АПН Северо-Запад АПН Северо-Запад
2019-02-04 Александр Сивов
Гнев и ярость жёлтых жилетов – 5

То, что творилось в Париже в эту субботу, 2 февраля, на так называемом «Акт 12» (двенадцатая суббота протестов), - беспрецедентно. И это при том, что последние три субботы протестных акций происходили относительно спокойно по сравнению со столкновениями 5 января. Но всё по порядку.

Полковник полиции Патрис Рибейро, генеральный секретарь профсоюза полицейский «Объединенные силы офицеров» (Sinergie-Officiers, один их двух их профсоюзов, правого толка) в начале года по RTL-TV (Люксембург) заявил, в частности:

Движение жёлтых жилетов изменило свой характер, люди стали лучше организованы через социальные сети. Появились крошечные группировки крайне левого, но также и крайне правого толка. Они не имеют никаких моральных ограничений по отношению к физическому насилию над полицейскими. Сейчас возникла атмосфера мятежа, благоприятствующая этому. Кроме крайне левых и крайне правых, есть и обычные люди, которые начинают делать вещи, которые они никогда раньше не делали. У них находят тесаки, ножи, приспособления, чтобы ранить или убить. Опасность социальных сетей не в вовлечении экстремистов – они уже там – но в участии просто раздражённых людей, и это заставляет нас бояться худшего, они способны на что угодно.

Об армии. Я много смотрю французских видео с выступлениями отставных генералов и офицеров, читая между строк скупо просачивающуюся информацию. Есть ощущение глубокого недовольства французскими офицерами и, особенно, генералами Эммануэлем Макроном. Тут и дальнейшее урезание бюджета армии, и, особенно, сильнейшее недовольство подписанным в декабре «пакта Марракеш», открывающего дорогу для массированного бесконтрольного переселения во Францию африканцев. Похоже, что любителям конспирологии («кто за этим стоит»), можно ответить, что за движением жёлтых жилетов негласно стоит армия и её генералитет не прочь их руками скинуть президента-выскочку.

Об экономическом положении страны. Много легенд ходит на тему «как они там хорошо живут», как среди россиян, так и даже среди только что туда приехавших. Так вот, официально: среднемесячный доход французского крестьянина – 350 евро. Хорошая доярка белорусского совхоза и зарабатывает больше в абсолютных цифрах, и имеет при этом оплачиваемый отпуск, массу льгот и низкие тамошние цены, у неё также у неё отсутствует головная боль по поводу кредитов и сбыта продукции. Если француз уезжает работать в город, то можно, если сильно повезёт, устроиться на работу с оплатой в несколько раз больше (даже на неквалифицированные работы сегодня берут только молодых, здоровых и с образованием), но до половины доходов придётся платить за жильё. Ещё цифра, специально для курящих: пачка красного Мальборо стоит во Франции ровно семь евро.

О социальной структуре французского общества. Во Франции есть известный финансист и, одновременно, экономист-теоретик правого толка Шарль Гав, сторонник выхода Франции из зоны евро. В своё время он несколько раз встречался и поддерживал дружеские отношения с Милтоном Фридманом, который даже написал предисловие к одной из его книг. Бойкий на язык, много выступает по телевидению. Выдержки из одного его недавнего выступления, воспроизвожу по памяти:

В Париже и центрах ряда крупных городов проживают богатые, бедным там не место из-за стоимости жилья. Богатые мобильны, они могут переехать в любую страну, и им там будет так же хорошо, как и во Франции. Я сам к ним принадлежу.

В радиусе километров двадцать от Парижа и крупных агломераций живёт обслуга богатых, очень часто это эмигранты. Фонды, выделяемые Парижем на развитие провинции, по большей части оседают там. И, наконец, есть традиционная Франция, там живут люди, которые никуда не хотят уезжать, и это половина населения страны. Именно там сейчас закрываются, из экономии, больницы и другие государственные службы. Именно эта французская глубинка стала опорой движения жёлтых жилетов.

Возвращаемся к событиям этой субботы. Накануне, все три наиболее медийно известных лидера жёлтых жилетов - Присциллия Людоски, Эрик Друэ (снова отпущенный после очередного задержания) и Максим Николь (известный также как блогер Fly Rider), выступили с согласованными призывами: «Все – на Париж!».

Шествие в столице, которое я смотрел в режиме прямой трансляции в Интернете, началось как бы мирно, «в память о жертвах и раненых» в предыдущих акциях. Вообще, прямые трансляции акций, жёлтых жилетов наладили теперь все, кому не лень, в эту субботу их уже было, различных, и только в Париже, с десяток. Было много флешмобов и символики насчёт раненых. Однако, возбуждённые гортанные выкрики из толпы не оставляли сомнений: жёлтые жилеты хотят драться. И основная мясорубка началась в конечном пункте демонстрации – огромной площади Республики. Топографию этого места я знаю очень хорошо – рядом находится хостель, где я трижды останавливался по приезду в Париж.

Огромная в середине дня толпа жёлтых жилетов изрядно поредела - на заключительную бойню остались, в основном, крепкие парни и мужики, очень многие из которых надели противогазы для защиты от слезоточивого газа, часть была в масках. Многие были одеты в чёрную или тёмную одежду, без жёлтых жилетов и даже без жёлтых повязок на руке – эта символика, выделявшая протестующих, похоже, теряет своё значение. В эту субботу важен был уже не цвет твоего жилета, а то, готов ли ты драться, или нет.

Несколько медицинских команд эвакуации раненых. Множество журналистов всех мастей, как профессионалов, таки любителей, которые искали лучший ракурс для съёмок, вблизи самого эпицентра побоища. Кое- где флаги сепаратистских движений Корсики и Бретани. Горящие мусорные баки и не только, камни в полицию, ловко подхватывали и метали обратно ещё горящие шашки со слезоточивым газом.

Численность полиции тоже была незначительна, никаких обещанных многих тысяч, якобы брошенных на охрану столицы, я не заметил. Похоже, большинство полицейских, под разными предлогами, уклоняются от выполнения тупых приказов нового министра МВД, ставленника Макрона. Группки полицейских скорее оборонялись, непрерывно жестоко отстреливаясь, чем вытесняли протестующих.

Вообще, зрелище было странное. Вокруг полицейских толпились журналисты, настоящие или липовые, в том числе снимающий на смартфоны, их было не меньше, чем «правоохранителей». Последние, очевидно, получили строгий приказ: «прессу, даже липовую, не трогать и не гонять». Медицинские команды в белых халатах, с белым благом с красным крестом, беспрепятственно эвакуировали раненых сквозь ряды полицейских. Тут же крутились отдельные протестующие в жёлтых жилетах, но одиночек, не в толпе, тоже не трогали. Сквозь толпу и ряды полицейских пробирались случайные прохожие, в том числе и на велосипедах. Видел, как полицейские, отступая, волокли своего, возможно, потерявшего сознание от слезоточивого газа. Я так и не понял смысл всех этих перемещений полиции по площади Республики, центр которой до конца оставался в руках протестующих. С наступлением позднего времени, толпа постепенно разошлась.

Комментарий диктора прямой трансляции: «Такого я в Париже ещё никогда не видел».

Александр Сивов