АПН
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Вторник, 16 октября 2018 » Расширенный поиск
ПУБЛИКАЦИИ » Версия для печати
Ким Ир Сен: на пути в вечность
2011-11-23 Андрей Балканский
Ким Ир Сен: на пути в вечность

В серии «Жизнь замечательных людей» издательства «Молодая Гвардия» вышла книга Андрея Балканского «Ким Ир Сен». «АПН Северо-Запад» публикует отрывок из нее о последних годах жизни вечного президента КНДР, любезно предоставленный редакции автором.

Последние годы пребывания Ким Ир Сена у власти стали временем нелегких испытаний. После относительно спокойного периода 70-х-80-х годов на закате жизни ему пришлось столкнуться с новыми острейшими проблемами. Крушение социалистического лагеря стало потрясением для всего мира и бросило вызов самому существованию КНДР.

Коммунизм в Восточной Европе «слинял в два дня», в течение 1989-90 годов. Среди лидеров соцстран были и давние знакомые Кима - политические долгожители Тодор Живков в Болгарии, Эрих Хонеккер в ГДР и Николае Чаушеску в Румынии. Немалую роль в их падении сыграл Михаил Горбачев, который не только сам капитулировал перед Западом в Холодной войне, но и вслед за этим инициировал «мини-перестройки» со сменой старого руководства на более «прогрессивное» в европейских компартиях, быстро приведшие к такому же результату.

Хонеккер - ровесник Кима, родившийся с ним в один год, - в октябре 89-ого был отправлен в отставку на пленуме Социалистической Единой партии Германии. Все это происходило с подачи Горбачева, который уже примеривал на себя лавры «объединителя немцев». Через месяц пала Берлинская стена, вскоре ГДР прекратила свое существование, а в январе 1991 года был выдан ордер на арест самого Хонеккера. Его обвиняли в гибели граждан ГДР, пытавшихся в разное время преодолеть стену и перебраться на Запад. Хонеккер лег лечиться в советский военный госпиталь. Оттуда его самолетом переправили в СССР, где Горбачев объявил его своим «личным гостем». Однако когда Германия потребовала выдать престарелого бывшего лидера СЕПГ, гостеприимство тут же сошло на нет. Кремль потребовал от бывшего союзника в трехдневный срок покинуть СССР. Хонеккер укрылся в Чилийском посольстве. Позднее он был выдан Германии, отсидел там несколько месяцев в тюрьме, и получил разрешение на выезд в Чили. Там он получил политическое убежище, и впоследствии умер от рака.

«Россияне, по вашему мнению, намереваются зарабатывать деньги за счет Хонеккера, лидера бывшей демократической Германии, который сейчас лечится в Москве, - негодовал Ким Ир Сен в беседе с лидером шведских коммунистов. – Слышать это больно. Что можно сказать, видя, как, соблазняясь не столь уж тугим кошельком с долларами, продают товарища?

Недавно товарищ Хонеккер обратился к нам с просьбой о лечении у нас в стране. О его просьбе мне как-то доложили на рассвете. К четырем часам утра товарищ Ким Чен Ир позвонил мне и сказал, что у него есть о чем срочно доложить и что Хонеккер письменно сообщил о своем желании лечиться у нас. Я не мог больше думать ни о чем другом, и тут же предложил сообщить Хонеккеру, что мы приветствуем его решение лечиться в нашей стране и создадим все необходимые условия для его лечения. Дав согласие на предложение Хонеккера, мы даже отправили свой самолет в Москву, чтобы привезти больного к нам. Однако россияне не захотели передать его нам, и мы не смогли привезти его к себе. Я давно и хорошо знаком с товарищем Хонеккером. Мы с ним ровесники, отношения у нас хорошие. Беспокоюсь о его судьбе. Страна погибла – и людям тоже суждена горькая участь».(1)

Рука Москвы была причастна и к уходу 35 лет правившего Болгарией Тодора Живкова. В ноябре 1989 года пленум Компартии принял его отставку. На этот шаг он пошел под давлением и угрозами поддерживаемых Горбачевым молодых соратников. Он был обвинен в расхищении государственных средств и ряде других преступлений. Суд приговорил Живкова к семи годам лишения свободы, однако в силу преклонного возраста и здоровья ему было разрешено жить под домашним арестом. Не в последнюю очередь бывшего главного болгарского коммуниста не отправили в тюрьму, поскольку он оставался весьма популярным в народе. Скончался он в 1997 году в своем доме в Софии.

Самая трагическая участь постигла человека, которого называли «Великим Кондукатором», «Гением Карпат» и «Дунаем мысли» - Николае Чаушеску. В декабре 1989 года он стал жертвой заговора в армейской верхушке. На фоне вспыхнувших в Бухаресте народных волнений он был арестован военными, судим наспех созданным трибуналом за один день и расстрелян вместе со своей женой Еленой.

