная тема «голосовать 4 декабря за любую партию, кроме «Единой России». Я много раз говорил, почему это плохо, повторяться не буду. (Например, см. «МК» от 24 июня 2011 г.) Приведу лишь дополнительный аргумент, которого еще не было. В этом проекте Навальный на самом деле фактически играет против самого себя. Ведь если 4 декабря КПРФ и ЛДПР получат заметно больше голосов, чем 4 года назад (а такое на этот раз вполне возможно), Геннадий Зюганов и Владимир Жириновский скажут: популярность наша растет, а значит, нам как оппозиционерам тоже нет альтернативы. И откажутся уступать место кому бы то ни было еще минимум 5 лет. Оно нам надо?

Наконец, «Русский марш». Навальный абсолютно правильно знает, что будущее — за национал-демократией (национализм + демократия). Но как-то странно, что он становится в одну колонну с теми, кто совсем недавно открыто выступал пиарщиками Рамзана Кадырова и современных методов чеченской политики. Тут, воля ваша, что-то неясно.

Резюме такое. Хотим мы того или нет, Навальный становится опасен. Для власти. Но не только.

Станислав Белковский

Материал МК

Мнение автора не совпадает с мнением редакции

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Навальный
ПУБЛИКАЦИИ » Все публикации
12.4.2021 Юрий Нерсесов
Их нравы. Бывший глава администрации и зять первого президента России, а ныне советник действующего главы государства Валентин Юмашев признал, что владеет особняком на карибском острове Сен-Бартелеми. Ранее они с супругой Татьяной наперебой клялись в отсутствии зарубежной недвижимости, но после публикации документов, пришлось перестать отпираться.

10.4.2021 Юрий Нерсесов
Общество зрелищ. Пришла весна, на болотных кочках поднялись первые поганки, а пропагандоны от кинематографа обмывают очередной гешефт. Они завершили освоение бюджетов фильмов, призванных отвратить людишек от протестов против начальства. В их числе - боевик «Майор Гром: Чумной доктор» от продюсера Артёма Габрелянова, снятый по книжкам его же издательства Bubble Comics.

9.4.2021 Юрий Нерсесов
Эхо истории. Посвятив предыдущую часть разбору первых пяти серий эпопеи «Гибель империи. Российский урок», я занялся изучением последующих, но её создатель - митрополит Псковский и Порховский Тихон Шевкунов - неожиданно мне ответил, причём достаточно подробно и со ссылками. Оставить такой ответ без внимания нельзя.

7.4.2021 Сергей Беляк
Литература. Бродя неспешно по выложенным мрамором улицам и площадям Валенсии, мы с Лимоновым вдруг заговорили  о батьке Махно - известном малороссийском революционере-анархисте. Точнее, первым заговорил о нём Лимонов, недавно с восторгом прочитавший книгу воспоминаний Нестора Ивановича, и настоятельно рекомендовавший прочитать её и мне.

6.4.2021 Юрий Нерсесов
Общество зрелищ. Питерские поклонники элитарных фильмов в трауре. Гадкая полиция вместе с грубым и неженственным Роспотребнадзором изгнали из Дома Кино фестиваль «Артдокфест». Хотя в Москве фестиваль продолжается, на берегах Невы решили, что зрители могут заразить друг друга ковидом. Интеллигентным ценителям чеченских геев можно бы посочувствовать, если не знать подробности прошлых «Артдокфестов».

5.4.2021 Юрий Нерсесов
Развод по-русски. Не случайно экс-президент Турции Абдулла Гюль назвал центры Эмре «невидимой силой Турции». У нас таких центров открыли два — в Москве и в Казани. С открытием же московского памятника Юнусу Эмре пропаганда единства всех тюрок под мудрым руководством Анкары неизбежно усилится.

1.4.2021 Юрий Нерсесов
Эхо истории. Фильм «Гибель империи. Византийский урок» от отца Тихона Шевкунова изрядно поразвлёк меня. Столько натяжек, умолчаний и подтасовок я не наблюдал даже на уроках истории в советской школе брежневской эпохи. Однако тогда прямого вранья он по возможности избегал. В отличие от себя нынешнего, радующего нас сериалом «Гибель империи. Российский урок» на канале «Россия 24».

23.3.2021 Юрий Нерсесов
Россия и Европа. Относительно использования в дипломатических играх фриков то есть скандальных и экстравагантных политиков с нулевым влиянием Лавров не сказал ничего. И не зря: подобных персонажей Кремль использует регулярно и раз за разом выставляет себя на посмешище.

16.3.2021 Юрий Нерсесов
Дружба народов. Можете ли вы представить семинар детских врачей в зале с портретом доктора Менгеле из Освенцима? А состязания красавиц, где победительницу увенчают короной из ржавой кастрюли и титулом «Мисс Квазимодо»? В Россотрудничестве подобные мероприятия пока не планируются. Зато там торжественно завершился международный поэтический конкурс «День Шевченко».

15.3.2021 Юрий Нерсесов
Литература. Пистатель Дмитрий Быков (он же Зильбертруд-Лотерштейн) узнал, что на сайте исторических ошибок и фальшивок «Истляп» он всего лишь четвёртый по упоминаниям. Столь низкое место глубоко ранило трепетную душу и старина Зильбертруд решил срочно подкинуть дорогой редакции материалов, чтобы хотя бы приблизиться к первой тройке.