АПН
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Воскресенье, 20 октября 2019 » Расширенный поиск
ПУБЛИКАЦИИ » Версия для печати
Постиндустриальная революция: ленинский подход
2012-01-03 Сергей Родинов
Постиндустриальная революция: ленинский подход

Новогодние праздники не только время новых надежд. Для постоянного автора политических сайтов это ещё и возможность поумничать больше обычного — читатель в сети остаётся самый упёртый, с которым реально выйти на новый уровень понимания происходящих в обществе процессов.

Летом мы остановились на том, что «следует приготовиться, пристегнуть ремни и спокойно ждать выхода на сцену широких народных масс». До первых раскатов революционного грома ждать пришлось полгода. В декабре на улицах оказались обычные люди, их уже на порядок больше чем раньше при максимальном напряжении сил выводила политическая оппозиция.

Революция пришла, а никто не готов. Революция всегда приходит неожиданно — не просто «вдруг», а в момент, когда меньше всего можно её ожидать. Всё потому что люди мыслят шаблонно, а не диалектически: двигателем революции считают политическую оппозицию, что до некоторой степени верно, но не учитывает тот факт, что именно существование сильной вменяемой оппозиции сдерживает режим от полного произвола. Парадоксально, но сильные, умелые действия оппозиции отодвигают наступление революции, а развязка наступает, когда режиму удаётся своих политических противников смять до состояния, которое он считает неопасным в принципе. Тогда диктатура может развернуться во всю ширь своей хамской души, народ же, внезапно получивший плевок в лицо, не задумываясь, даёт сдачи.

В нашем случае эта схема сработала как часы. К ноябрю уходящего года политический протест был сжат до предела: несколько сот лимоновцев дёргались под грудой омоновцев. Народ, в массе своей не испытывающий пока небывалых экономических трудностей, готовился единственным разрешённым путём выразить неосознанное недовольство. Не свергать режим, а всего лишь «протестным» голосованием за допущенные Кремлём партии намекнуть нацлидеру: «Что-то не так, Володь, чувствую». Никакой срочной необходимости тормозить победу системной оппозиции не было. У дедушки Ельцина все те же рожи сидели в Думе большинством и послушно штамповали его законы, принимали бюджет, а если рожали какие-то свои законы, то они просто не выполнялись (как компенсация вкладов). Фальсификация изначально нечестных выборов - жест оборзевших от безнаказанности тварей, для них ответ улицы тоже случился внезапно.

Итак, никто не готов, но революция уже с нами, а, значит, требуется понимание происходящих процессов и программа действий. Конечно, все мы над этим работали, и свой вклад я считаю весомым: если теория «чем меньше дешёвых денег с Запада - тем больше в стране демократии» позволила предсказать приход Перестройки-2, ей можно пользоваться и дальше. Например, чтобы оценить масштаб предстоящих перемен.

Вам нужно больше? Отлично, мне тоже. Позвольте представить готовую схему, с которой выступил уроженец Петербурга, а ныне германскоподданный Евгений Гильбо - «Постиндустриальная революция».

Вообще показателен сам по себе факт возвращения Евгения Витальевича к политической аналитике, на фоне того что выходившая лет пять назад блестящая и острая серия статей «Россия на перепутье» не просто прекратилась, с его сайта исчезли даже вышедшие материалы. Пришлось присмотреться:

«Основным противоречием структуры российского общества, которое является двигателем всего политического процесса сегодня, является противоречие между постиндустриальной классовой структурой общества и военно-феодальной структурой общественных отношений, возникших в период господства экспортно-сырьевой ориентации экономики».

Хорошо, а почему постиндустриальная классовая борьба началась именно сейчас?

«К 2010 году объём свободных денег, зарабатываемых в постиндустриальной сфере, превысит выручку нефтегазовой и других сырьевых отраслей, после чего постиндустриальный уклад неизбежно станет господствующим. Этот прогноз оправдался, и сегодня объём ресурсов в руках постиндустриальных классов по факту превышает объём реальных активов феодальных классов.»