Иначе развивалась ситуация в Китае. В том же 1989 году студенческие протесты на площади Тяньаньмэнь были подавлены с помощью армии. Поддержавший требования студентов Генсек ЦК КПК Чжао Цзыян был пожизненно посажен под домашний арест. Таким образом, монополия Компартии на власть был подтверждена. Ким Ир Сен, серьезно опасавшийся начала перестройки в Китае, жестокие действия в отношении студентов поддержал.

Тем временем отношения КНДР с Советским Союзом продолжали стремительно ухудшаться. Особенно неприятным сюрпризом для Пхеньяна стало взаимное признание СССР и Республики Корея.

Летом 1990 года президенты Михаил Горбачев и Ро Дэ У «случайно» встретились в Сан-Франциско, во время визита советского лидера в США. В сентябре между странами были установлены дипломатические отношения. Михаил Сергеевич нанес ответный визит в РК весной следующего года. Любопытно, что во время неформального общения Ро Дэ У передал высокому гостю из Москвы 100 тысяч долларов. Как объяснял сам экс-генсек, южнокорейский лидер сообщил, что это «взнос его семьи на благотворительность». (2) С другой стороны, этот эпизод можно рассматривать как банальную взятку. Недаром южнокорейский президент (в отличие от Горбачева) после потери власти стал фигурантом многочисленных расследований о коррупции.

Под занавес 1991 года страна, благодаря которой Северная Корея появилась на карте мира, бесславно окончила свои дни. Лидер же новой России Борис Ельцин и слышать ничего не хотел о бывшем союзнике.

Во время визита в Сеул в 1992 году Борис Николаевич передал южнокорейской стороне целый ряд документов из советских архивов, касающихся подготовки и начала Корейской войны. (Как позже выяснилось, подборка была весьма специфической и пристрастной). Кроме того, он заявил, что Союзный договор с КНДР от 1961 года «иссяк». Все это вызвало предсказуемо жесткую реакцию в Пхеньяне, где РФ стали рассматривать как одно из враждебных государств.

Поначалу Ким Ир Сен даже верил в возможность скорой революции в России и оказывал помощь российским коммунистам. Лидер «Трудовой России» Виктор Анпилов вспоминает, как во время кампании по защите мавзолея Ленина в 1991 году на него вышли сотрудники северокорейского посольства и предали посылку «от Пхеньянского комитета ТПК» - пять мощных мегафонов. А когда он сам оказался в столице КНДР и на одном из приемов встретился с Кимом, тот напутствовал его: «Думайте больше о единстве коммунистов. Мы верим, СССР возродится».

Главной причиной падения СССР, по его мнению, стало отсутствие правильного идейного воспитания и предпочтение идеалам социализма материальных ценностей. «КПСС почти не обращала внимание на идейное воспитание членов партии и беспартийных трудящихся. К тому же она подчеркивала только необходимость материального стимулирования, в результате чего люди стали скупердяями, знающими только деньги. Они не принимают во внимание ни партии, ни Отечества, ни народа. Люди думали лишь о своем благополучии, о том, как заработать деньги, чтобы купить автомашину и дачу. А девушки хотели выйти замуж только за тех, у кого есть машина и дача. Идейно-духовное состояние людей оказалось на таком жалком уровне, и они не могли видеть реакционность «нового мышления», автором которого был Горбачев».(3)

На приеме по случаю 40-летия победы в Отечественной Освободительной войне в 1993 году Ким Ир Сен обратился к герою Советского Союза Ивану Ляшенко, с которым был знаком еще с 40-х годов:

- Как вас звать теперь, товарищем или господином?

- Товарищем, конечно, - удивился вопросу убеленный сединами ветеран.

- А где ваш партбилет? Чтобы носить звание «товарищ» надо иметь партбилет…

- Я храню его у себя…

- Тогда скажите мне, что привело к провалу СССР? Ведь у вас было 18 миллионов коммунистов.

- Видимо, наша партия плохо вела идейное воспитание людей, - окончательно смутился Ляшенко.

- Вот именно, - кивнул Ким и чокнулся с ним рюмкой сочжу.

Что касается стран Восточной Европы, корень их провала Ким Ир Сен видел еще и в слишком тесных связях с Москвой, которая, начав перестройку, потащила их за собой на дно. Диагноз знакомый: низкопоклонство. «Когда в СССР произносили «а», у них тоже можно было услышать «а», а когда первые произносили «б», и последние повторяли по их примеру – «б». Низкопоклонство перед Советским Союзом было до того губительным, что в одной из этих стран имели хождение разговоры, что когда в Москве шел дождь, люди в той стране, даже без дождя, ходили с зонтами. На самом деле страны Восточной Европы уподобились республикам Советского Союза (…) Мы делаем все, всегда стоя на собственных позициях, по своему образцу. Пусть в Москве идет дождь. Но если в нашей стране сияет солнце, зачем же нам ходить с зонтами и оглядываться на других?» (4)

В апреле 1992 года в столице КНДР прошел Пхеньянский форум революционных партий. Итоговую декларацию подписали более 70 коммунистических и левых партий разных стран, включая Компартии США, Великобритании, Ирландии, Индии. Россию на форуме представляли ВКП(б) Нины Андреевой, РКРП, Союз коммунистов. Это была своего рода заявка на лидерство в мировом левом движении после падения коммунизма в СССР и Восточной Европе.

Она была изначально обречена на неудачу. Во-первых, возможности КНДР - небольшой страны, переживавшей к тому же период экономических трудностей, - уже в который раз не соответствовали ее амбициям. А во-вторых, преобладающим трендом в левом движении, особенно среди старых и влиятельных партий во Франции, Италии и других странах стало движение в сторону мягкого, социал-демократического варианта идеологии, то есть - в противоположную от твердокаменных идей чучхе сторону. Хотя при этом Пхеньян сохранил определенное влияние на левую среду через сеть кружков и обществ по изучению кимирсенизма во многих странах мира.

Из пусть и обособленной части коммунистического лагеря, претендовавшего на то, чтобы распространиться на всю планету, КНДР превратилась в изолированный от остального мира анклав. Для небольшого государства с экономикой, завязанной на страны соцлагеря и, прежде всего - СССР, разрыв традиционных связей стал настоящей катастрофой. Импорт из России в Северную Корею сократился на 50-75%. Прекращение поступления нефтепродуктов (Москва предложила рассчитываться за них в валюте) привело к сворачиванию строек и остановке большинства предприятий. ВВП начал стремительно падать.

Зато политическая система КНДР оказалась вполне подходящей (а возможно – и единственно подходящей), чтобы выдержать испытания 90-х годов. Ким Ир Сен смотрел на все происходившее с восточным спокойствием: «Пусть даже небо упадает на землю, мы не свернем с избранного пути».

В 90-е годы продолжался процесс продвижения Ким Чен Ира к вершинам власти. Причем шел он по армейской линии. В 1991 году он становится верховным главнокомандующим КНА, в 92-ом - маршалом КНДР, в 93-ем - председателем Государственного Комитета обороны. Ким Ир Сен в свою очередь к 80-летию получил чин генералиссимуса.

В 1992 году Ким Чен Иру исполнилось 50 лет. Юбилей отмечался широко и помпезно, а 16 февраля стало национальным праздником. По этому случаю отец написал торжественную оду:

На гребне горы Пэкту
Возвышается пик Чен Ира,
Огибая его, течет речка Собэк.
Как-то настало пятидесятилетие
Кванменсона, наряду с большой эрудицией
И полководческим искусством
Обладающего преданностью
И сыновней любовью.
От грома ликующих возгласов
Всего человечества,
Выражающего ему чувство почтения единое,
Содрогаются небо и земля!

В конце жизни Ким Ир Сен сделал примирительный жест в отношении некоторых умерших опальных партийцев. Например, приказал перезахоронить на Тэсонсанском кладбище прах тех из бывших партизан, кто был снят со своих постов в ходе чисток или погиб при странных обстоятельствах. Жест этот, разумеется, был адресован не самим покойникам, а членам их семей и детям, которые продолжал работать в органах власти. И призван был сплотить их вокруг Ким Чен Ира.

В 1992 году Верховное народное собрание приняло ряд изменений в Конституцию, которые должны были отразить новое положение страны в мире. В новой редакции основного закона была закреплена руководящая роль ТПК и продекларировано, что «КНДР осуществляет всю свою деятельность под руководством Трудовой партии Кореи». Появилась и специальная глава «Оборона страны», в которой было зафиксировано «вооружение всего народа, превращение всей страны в крепость, превращение всей армии в кадровую и ее модернизация». Конституционный статус получил Государственный Комитет обороны, ставший фактически ключевым органом власти в стране.

Из текста окончательно исчезли упоминания о марксизме-ленинизме, пролетарском интернационализме и диктатуре пролетариата. Все это было уже не актуально. Зато идеи чучхе именовались теперь «исконно корейскими руководящими идеями». Это отражало дальнейший дрейф идеологии в сторону национализма. Легитимация режима теперь исходила не столько из марксизма, сколько из древней корейской истории.

Известен тезис, что история - это политика, опрокинутая в прошлое. Для КНДР же история - это чучхе, опрокинутое в прошлое. В преклонном возрасте Ким Ир Сен, оставив текущие дела по управлению страной, стал все больше думать о вечном. Он активно пропагандировал «пятитысячелетнюю историю корейского народа» и развивал культ великих корейских правителей древности, среди которых особое место занял полулегендарный «отец нации» Тангун.

Согласно преданию, Тангун (Небесный князь) был сыном божества Хвануна. Он пожелал жить среди людей и сошел на землю на горе Пэкту. Там он встретил тигра и медведицу, которые молили его превратить их в людей. Хванун дал им по стебельку полыни и по 20 чесночин и велел 100 дней не показываться на солнце. Тигр столь суровых испытаний не выдержал, а медведица превратилась в женщину и родила от Хвануна сына. Тангун основал государство Чосон со столицей в Пхеньяне. Он прожил на земле 1908 лет, после смерти вернувшись в мир духов.