В РФ? Сейчас?! Помилуйте, да где же г-н Гильбо это взял? Согласно его же определению, постиндустриальный уклад есть способ производства, при котором затраты на создание образца превышают затраты на его тиражирование. Страна что-то такое производит, различимое без микроскопа? Программирование, в том числе для заграницы, - когда его экспортная выручка составила недавно 2 млрд. долларов в год, пошли сообщения что фирмы стали искать работников за рубежом, на этом направлении ресурсы страны исчерпаны. 2 ярда зелени тоже немало, только нефтегаз в этом время получает от экспорта на два порядка больше!

Настоящий постиндустриальный класс сейчас составляет десятки тысяч людей, сосредоточенных в больших городах и контролирующих в лучшем случае одну сотую внутреннего продукта. Для революции явно мало.

А много ли было рабочих к 1917 году? Для больших городов их присутствие было заметно, но в массе Россия была крестьянской страной. Однако в ходе революции победила партия, выступавшая от имени почти незаметного рабочего класса - и в результате рабочих стало много, уже больше половины страны. Трескотня насчёт социализма и диктатуры пролетариата прикрывала реальное положение вещей: военная хунта вела страну по пути ускоренной индустриализации в рамках госкапитализма.

Параллели начинают проступать, как и замысел нового Ленина. Давайте пойдём с ним дальше и поищем широкую базу для революции. Постиндустриальный класс если не придираться - что это и кто это? Все взрослые образованные люди минус госслужащие и занятые в индустриальном производстве - это уже десятки миллионов людей, чем они заняты сейчас? Обслуживанием Трубы, полудохлой промышленности и большей частью строительством пирамиды потребительского бума. Огромная масса образованных современных людей сидит на распределении потоков западного бабла, пилит бюджеты и задыхается от невостребованности своих творческих способностей (не всем же быть программистами!)

Конечно, забурлили они не поэтому. Невозможность себя реализовать по-настоящему волновала многих, но нефтяной и кредитный жир путинских лет вполне примирял их с действительностью. Сейчас над благополучием квази-постиндустриального класса мировой кризис занёс топор. Первое что сделал наш «передовой класс» - сходил на выборы оповестить рулевых, что впереди мель. Когда с мостика в ответ донеслась брань, класс протянул руки к штурвалу.

Таким образом, постиндустриальный уклад у нас в зародыше, но есть общество, вполне готовое к его установлению. Так же как в начале 20 века рабочих было немного, но крестьяне не были приколочены к землице гвоздями, большинство их них параллельно было ремесленниками, сезонными рабочими — ибо заниматься сельским хозяйством в России можно в лучшем случае половину года, а во многих местах им и не прожить. То есть крестьянство было готово к принятию индустриального уклада. Движение большевиков к индустриализации они в массе своей (конечно же, не все!) воспринимали как движение к лучшей жизни.

Если с революционными классами выяснили, тогда можно перейти к авангарду класса - революционной партии, вооружённой передовым учением (использована советская коммунистическая риторика, всё ещё характерная для левых, угадайте какие слова пропущены). Какие у нас в наличии партии и какие у них учения?

Недавно в теле-дискуссии с представителем КПРФ Эдуард Лимонов посетовал, что его партия разрабатывает идеологию с нуля, а на коммунистов работали все их великие предшественники, начиная с марксовского «Манифеста». Зюгановцам, правда, это не особо помогает, ведь устаревшие, но не подвергаемые ревизии догмы висят на ногах как гири.

Но у их предшественников-ленинцев всё получилось! Они имели марксизм как стройную, научно выглядевшую и главное победную теорию: «капитализм в своём развитии... тырым-тырым-тырым, поэтому коммунизм неизбежен». Аминь. То, что эта теория была неправильной, победителей уже не смущало.

Много раз отмечалось что «социалистическая революция» по Марксу должна была победить там, где капитализм дошёл до высшей ступени развития. В России получилось строго наоборот. Хорошо как Ленин не следовать догмам, тут Лимонов прав. А вот хорошо ли, тоже как Ленин, иметь стройную, научную, победную, но уже в корне неправильную теорию?

Скажем так, это может быть полезным, но лучше, пока есть время, допилить её до приемлемого состояния. Хомячкам не стоит изображать из себя уже победивший класс, они пока лишь плесень на чужих финансовых потоках. Да, нам нужна постиндустриальная революция, мы к ней готовы, но пока весь наш постиндустриальный уклад - лишь мечта.