Культ Тангуна был традиционно развит в Корее. Некоторые религиозные течения с начала ХХ века стали обожествлять его. Долгое время летоисчисление на Юге велось с начала правления Тангуна, а его день рождения является национальным праздником. В 60-е годы фигуру «отца нации» для популяризации модернизации по-корейски использовал Пак Чон Хи.

В январе 1993 года Ким Ир Сен заявил, что следует правильно истолковывать биографию Тангуна и историю Древней Кореи, которые извращались вследствие колонизаторской политики японских империалистов. Окрыленные словами вождя северокорейские археологи через месяц обнаружили неподалеку от Пхеньяна могилу Тангуна с останками самого Небесного князя и его жены. Их возраст был датирован в 5011 лет. (Ученые из других стран отнеслись к открытию скептически, однако их к экспертизе останков не допустили).

Вскоре Ким Ир Сен встретился с археологами и реставраторами и произнес речь «О направлении реставрации могилы Тангуна». Он назвал раскопки могилы «великой победой отечественной археологии и огромной гордостью корейской нации» и подчеркнул, что из мифологического героя Тангун теперь превратился в историческую личность. Политическое значение их работы было четко разъяснено ученым: «Надлежащая реставрация имеет важное значение. Она продемонстрирует, что наша страна имеет древнюю пятитысячелетнюю историю, что наша нация – единокровная нация, в жилах которой течет кровь одних и тех же предков, уже с момента ее образования, и что столица революции Пхеньян исконная родина корейской нации, где и родился Тангун».(5)

Могила Тангуна была перенесена на новое место. Она расположилась в уезде Кандон, на сопке близ шоссе для удобства туристов, и был реконструирована «наилучшим образом» в соответствии с пожеланиями вождя. Он дал 47 конкретных указаний о том, как необходимо это делать, включая расположение гробов Тангуна и его жены, устройство каменных ворот в стиле Древней Кореи и даже стола для жертвоприношений, которые, возможно, захотят совершить паломники с Юга. Окончательный проект постройки новой гробницы Ким Ир Сен подписал за несколько дней до смерти. Открыта для посетителей она была уже осенью 1994 года. И действительно стала постоянным местом встреч делегаций Севера и Юга.

Аналогичным образом в 90-е годы были «реконструированы» могилы основателей государств Когуре - Тонмена, и Коре - Ван Гона. Когуре в КНДР отдавали явное предпочтение среди множества государственных образований, существовавших на Корейском полуострове. Вероятно, потому, что оно возникло на Севере, столица располагалась в Пхеньяне, а в период процветания включало ряд земель на территории нынешнего Китая. (По вопросу о том, каким государством следует считать Когуре – корейским или китайским – идут оживленные споры между историками Поднебесной и обеих Корей). Могилу основателя Когуре Тонмена превратили в пышный мавзолей, который только в 1993 году Ким посещал семь раз.

Коре же было первым единым государством на полуострове. И почести, оказываемые Ван Гону, должны были указывать на историческое значение предложений Ким Ир Сена по объединению страны. Как пишет северокорейский автор, узнав о реконструкции гробницы, благодарные потоки Ван Гона прислали президенту КНДР печать 600-летней давности и родословную династии. Посмотрев на портрет Ван Гона, Ким громко засмеялся: вижу перед собой удивительного красавца! И заявил, что поскольку этот человек был объединителем Кореи, он выступит с предложением назвать будущее государство Демократической Конфедеративной Республикой Коре.

Печать Ванов - лишь один из многих символов преемственности. Другим таким символом выступает, к примеру, белая сорока: «В последнее время в районе Пхеньяна наблюдалось появление белой сороки, - рассказывал Ким археологам, реконструировавшим гробницу Тонмена. - И я тоже недавно ее видел. Иные товарищи, опасаясь, что сорока улетит, предлагали поймать ее и сделать из нее чучело. Я не согласился и посоветовал наблюдать за птицей, чтобы установить, как долго она будет жить. Велел также сфотографировать эту птицу и снять ее на видеопленку. О появлении белой сороки оповещали газеты, сопровождая информацию фотоснимками. Так как белая сорока – редкая птица, которую мы видели впервые, я дал задание орнитологам Университета им. Ким Ир Сена и Центрального зоопарка справиться о ее происхождении и выяснить, была ли она когда-нибудь в нашей стране. В начале сведений на этот счет не было, а потом в исторических записках «Личжосиллок» нашли упоминание о том, что на 10-ом году правления короля Сечжо надо уездом Коксо провинции Чолла пролетела белая сорока и что правитель провинции направил королю доклад и поздравил его по этому поводу. В докладе говорилось, что благодаря проводимой королем успешной политике, проникнутой гуманизмом и справедливостью, всюду в стране наблюдаются счастливые приметы, и именно в это время была замечена веселая белая птица, следующая за человеком. Увидев ее и просто услышав о ней, люди от мала до велика пускались на радостях в пляс. Белая сорока снова появилась у нас через 500 немногим более лет после того, как ее видели во время правления короля Сечжо. Она летала и садилась у обочины дороги, по которой я ходил каждый день».(6)