Сергей Родинов

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
День грядущий
ПУБЛИКАЦИИ » Все публикации
18.10.2019 Андрей Дмитриев
Правильные выборы. Выборы в МСУ привели к обновлению, омоложению, большей оппозиционности депутатского корпуса и породили необычные конфликты. Самые курьёзные сюжеты – цугцванг с невозможностью избрать глав в «Смольнинском» и «Невском округе», купчинские разборки в «Партии Роста», гей-скандал в «Литейном округе».

16.10.2019 Юрий Нерсесов
Реваншизм. Вместо убранной со Шпалерной улицы мемориальной доски главнокомандующего финской армией и участника блокады Ленинграда маршала Карла Маннергейма, в нашем городе может появиться целый музей. Хочу предложить для него экспонаты, которые отсутствуют в музее Маннергейма в Хельсинки, но без сомнения достойны внимания посетителей.

11.10.2019 От редакции
Новороссия. В последние недели много говорят об урегулировании в Донбассе в соответствии с формулой Штайнмайера. "АПН Северо-Запад" решило поинтересоваться мнением известных людей, защищающих Новороссию с оружием в руках и занимающих при этом независимую от властей ЛДНР политическую позицию.

10.10.2019 Дарья Митина
Интервью. Один из организаторов Форума Сергей Брилёв начал задавать кубинцам вопросы в духе, а не хватит ли вам гнаться за социалистическими революционными мантрами, мол, СССР уже нет, покупайте джинсы, живите как нормальная страна. Ответил ему профессор из Гаваны: "Мы живы благодаря революции и тому, что она сделала для людей".

3.10.2019 Андрей Дмитриев
Полицейское государство. Фигуранты дел о московских протестах Алексей Миняйло и Павел Устинов освобождены. Это признак перемен или игры властей с обществом в кошки-мышки? Разбираемся в ситуации с депутатом Госдумы Сергеем Шаргуновым, внесшим законопроект о смягчении ст. 212 УК РФ за неоднократное участие в несанкционированных акциях.

22.9.2019 Юрий Нерсесов
Эхо истории. Костюшко уже который десяток лет не могут поделить между собой поляки и прозападно настроенные белорусы. И те и другие славят его как борца с Россией, но не могут договориться, за что именно генерал бился. За единую Великую Польшу? Или всё же за присутствие в ней самостийного Великого Княжества Литовского в границах современных Литвы и Белоруссии?

20.9.2019 Юрий Нерсесов
Их нравы. Дело Устинова показало, что для Фёдорова, Клинцевича, Вассермана и журналистов от ФАН отдельный россиянин меньше, чем грязь под ногами. Даже если над кроватью висит портрет Путина с георгиевской ленточкой и часть скромной зарплаты тратится на лекарства для Донецка, будь готов прочесть, что ты американский шпион, наркоман и педофил, тащащий в койку собственных детей.

14.9.2019 Андрей Дмитриев
Credo. Классик отечественной литературы Андрей Платонов, 120 лет со дня рождения которого отмечается в эти дни, в середине 1930-х вдохновлялся личностью наркома путей сообщения Лазаря Кагановича и даже хотел писать о нём роман. Чем привлекал его железный Лазарь и почему замысел не был реализован?

14.9.2019 Ян Рулевский
Интервью. Нельзя забывать и об историческом проклятии Польши – находиться между германским и российским империализмами. Пилсудский хотел устоять перед ними. Россия, красная или белая, представляла опасность для нас, и маршал хотел сделать её поменьше за счёт создания самостоятельных республик. В то время как Путин не хочет независимости соседей. Он желает, чтобы они были как Финляндия при Брежневе, но у Польши другие амбиции.

10.9.2019 Андрей Дмитриев
Правильные выборы. Александр Беглов будет обладать наименьшей легитимностью среди прочих градоначальников Северной столицы за последние 30 лет. Владимир Бортко утопил левые иллюзии. Либеральная оппозиция провалилась с «умным голосованием». Правда ли, что на губернаторских выборах в Петербурге проиграли все?