Все это должно было подчеркнуть тезис, что КНДР является правопреемником наиболее могущественных государств на полуострове, а лично Ким Ир Сен - продолжателем дела легендарных правителей прошлого Кореи. Впрочем, вскоре он пошел еще дальше: «По экспертизам археоптерикса, найденного в нашей стране, эта древнейшая птица жила, увы, 150 миллионов лет назад. Получив доклад о находке окаменелых останков этой птицы, я очень обрадовался и предложил назвать ее «корейским археоптериксом». Это дает нам основание сказать, что наша страна является очагом возникновения не только человека, но и птиц».(7) В XXI веке эти тезисы вождя были отражены в фильме «Корея славится древней историей», где рассказывается о «птеродактилях, взмывавших в синее небо Пхеньяна» и о том, что именно на территории нынешней столицы КНДР произошел от обезьяны и прошел основные стадии эволюции человек.

Другая область исторических изысканий Ким Ир Сена касалась его собственной биографии до освобождения страны. В конце жизни он все чаще вспоминал партизанские годы и своих погибших товарищей по оружию. На балконе Кымсусанского дворца была установлена подзорная труба, в которую он подолгу рассматривал в нее могилы своих соратников на Тэсонсанском кладбище.

Перешагнув 80-летний рубеж, он начал работать над мемуарами «В водовороте века». «Моя жизнь началась встречею с Двадцатым веком и шла вместе с ним, оставившим с собой невиданный в жизни человечества глубокий отпечаток и вызвавшим крупные перемены на политической карте мира. Она, эта моя жизнь, и есть в миниатюре история нашей Родины и нашей нации», - написал он в предисловии к ним в апреле 1992 года. Это чистая правда. Вряд ли кто-либо другой из правителей в ХХ веке мог в большей степени претендовать на то, чтобы быть судьбою нации.

Восемь томов мемуаров охватывают период с 1912 до осени 1945 года. Ким довольно откровенно описал свою биографию, так что северокорейским историкам пришлось срочно менять некоторые устоявшиеся концепции. К примеру, признать его пребывание в 1941-45 годах на советском Дальнем Востоке.

Помимо истории сферой приоритетного внимания Ким Ир Сена оставались вопросы внешней политики. Прежде всего, это были межкорейский диалог и отношения с Соединенными Штатами. У него с сыном возникло на этой почве своеобразное разделение труда: «Я занимаюсь в основном внешними делами, а товарищ Ким Чен Ир - внутренними»...

В отношениях КНДР и США в начале 90-х разразился первый ядерный кризис. Впервые планы использовать ядерную бомбу на полуострове у Вашингтона появились еще во время Корейской войны. Вскоре после ее окончания в Южной Корее было размещено американское ядерное оружие. В КНДР тоже были вынуждены задуматься об этом. Но в условиях дефицита электричества и полезных ископаемых не менее важным было развитие мирного атома. Первый ядерный реактор был создан при содействии СССР в Йонбене неподалеку от Пхеньяна в 60-е годы. А в 1984 году, во время визита в Москву Киму удалось договориться о строительстве атомной электростанции при советском техническом содействии. Однако из-за перестройки и развала СССР проект так и не был реализован.

В начале 90-х, на фоне падения мирового социализма и успеха операции «Буря в пустыне» против Ирака, в американском истеблишменте начались дискуссии о возможности создания в КНДР ядерного оружия и свержения режима Ким Ир Сена военным путем. Апогея эти настроения достигли после прихода к власти в 1993 году нового президента Билла Клинтона, который перенацелил часть ядерного арсенала Штатов с СССР на КНДР, а также заявил, что будет продолжать американо-южнокорейские учения «Team spirit» (прекращение которых было одним из условий допуска международных инспекторов на корейские ядерные объекты). В этих условиях КНДР объявила, что выходит из договора о нераспространении ядерного оружия и была объявлена главной угрозой безопасности США.

Так начался кризис. Последовали длительные переговоры с периодическими выпадами США и КНДР друг против друга. Сам Клинтон пишет в своих мемуарах: «Я был полон решимости не позволить Северной Корее создать ядерный арсенал, несмотря на риск начала войны. Чтобы иметь абсолютную уверенность в том, что северокорейцы понимают серьезность наших намерений, Перри (госсекретарь США) в течение следующих трех дней продолжал выступать с жесткими высказываниями и даже заявил, что мы не исключаем возможности нанесения превентивного военного удара». (8) Пхеньян ответил, что «КНДР готова и к диалогу, и к войне» и в случае последней обещал «превратить Сеул в море огня».

Вскоре, однако, Северная Корея начала снижать напряженность, предложив сперва заменить урановый реактор на американский на легкой воде, а затем и вовсе приостановив работу реактора. А Клинтон получил, по его собственной формулировке, «отрезвляющих анализ огромных военных потерь в случае войны». Потери убитыми и ранеными в течение первых трех месяцев войны оценивались в 52 тысячи американских солдат, 490 тысяч южнокорейских плюс «громадное количество» северокорейцев, как военных, так и гражданских лиц.

Тут весьма кстати оказалось предложение бывшего президента США Джимми Картера посетить Северную Корею и выступить посредником в решении вопроса. В июне 1994 года Картер отправился в Пхеньян, став первым американским официальным лицом такого ранга, приехавшим в КНДР.

Демократ Джимми Картер давно вызывал симпатии у Ким Ир Сена. Еще в 1977 году, когда он объявил о своем намерении вывести американские войска с Юга, Ким назвал его «справедливым человеком». Встреча Картера и Кима, ставшая одной из последних в его жизни, была успешной. Были достигнуты договоренности, благодаря которым кризис был разрешен. КНДР вернулась в договор о нераспространении ядерного оружия и остановила работу реактора в Йонбене. США же пообещали строительство двух легководородных реакторов, а до завершения работ - поставки топлива в Северную Корею. Стороны обязались нормализовать отношения.

Вот что писал о визите Картера журнал «Корея сегодня»:

Джимми Картер, 39-й президент США, встретившийся с президентом Ким Ир Сеном в середине июня 83 (1994) года во время визита в КНДР, выразил свои впечатления так:

- Президент Ким Ир Сен является величайшим из людей, с которым не могут сравниться Джордж Вашингтон, Томас Джефферсон и Авраам Линкольн вместе взятые... Могу с уверенностью сказать, что Ким Ир Сен - бог Солнца и вершитель судеб, превосходящий по величию Гелиоса и всех вместе взятых основателей государств мира.

Старожил политических кругов США, считающийся лидером западного мира, Картер был самолюбив... Но он, не смущаясь, восхвалял президента Ким Ир Сена... Почему?

Ответ на это мы можем найти в том, что он пережил в дни пребывания в КНДР.

17 июня. Президент Ким Ир Сен вместе с Дж. Картером направился на теплоходе на Западноморский гидрокомплекс. На борту он устроил обед в честь гостя. Приглашая гостя к столу, президент сказал, что блюда приготовлены с учетом аллергии того на соевые продукты.

Картер... был глубоко тронут вниманием президента.

Президент Ким Ир Сен непринужденно вел разговор. О продолжительности жизни населения... о видах на урожай, о направлении развития международных отношений, о борьбе корейского народа за претворение в жизнь идей чучхе, о перспективе объединения Кореи, о международном мире и будущем человечества... Темам разговора не было конца.

Картера покорили богатый багаж знаний и эрудиция президента... Вдруг взор Картера... остановился на двух небольших силосных башнях вдали. Он с любопытством спросил:

- Господин президент, можете ли вы сказать мне, что там хранится? Товарищ Ким Ир Сен ему подробно ответил...

- Просто удивительно! - сказал Картер. - В мире много глав государств, но никто из них не был бы осведомлен так, как вы, знающий даже о содержимом какой-то силосной башни...

Президент подозвал одного из сопровождавших и сказал ему, чтобы убавили скорость судна. Картер с недоумением спросил, в чем дело.

Президент Ким Ир Сен одной рукой указал на берег и сказал:

- Смотрите, там на берегу люди удят рыбу. Нельзя мешать им... Картер был восхищен... (9)

В отличие от впадавших в маразм в старости советских руководителей эпохи застоя, Ким Ир Сен оставался в здравом уме, твердой памяти и неплохой для его возраста физической форме до самого конца. Профессор Геннадий Бердышев, приезжавший в Пхеньян лечить 80-летнего президента КНДР, вспоминал, что жаловался он в первую очередь на… снижение потенции. По рекомендации Бердышева пионеров страны организовали на сбор 20 тысяч целебных трав. Из них были изготовлены лекарства, которые снижали уровень гормона, разрушавшего кору головного мозга. Сперва их протестировали на пациентах геронтоклиники. Когда старики начали проситься домой к своим старушкам, он приказал пролечить ими министра обороны и своего брата, а затем прошел курс сам. Результат более чем удовлетворил его. (10)

В последний год состояние Кима ухудшилось: он перенес операцию на глаза, давали о себе знать проблемы с сердцем. Однако он вел свой обычный активный образ жизни - проводил многочисленные совещания, давал интервью, посещал заводы, школы и стройки. В обращении к нации Ким Ир Сен вынужден был говорить о трудностях, переживаемых страной: экономический курс нужно корректировать в связи с неудачей семилетнего плана, уделять главное внимание сельскому хозяйству, легкой промышленности и внешней торговле. Новогодний праздник он, как обычно, встретил вместе с детьми: посмотрел представление в пхеньянском Дворце спорта и сфотографировался с ребятами на память.

Только в июне 1994 года он принял 18 иностранных делегаций, несколько раз выезжал в горы для выбора места межкорейского саммита, руководил на месте работой нескольких сельхозкооперативов, а 5 и 6 июля провел совещание ответственных работников в области экономики.

Итог своей долгой жизни он подвел в интервью «Washington Times»: «Я отдал всю свою жизнь борьбе за суверенитет нашей нации, за дело самостоятельности нашего народа. Своей длительной трудной борьбой мы добились национальной независимости и построили на родной земле самый превосходный социализм - социализм нашего образца, служащий интересам народных масс. Создано подлинно народное общество, социалистический строй, воплощающие в себе идеи чучхе нашей партии, благодаря чему наш народ смог осуществить свое вековое чаяние - освободиться от пут эксплуатации и гнета, жить, как подобает хозяину своей судьбы, высоко держать свое достоинство и честь как самостоятельного народа. Революционное дело, направленное на осуществление самостоятельности народных масс, не кончается при жизни одного поколения. Это дело длительного времени, которое продолжается и завершается на протяжении нескольких поколений. Нами уже сделано многое, но предстоит еще многое сделать. Мы должны завершить дело социализма в северной части страны и объединить расчлененную Родину». (11)

Ким Ир Сен скончался в ночь на 8 июля 1994 года от сердечного приступа. Существуют несколько версий того, какими были его последние часы в этом мире. Согласно северокорейским источникам, он умер в своем рабочем кабинете в Кымсусанском дворце. Вот как описан этот день в официальной биографии: «7 июля, в этот последний день своей великой жизни, Ким Ир Сен работает с большим напряжением, не позволяя себя ни минуты передышки. В тот день он с раннего утра начал работу, жертвуя даже временем прогулки, правил слово за слово документ по вопросу объединения Родины, окончательно обрабатывая его, расписался на нем размашистым почерком: «Ким Ир Сен. 7 июля 1994». А в 10 часов утра он вызвал к себе одного ответственного работника и сказал ему, что по прогнозу погоды будет много дождей и следовало бы пойти на место, чтобы узнать уровень воды и состояние плотины. Потом, осведомившись о погоде во вторую половину дня, он советовал принять чрезвычайные меры по предотвращению разлива рек и водохранилищ. Во второй половине дня, в 3 часа 55 минут, Ким Ир Сен, обращаясь к одному руководящему работнику, анализирует поведение Картера после визита в КНДР и положение в Японии, наказывает продуманно вести дипломатическую деятельность. В 4 часа 9 минут, в 5 часов 25 минут и в 5 часов 37 минут он звонит руководящим работникам соответствующих отраслей и дает им ценные указания, связанные с вопросом энергообеспечения и другими вопросами претворения в жизнь революционной экономической стратегии. В 7 часов 30 минут вечера он, поужинав не более чем за пять минут, снова идет в свой рабочий кабинет и до глубокой ночи целиком отдается делу. Рассматривая документ, он то подчеркивает важнейшие места, то исправляет и вставляет отдельные фразы». (12)

По другим данным, которые приводит в своей книге «Две Кореи: современная история» Дон Обердорфер, Ким умер в горах во время инспекции при подготовке межкорейского саммита. Бывший партизанский командир не считал нужным возить с собой врачей и лекарства. Это, как он считал, показало бы его слабость. И когда у него случился сердечный приступ, помощь не успела вовремя.

После вскрытия сейфа в рабочем кабинете там нашли лишь один листок - фотографию Ким Чака. Весь остальной свой архив Ким отдал в музей, но одно фото оставил себе. А подзорная труба на балконе осталась навсегда наведенной на бюст любимой Ким Чен Сук на кладбище революционеров.

«И Маркс, и Ленин были интеллигентами. Мао Цзэдун тоже интеллигент. Многие из участников революции – интеллигенты (…) Я, конечно, не рабочий, не крестьянин, не интеллигент. По своему социальному положению я революционер. По иному определить нельзя», - говорил Ким незадолго до смерти. Эти слова можно считать его кредо. (13)

Андрей Балканский

1. Ким Ир Сен. Беседа с председателем Рабочей партии – коммунисты Швеции. Сочинения. т. 43 стр. 423-424

2.Горбачев М. Отката к авторитаризму не будет. Новые Известия. 02.03.2006

3.Ким Ир Сен. Об активизации движения за воссоединение Родины среди бывших соотечественников. Сочинения. т. 44 стр. 201

4.Ким Ир Сен. Беседа с делегацией левой демократической партии Эквадора. Сочинения. т. 43 стр. 71-72

5.Ким Ир Сен. О направлении реставрации могилы Тангуна. Сочинения. т.44. стр. 290

6.Ким Ир Сен. О надлежащей реставрации гробницы короля Тонмена. Сочинения. т.41 стр. 418-19

7.Ким Ир Сен. Каждый, принадлежащий к корейской нации, должен все подчинять делу воссоединения Родины. Сочинения. т.44 стр. 459

8.Клинтон Б. Моя жизнь. М., 2008. стр. 661

9.Корея сегодня. N682, июль 94 (2005) года

10.Бердышев Г. Вода вождей когда-то продлила жизнь Брежневу. Аргументы и факты №15. 08.04.2009

11. Ким Ир Сен. Ответы на вопросы корреспондентов американской газеты Вашингтон Таймс. Сочинения. т.44. стр. 418

12.Ким Ир Сен. Биографический очерк. стр. 366

13.Ким Ир Сен. Беседа с делегацией Движение 26 мая Уругвая. Сочинения. т. 44 стр. 92

На фото вверху - Ким Ир Сен с Джимми Картером за несколько недель до смерти

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Эхо истории
ПУБЛИКАЦИИ » Все публикации
15.10.2018 Михаил Трофименков
Общество зрелищ. Фашистские партии плодились, как компартии в начале 1920-х. В 1930-ом они оформились в Дании, Португалии, Швейцарии, Бельгии, Ирландии, Румынии. В 1931-ом – в Бретани («Бретань для бретонцев!»), Нидерландах, Великобритании, Аргентине, Австралии, Перу... Активисты еврейской фашистской партии «Брит Ха Бирионим» (1929) убили умеренного сиониста Арлозорова, тренировались на базе итальянских ВМС и воевали в Эфиопии.

14.10.2018 Юрий Нерсесов
Властители дум. Изучив интервью и книги отмечающего сегодня 80-летие советского детского классика Владислава Крапивина, замечаешь забавнейшие историко-политические кульбиты. Не менее причудливые, чем у младшего тёзки – помощника президента России, поэта и автора романа «Околоноля» Владислава Суркова.

6.10.2018 Михаил Трофименков
Общество зрелищ. Трагедия десятилетия - в отсутствии выбора. Призывать чуму на оба дома – ведь и там, и там расстреливают, как лес вырубают - означает занять сторону чумы. Фашизм – абсолютное зло. Что ж, значит: Сталин - «не человек - деянье, поступок ростом с шар земной» (Пастернак) - обречен на роль абсолютного добра. Несмотря ни на что.

24.9.2018 Юрий Нерсесов
Война и мир. Режим Владимира Путина до недавнего времени выглядел одноглавым. Однако после уничтожения российского самолёта радиолокационной разведки Ил-20 в Сирии у него словно отросли дополнительные бошки. Кажется, столь упрямые и тупые, что грызутся не только с друг с другом, но и сами с собой.

17.9.2018 Николай Коняев
In memoriam. Немного не дожив до 70-летия, скончался председатель Православного общества писателей Петрбурга Николай Коняев. Редакция «АПН Северо-Запад» приносит свои соболезнования друзьям и близким Николая Михайловича и в этот печальный день вновь публикует те мысли, которыми он делился с нами.

11.9.2018 Юрий Нерсесов
Гримасы либерализма. Директор Института национальной памяти Украины Владимир Вятрович объявил Пушкина и Булгакова опасными щупальцами русского мира. Могли ли российские либералы не поддержать киевских побратимов? Конечно, нет! И в Москве знамя Вятровича подхватил фантаст Леонид Каганов.

10.9.2018 Андрей Балканский
Эхо истории. 9 сентября 1948 года на первой сессии ВНС было провозглашено создание Корейской Народно-Демократической Республики. Название страны было предложено представителями советской военной администрации, автором гимна и герба республики стал Ким Ду Бон. Он же был избран председателем Верховного Народного Собрания. Главой кабинета министров КНДР стал Ким Ир Сен.

4.9.2018 Сергей Аксенов
Русская весна. «Сергей, эти умники украли у нас победу! - Написал мне как-то мой товарищ Олег Шаргунов. - Где, бл..дь, все они были: поклонские, аксеновы?» Затем следовали другие злые ругательства. Уральский парень Олег выражался брутально. «Есть такое. Поэтому и надо фиксировать историю», - ответил я тогда.

1.9.2018 Либор Дворжак
Интервью. Не зря же нас называют «нацией Швейков». Чехи действительно, в отличие от венгров и поляков, склонны приспосабливаться. Может, со стороны такое поведение смотрится не слишком героически, но оно помогло нам пережить катаклизмы последнего века с куда меньшими потерями, чем у соседей.

30.8.2018 Борис Костин
Эхо истории. Командующий ВДВ сдерживал себя с трудом. Его солдат на улицах чешских городов поносили на чем свет стоит, разъяренные толпы лезли на десантников с кулаками, забрасывали их камнями, стреляли исподтишка. Захваченные радиостанции, вещавшие на частотах советских войск, исчислялись десятками. Гвардейцы же в ответ только крепче стискивали зубы.